Accessibility links

Леонид Чамагуа: «На грани исчезновения находится именно абхазский народ»


Проект «Азхара» («Развитие») осуществляет программу поддержки абхазских семей: при рождении третьего ребенка и последующих детей им выплачивается по сто тысяч рублей. С 2020 года проект решением парламента республики передан Министерству по репатриации. Между тем в обществе ведется полемика о том, что материальная поддержка семей по национальному признаку противоречит Конституции, которая утверждает равенство граждан независимо от их национальной принадлежности. Ведь деньги выделяются из бюджета, который формируется налогоплательщиками разных национальностей. Основатель программы «Азхара» депутат Народного Собрания-Парламента Абхазии Леонид Чамагуа рассказал о работе проекта и ответил на вопрос, как его реализация соответствует Конституции Абхазии и что необходимо сделать, чтобы адресная помощь оказывалась всем семьям в Абхазии независимо от национальности.

Елена Заводская: Программа «Азхара» работает уже не первый год. Леонид, поясните, пожалуйста, с чем связана передача ее Министерству по репатриации?

Леонид Чамагуа: Речь идет о том, что программа фонда «Азхара» по многодетным абхазским семьям передана для реализации Министерству по репатриации и демографии. Это связано с экономией бюджетных средств. Когда программа была создана фондом, государство оказывало ему поддержку, помимо этого фонд сам изыскивал средства: с помощью частных вкладов мы набирали определенную часть средств. Но с момента передачи программы министерству заложенные в программу средства перестали в бюджете фигурировать. Министерство по репатриации имеет собственные средства – они не будут наращиваться – и в пределах старых бюджетных средств будет реализовывать эту программу. И если государство оказывало поддержку фонду в размере 20-30 млн рублей, то теперь эти средства в бюджете не планируются. В фонде репатриации определенные средства заложены, а количество репатриантов сокращается, в результате государственный бюджет сэкономил порядка 20-30 млн рублей.

Скачать

Е.З.: В каком году вы создались и скольким семьям вы помогли за это время?

Л.Ч.: Мы начали работу в 2017 году, проработали весь 2017 и 2018 годы, а в 2019 году я уже ушел, и мы передали руководство этой программой Аслану Барциц. Ежегодно мы оплачивали порядка 400-450 семей. Я думаю, что цифра эта перевалила за 1200 семей, которым оказана помощь. Ее получали семьи при рождении третьего ребенка и последующих детей.

Е.З.: И помощь оказывалась только абхазским семьям?

Л.Ч.: Да, это же была общественная инициатива, не государственная. И выплаты производились только абхазским семьям. На грани исчезновения находится именно абхазский народ, а не представители других народов Абхазии. У нас была серьезная подготовительная работа, несколько лет просчитывались варианты и ситуации, мы поняли, что подошли к кризисной черте и точку невозврата могли пройти, поэтому вынуждены были создать этот фонд.

Е.З.: Как формировались средства проекта «Азхара»?

Л.Ч.: На момент начала реализации этой программы мы общались с Министерством соцобеспечения, по их данным, в год таких семей появлялось 200-250, а по факту нашей программы оказалось, что в год обращается порядка 400 семей и более. И суммы, которые мы тогда закладывали, оказались недостаточными. И мы в первый год около 10, может, 12 млн рублей собрали при помощи частных жертвователей. Мы обращались в разные крупные организации, такие как Рицинский национальный парк, Новоафонская пещера, Винзавод, гостиницы «Леон», «Премиум», компания «Аквафон», они все оказывали помощь, пожертвования делали многие. И благодаря тому, что государство часть суммы давало, плюс эти пожертвования, и мы кое-как в первый год сумели покрыть все обращения. Я точно сейчас название закона не помню, но там есть статья, где сказано, что государство может оказывать помощь общественным организациям, всякого рода программам. Там не было нарушения закона, и мы, используя эту статью, обратились к государству, и оно оказало нам помощь. На следующий год мы тоже дополнительно изыскивали возможности, чтобы за счет пожертвований увеличить фонд. Но, честно говоря, денег регулярно не хватало, сейчас только начало ноября 2019 года оплачено, а декабрь не оплачен. Я думаю, что документы кабмин уже должен был подготовить, и они должны с этого года начать выплату по задолженностям – ноябрь-декабрь закрыть, а потом уже по мере обращения оплачивать.

Е.З.: Сколько средств нужно на эту программу в год в среднем?

Л.Ч.: Я думаю, не менее 40 миллионов. Это зависит от количества обращающихся семей.

Е.З.: Вот еще такой вопрос, не могу вам его не задать, потому что его ставят: у нас в Конституции все равны перед законом, независимо от рас и национальностей, – что бы вы ответили на этот аргумент?

Л.Ч.: Если у нас есть частные жертвователи, люди, готовые создать какой-то фонд и оказывать помощь… А что, когда помощь оказывается той или иной диаспорой, представители другой диаспоры обижаются? У нас государство содержит армянские школы, чему я очень рад; у нас в Галском районе есть грузинские школы… А что, у нас в государстве армянский или грузинский языки являются государственными языками или языками межнационального общения? Нет, но мы же стараемся сохранить культуру этих народов, в том числе, и за счет абхазских налогоплательщиков. Это никакое конституционное положение не задевает? У нас есть серьезные выкладки, мы все прекрасно знаем, сколько абхазов сегодня у себя на исторической родине живет, в каком мы положении. Наша нация, по данным международных организаций, считается исчезающей. По-моему, тут все на поверхности, ничем это никого не ущемляет. Если у нашего государства будут возможности или представители диаспор изъявят желание сотрудничать, то мы с удовольствием расширим круг получателей, включая всех граждан Абхазии. Но, к сожалению, мы обращались в свое время и говорили, что мы с возможным улучшением экономической ситуации в Абхазии планируем это реализовать, и надеемся, что нас поддержат представители бизнеса – не этнические абхазы, – русские, армяне, но никто не отреагировал. Т.е. кто запрещает эту инициативу дальше продолжить в этом русле?

Е.З.: Но сейчас, как я понимаю, это будут только бюджетные деньги?

Л.Ч.: Это будут деньги Фонда репатриации, т.е. не дополнительные средства, а средства, которые уже заложены на репатриацию, на репатриантов. А кто запрещает? Есть определенные счета, если кто-то из бизнесменов или диаспора, допустим, московская или еще какая-то захочет оказать помощь, я не вижу здесь никаких затруднений.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG