Accessibility links

Тупиковая Грузия


Тенгиз Аблотия

Оторвемся на минутку от Украины, и посмотрим внутрь – что происходит в Грузии?

А происходит все то, что происходило в последние 9 лет, после 2012 года – стагнация, глухой застой, когда в стране возникает стойкое ощущение непроветриваемой комнаты.. Вроде бы особого регресса нет, но на каждом направлении, в каждом секторе есть как минимум, небольшое отступление назад.. А рост, если он и есть, то лишь в тех направлениях, вектор которым был задан еще при прошлой власти – в частности, в экономике это туризм, строительство, транзит, реэкспорт автомобилей, ну вот, пожалуй, и все.

Сейчас это очевидно практически всем, включая более или менее трезвомыслящих сторонников власти – из той категории, которая «мне не нравится «Мечта», они идиоты и сволочи, но все остальные – хуже». Нет, конечно, есть определенная категория блаженно-верующих адептов секты святого Бореньки, но мы сейчас говорим о людях более или менее здоровых…Недовольство властью – массовое, и об этом красноречиво свидетельствуют итоги любых выборов, которые «Грузинская мечта» выигрывает примерно с 5%-ным преимуществом.

Но вот парадокс – недовольство большое, но никаких поползновений в сторону улучшения ситуации нет и не видно. Стагнация осложняется очевидным тупиком – несогласная часть общества фактически утратила все рычаги влияния на власть – на выборы особой надежды нет - власть, используя админресурс, подкуп, запугивание, церковь, и криминалов, в последний момент всегда побеждает.

please wait

No media source currently available

0:00 0:06:55 0:00

А главная надежда грузин на лучшее будущее, место, где традиционно решались главные вопросы – улица – застыла. Нация, которая всего 10 лет назад была готова протестовать из-за сущих мелочей (по нынешним меркам), застыла во всеобщей глухой апатии. Всем на все плевать, сопереживание чужой беде, готовность сопротивляться несправедливости – сегодня на нуле.

Ну то есть, не то чтобы улица совсем выдохлась – нет конечно, в Грузии все еще регулярно проводятся масштабные митинги, по 25-30 тыс. человек, а это для страны с населением в 3, 5 млн. человек – довольно внушительное количество. Но уличная активность больше не выполняет ту сакральную роль, которая на нее возлагалась все последние 30 лет – влияние на принятие решение.

В сегодняшнем формате митинг оппозиции – это собрались, поговорили, послушали ораторов, разошлись, на следующий день пришли в 2 раза меньше, потом в 3 раза, а потом вы стоите на улице и жжете глаголом в пустоту. Вокруг вас спокойно ездят машины, ибо вас слишком мало, чтоб перекрыть автомобильное движение..

Все неравнодушные жители Грузии, которые понимают, что в наше время надо бежать вперед для того, чтоб хотя бы стоять на одном месте, постоянно задают вопрос – что случилось? Куда подевалась политически активная, пассионарная Грузия? Кто это такие, что за новая порода грузин, которым наплевать на любые издевательства со стороны власти, откуда они взялись?

Предлагаемые ответы носят сугубо тактический характер, и нередко они просто неверные. Например, «все боятся возвращения Миши». На самом же деле, степень ненависти к Саакашвили значительно преувеличена – да, многие его ненавидят, но многие, боготворят, даже слишком рьяно. Его партия в выборах стабильно получает в среднем 28-30%, а вся оппозиция вместе взятая вполне могла бы победить «Мечту», если б та не играла в шахматы по правилам бокса.

Но самое главное в том, что на улицу массово не выходит даже идейные сторонники оппозиции, для которых Боренька однозначно – большее зло, чем Миша.

Есть и социо-демографические объяснения – дело в том, что в последние годы в Грузии уже сформировалась определенная структура общества, со своими категориями и прослойками. Если грубо – то это средний класс и люмпен-пролетариат.

Средний класс более или менее устроен в жизни, среди его представителей минимальный уровень безработицы, высокий показатель занятости. Им не нравится власть, они голосуют против нее, но у них нет желания и мотивации бороться против нее на улице. Люмпены напротив – прозябают в нищете, среди них самый высокий уровень безработицы (безделья), самые острые социальные проблемы. Но люмпен преимущественно туп, и неспособен на организованные действия.

Соответственно, получаются своеобразные ножницы – средний класс может устроить восстание, но не имеет к этому личных мотивов, плебс напротив – имеет личные мотивы, но он слишком глуп для того, чтоб собраться ради чего-то стоящего.

Однако и это – очень важная, но тактическая составляющая проблемы, которая никак не объясняет ее суть. А суть состоит в следующем – ныне действующая в Грузии политическая культура себя полностью изжила.

Что такое политика в Грузии? Это правящая партия-государство, 20 мелких и 2-3 относительно крупных оппозиционных партий, которые постоянно то грызутся, то сотрудничают. Потом идут на выборы 10-ю полками, в итоге голоса оппозиционеров рассеиваются, и власть побеждает.

В этой системе важнейшее место на протяжении десятилетий занимал митинг – не средство выражение протеста, как в развитых странах, а механизм принятия решений. Грузинский митинг – это не «собрались и высказали протест», а «заканчиваем эту власть сегодня, здесь и сейчас».

Так вот, именно эта модель политики уже не работает – разношерстность оппозиции стала ее родовым проклятием, которая всегда мешает ей добрать нужные для победы, каких-то 4-5%, а митинг, как средство смены власти – бездействует.

Самые железобетонные оппозиционеры не могут смириться с этой новой реальностью, и продолжают настаивать на том, что «надо вывести 100 000 человек, перекрыть дороги, объявить всеобщее неповиновение», не понимая однако, что на улице уже давно не 2003 год. Такие методы хороши для несостоявшихся, слабых государств, неспособных себя защитить, а нынешняя власть, хоть и слаба в том, что касается нужд страны, но для защиты себя пойдет на любую мерзость, которая нормальным людям даже не приснится.

На самом же деле смена власти с улицы невозможная задача в условиях существования более или менее устойчивого государства – вспомните период Саакашвили – против него на улицу выходили стадионами, однако толку от этого никакого не было, и ушел он из власти совсем другим путем.

Схожая ситуация и в экономике – нынешняя модель, основанная на туризме, реэкспорте автомобилей и производстве ферросплавов – не работает. Можно вкладывать в нее новые миллионы, придумывать различные государственные программы, но – бесполезно. Как и в случае с политикой – нужны новые реформы, нужно идти вглубь, продавать аграрные земли иностранцам, стимулировать крупные инвестиции и развивать индустрию – увы, делать сегодня это некому.

Весь трагизм ситуации же в том, что старая система себя изжила, а новая пока так и не появилась. Грузинское общество мечется из стороны в стороны, пытаясь ответить на вопрос «что делать», но пока ничего не находит. Когда найдет, и что это будет – сегодня прогнозировать невозможно.

А значит и стагнирующе-унылая «мечтательская» Грузия – еще долго будет рядом с нами.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

  • 16x9 Image

    Тенгиз Аблотия

    Родился в 1970 году, до 17 лет жил в Сухуми. С 1989 года учился на факультете журналистики в Тбилисском государственном университете.

    В 1990 году начал профессиональную деятельность в информационном агентстве «Ипринда». Впоследствии сотрудничал с «Радио России», Русской службой BBC, грузинским агентством бизнес-новостей GBC-news, телеканалом «ПИК», бизнес-радио «Коммерсант», и многими другими.

    Является блогером «Эхо Кавказа» с июня 2010 года.

XS
SM
MD
LG