Accessibility links

Леван Абашидзе: «Я думаю, что Собор не станет катализатором большого раскола»


Грузинский теолог Леван Абашидзе

Грузинский теолог Леван Абашидзе

ПРАГА---Сегодня Грузинская православная церковь объявила о своем решении отказаться от участия во Всеправославном соборе, который планировалось провести на греческом острове Крит с 16 по 27 июня. О том, почему Синод ГПЦ принял такое решение и к чему может привести неучастие ряда церквей в Соборе, нам рассказал грузинский теолог Леван Абашидзе.

Дэмис Поландов: Грузинская православная церковь отказалась от участия во Всеправославном соборе. Соответствующее решение было принято сегодня Священным синодом Грузинской православной церкви единогласно. До этого аналогичное решение приняли Болгарская церковь, Сербская, были возражения у Антиохийской церкви. РПЦ пока не приняла окончательного решения, но сегодня стало известно, что представитель Русской церкви не поехал на составление послания Всеправославного собора. Скажите, что объединяет все эти церкви, которые выступают против проведения Всеправославного собора, в чем их главное опасение?

Леван Абашидзе: Объединяет то, что они делают попытки помешать Собору. Конечно, мы можем предполагать, что, возможно, за всеми этими церквями стоит какой-то единый план, который идет откуда-то, но, по крайней мере, на поверхности это разные причины. Странно то, что, несмотря на длительную подготовку к Собору, которая шла свыше 50 лет, и когда она вышла на финишную прямую, появляются такие разногласия. Все вопросы ведь были согласованы, иначе не было бы назначено определенной даты этого Собора и т.д. Все эти церкви после того, как они сами приняли участие в окончательном подготовительном Соборе в январе, согласились со всеми документами, за малым исключением, когда Грузинская церковь возражала против одного документа, после этого появляется такой парад возражений.

Дэмис Поландов: Но в основном, Леван, используется такая аргументация, я бы сказал, даже фундаменталистского толка, например, возражения, которые выдвигаются, направлены против экуменизма... Можно ли сказать, что церковные фундаменталисты выступают против Собора, а церковные либералы выступают «за»?

Леван Абашидзе: Я абсолютно с вами согласен, возражения именно по тем пунктам, где более фундаменталистская консервативная позиция Грузинской церкви противопоставляется Собору. Но это относится к Грузинской церкви – у других церквей, насколько я знаю, какие-то другие возражения.

Дэмис Поландов: У Болгарской церкви тоже были такие вопросы, которые касались и католиков, например, т.е. тоже такая, фундаменталистская позиция. Есть еще одно общее, которое я бы выделил. У всех церквей, которые в данном случае выступили против Собора, есть какие-то территориальные проблемы – у РПЦ это Украина, у Сербской церкви проблемы с Македонией, у Грузинской церкви – с Абхазией и Южной Осетией... Может ли это быть причиной нежелания обсуждать какие-то такие вопросы на всеправославном уровне?

Леван Абашидзе: Знаете, нельзя это все объединять. В случае Грузинской церкви, например, можно сказать, что такой проблемы практически нет, потому что никто не собирается признавать пока что абхазскую или югоосетинскую территорию вне грузинской церковной юрисдикции. Я бы не стал все это объединять. Здесь объединяет их то, что сам этот Собор – это инициатива Вселенского патриарха, т.е. Константинопольского патриарха. Поэтому успех этого Собора в первую очередь был бы большим успехом именно Константинопольского патриарха и укрепил бы позицию и авторитет Вселенского патриарха. Мы знаем традиционную борьбу за лидерство между Константинопольским патриархатом и Московским патриархатом. Но в случае Грузинской церкви – это тяжелый случай фундаментализма. Вы совершенно правы, и я подтверждаю это в случае Грузинской церкви, что также связано со слабой теологической школой. Грузинская церковь говорит, что «это надо сформулировать вот так", что надо поменять эти документы в последнюю минуту»... я бы сказал, что Грузинская церковь много на себя берет, когда поправляет готовый документ, над которым работали многие богословы и ведущие церкви.

Дэмис Поландов: Константинопольский патриарх уже заявил, что Собор все равно пройдет, и он надеется, что церкви, которые не хотят в нем участвовать, все-таки присоединятся. Там была такая формулировка, что решения этого Всеправославного собора будут обязательны для всех. Нет ли здесь некоего предвестника раскола в православной среде вообще. Если Собор состоится в таком сокращенном формате, что это будет значить для мирового православия?

Леван Абашидзе: Это очень хороший вопрос. Я бы хотел вернуться к Грузинской православной церкви. Сегодня как раз было заседание синода, пока не опубликован документ, но у нас есть интервью, и в этих интервью они, конечно же, сбиваются, противоречат друг другу. Но основная линия – Грузинская церковь говорит, что было соглашение о том, что все решения будут приниматься консенсусом. Что значит консенсусом? Значит, все должны согласиться, каждая церковь имеет право на вето. И этим вето Грузинская церковь очень грубо в последние месяцы злоупотребляла, я бы так сказал. И когда узнали, что, несмотря на возражения все эти документы, скорее всего, будут приняты, все равно состоится Собор и Грузинская церковь не получила никакого ответа на свои письма с этими поправками и возражениями, они и выдвинули этот аргумент: «вы нарушаете этот принцип, поэтому мы не будем участвовать». Если исторически смотреть – не всегда все епископы принимали участие во Вселенских соборах, бывали случаи, когда какая-то часть епископов не присутствовала, но Церковь в целом потом принимала решение Собора. Я сам более оптимистичен, потому что, несмотря на все расколы и все новораскольнические православные церкви, основные автокефальные церкви все-таки сохраняют единство, и я думаю, что Собор не станет таким катализатором большого раскола.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG