Accessibility links

Настоящий переворот в Турции – это не военный бунт в ночь с 15 на 16 июля, но, скорее, то, что президент Эрдоган делает в ответ на него. Его действия могут серьезно изменить обстановку в регионе в крайне негативном для Грузии направлении. Но это далеко не предрешено.

Я не сторонник домыслов о том, что Эрдоган сам же и организовал выступление военных, чтобы заиметь предлог для последующих действий; исторические события обычно не настолько логичны. Гораздо более убедительно квалифицировал значение незадачливой вылазки военных сам президент: она была «подарком от Аллаха». Эрдоган вдруг получил карт-бланш, который собирается использовать по полной.

Но чего он хочет достичь на самом деле и насколько далеко он пойдет? Знает ли это он сам? Вопросов гораздо больше, чем ответов.

Одно не вызывает сомнений: Эрдоган хочет окончательно разделаться с «параллельным государством» своего бывшего союзника Фетхуллаха Гюлена и при этом не слишком беспокоится о соблюдении демократических приличий. Видно, он считает именно Гюлена своим самым опасным противником. Первое впечатление (в том числе и мое) было таким, что Эрдоган объявил Гюлена организатором переворота потому, что и так хотел разделаться с сетью его сторонников, или просто Гюлен мерещится ему за каждым кустом.

Но публикации аналитиков, которых трудно обвинить в прислужничестве турецкому правительству, заставляют предполагать, что представления о гюленовском «параллельном государстве» могут иметь под собой вполне реальные основания. По их данным, Гюлен еще задолго до прихода Эрдогана к власти начал внедрять в государственные структуры (включая армию, полицию, суды, дипкорпус и т.д.) своих сторонников; столь систематические усилия могли иметь целью лишь завоевание государственной власти или оказание на нее серьезного влияния. Если это так, Гюлен мог быть и вдохновителем отчаянной вылазки военных: переворот давал единственный шанс предупредить очередную чистку государственного аппарата от его сторонников, которую Эрдоган собирался произвести в ближайшее время.

Все это никак не означает, что десятки тысяч людей, составлявшие сеть ставленников Гюлена, были как-то связаны с переворотом и есть правовые основания их преследовать. В любом случае действия Эрдогана укрепляют его авторитарное правление и не выдерживают критики с позиции прав человека. Но как бы не относиться к Эрдогану, успех военных, скорее всего, принес бы Турции еще более драматические последствия. Нет никаких оснований предполагать, что в случае победы военные – являются ли они людьми Гюлена или нет – оказались бы бóльшими демократами. Скорее, Эрдоган и Гюлен, две альтернативные версии сравнительно умеренного политического исламизма, – два сапога пара. Чистка гюленистов сделает Турцию еще более авторитарной страной, но сама по себе не принесет серьезных изменений для региона.

Для Грузии и для региона в целом главное другое: замыслил ли разгневавшийся на Запад Эрдоган существенно изменить геополитический вектор своей политики? Некоторые комментаторы упоминают даже возможность выхода Турции из НАТО.

Основания для опасений такого рода есть. Жесткие антизападные высказывания Эрдогана и его людей могут отражать реальную паранойю, что американцы тайно поддерживали бунтовщиков, а также искреннее непонимание, почему европейцы пекутся о каких-то правах человека, когда ясно, что Гюлен – плохой. Очередное сближение с Путиным может быть средством наказать американцев и европейцев или продиктовано стремлением получить психологический комфорт от общения с человеком, который его лучше поймет.

Но при всем этом Эрдоган остается прагматичным политиком, который умело раздувает массовую истерию, но потом делает то, что считает нужным: например, то публично ругается с Израилем или Россией, то опять мирится с ними. Совершенно необязательно, что политический расчет приведет турецкого лидера к фундаментальному разрыву отношений с Европой и НАТО. Выстроенные десятилетиями союзнические отношения принесли Турции слишком много благ как в политическом, так и экономическом отношении, чтобы ими просто так бросаться. Сближение с Путиным может означать переосмысление геополитической роли Турции, но может быть и тактическим шантажом Запада.

Демократический мир не может трактовать происшедшее в Турции положительно: скорее, попытка переворота была подарком от шайтана. Но главное – степень принесенного вреда, которая еще не определена.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG