Accessibility links

Арда Инал-Ипа: «Я не думаю, что поддержка одной из сторон конфликта в интересах России»


Директор сухумского Института гуманитарных проблем Арда Инал-Ипа

Директор сухумского Института гуманитарных проблем Арда Инал-Ипа

ПРАГА---В рубрике «Гость недели» разбираемся в перипетиях скандала, который связан с публикацией российского информационного агентства «Спутник». В ней утверждалось, что иеродиакон Священной митрополии Абхазии Давид Сарсания лишен российского гражданства из-за обладания гражданством Грузии. Почему это произошло именно сейчас и означает ли это, что в формально церковный конфликт открыто вовлекаются государственные структуры? Гость недели –​ директор сухумского Института гуманитарных проблем Арда Инал-Ипа.

Вадим Дубнов: Арда, давайте начнем с формальной стороны. Как вообще может быть сейчас у гражданина Абхазии грузинское гражданство?

Арда Инал-Ипа: По нашему законодательству, если гражданин или житель Абхазии является этническим абхазом, то в какой бы стране он ни жил, он как бы по рождению является гражданином Абхазии. Если это Турция, то он может быть одновременно турецким гражданином и абхазским гражданином. Допустим, многие батумские абхазы, которые проживают в Аджарии, в современной Грузии, с которой у нас конфликт, совершенно законным образом обладают и абхазским, и грузинским гражданством. Вот есть такие случаи.

Вадим Дубнов: А абхазы в Абхазии?

Арда Инал-Ипа: Абхазы в Абхазии, конечно, не могут иметь грузинское гражданство – они проживают в Абхазии, и с этой страной (Грузией) не разрешен конфликт, так что это как бы незаконно. Здесь просто надо решать, наверное, какое выбирать гражданство, допустим, для представителей других национальностей. Я не знаю уголовного законодательства, которое преследует по этому поводу.

Вадим Дубнов: Господин Сарсания обладает грузинским гражданством на каком основании?

Арда Инал-Ипа: Я вообще ничего не знаю об этом, просто прочла заметку в «Спутнике», который ссылается на слова заместителя прокурора города Сочи, причем там упоминается церковное имя отца Давида, а не его гражданские данные, поэтому у меня очень много сомнений по поводу этой информации. Вообще, это выглядит несколько мелко и недостойно. Вполне возможно, что это просто такие досужие размышления по поводу того, что отец Давид когда-то был по наказу своего духовного отца и наставника из Москвы отправлен в Грузию, думая, что он таким образом может помочь решению абхазского церковного вопроса. Но тут же, естественно, натолкнулся на сопротивление, и там продолжает оставаться под церковным судом – его дело до сих пор не завершено, что фактически блокирует его церковную карьеру, продвижение по церковной службе.

Много раз отец Давид говорил о том, что сожалеет об этом решении, когда он был молодым, и признавался в этом, и говорил совершенно открыто, вплоть до публичного разговора на церковном собрании. Много раз человек говорил об этом, что сожалеет. Я думаю, что в связи с этой информацией у кого-то возникли, видимо, мысли: «а вдруг он там взял гражданство грузинское», потому что никаких достоверных данных эта заметка не предоставляет. Тем более, без автора. Повторю, что все это выглядит очень некрасиво, учитывая то, как отец Давид служит сейчас в Абхазии, какую пользу он приносит, работая с молодежью, в каком состоянии он держит Новоафонский монастырь. Все это очень недостойно, к сожалению, – такого рода нападки на Священную абхазскую митрополию.

Вадим Дубнов: Арда, противостояние вокруг Священной митрополии шло до этого все-таки в рамках (хотя бы формально) внутрицерковной полемики. Означает ли этот выпад, что российские госструктуры вовлекаются в этот конфликт?

Арда Инал-Ипа: Не хотелось бы так думать, особенно после того, как вышла очень серьезная статья Вадима Муханова – старшего научного сотрудника, кандидата (исторических) наук Института международных исследований МГИМО. Впервые, пожалуй, в российской научной прессе появляется серьезное исследование о состоянии церковной жизни, церковного вопроса в Абхазии, где дается совершенно объективная картина. Мы с большой надеждой восприняли эту работу, потому что подумали, что многие чиновники, которым по долгу службы приходится заниматься абхазским вопросом, в том числе, и церковными проблемами, обращаясь уже не к абхазским источникам, а к российским, и очень уважаемой структуре и уважаемому ученому, будут больше ориентироваться на реальную информацию. Поэтому такой вброс – может быть, это все-таки последствия какой-то внутренней борьбы опять же.

Вадим Дубнов: Внутренней абхазской борьбы?

Арда Инал-Ипа: Да, внутриабхазской, потому что все-таки это «Спутник», который находится здесь. Да, это российский ресурс, но работают там в основном жители и граждане Абхазии со своими предпочтениями, родственными связями и т.д. Во всяком случае, я большую важность придаю этой статье Вадима Муханова, о которой я вам сказала, и мне кажется, что все-таки люди, которые курируют Абхазию, должны прислушиваться к мнению серьезных ученых.

Вадим Дубнов: Но ведь обе стороны – по крайней мере, одна сторона, – те, кто противостоит Священной митрополии, – довольно открыто апеллируют к Москве в этой полемике, и рано или поздно такая политизация должна была случиться. Или это просто какое-то абсолютно летнее сиюминутное явление, по-вашему?

Арда Инал-Ипа: Нет, это, конечно, не летнее сиюминутное явление, это в струе такой борьбы со Священной абхазской митрополией, но оценки и отношение к митрополии все-таки строятся на той информации, которая идет отсюда. Мы знаем огромное количество и писем, и доносов, и клеветы, которая шла. Мне кажется, кто не очень разбирается во внутренней кухне, часто принимали эту информацию за чистую монету. Есть здесь, конечно, и другие мотивы, но я не думаю, – более того, убеждена, что участие на одной стороне в этом церковном споре в интересах России или даже РПЦ, я так не считаю. Кстати, Вадим Муханов именно об этом и говорит, что имевшая место позиция в предыдущие годы, когда поддерживалась одна сторона конфликта, не учитывая внутренние настроения, поддержку общественности, авторитет тех и других, он считает, что это был неверный подход. Я надеюсь, что к его мнению прислушаются. Мы тоже всегда говорили о том, что здесь необходимо очень сдержанное, равноудаленное отношение, потому что вопрос очень деликатный, чувствительный, который имеет очень большое значение и для внутреннего согласия, и вообще для укрепления православия в Абхазии, что, мне кажется, в интересах и Абхазии, и России.

Вадим Дубнов: Но не кажется ли вам значимым направление удара, который избрали противники Священной митрополии? И эта линия фронта проходит теперь достаточно однозначно: Священную митрополию отправляют куда-то на Майдан, ее выдают за некую антироссийскую структуру. Какие это может иметь последствия для дальнейшего противостояния?

Арда Инал-Ипа: Знаете, это настолько далеко от действительности. Это, мне кажется, не для противостояния будет иметь дальнейшие последствия, а повлияет на отношение к тем, кто вбрасывает подобные идеи. Здесь действительно я вижу, что какое-то терпение и понимание в этом отношении истекает в абхазском обществе. Потому что называть белое черным, один раз это может быть ошибкой, но когда это продолжается и когда пытаются внушать это людям, которые сами прекрасно видят, кто есть кто и кто чем живет и дышит, то это, мне кажется, в долгосрочном плане не достигает той цели, которую, может быть, хотели достичь. Напротив, здесь идет уже дискредитация тех людей, которые распространяют подобную дезинформацию.

Вадим Дубнов: Под дискредитируемыми вы имеете в виду только абхазских политиков или их, скажем так, московских контрагентов?

Арда Инал-Ипа: Да, не только абхазских политиков, но и московских контрагентов. Мы наблюдаем, что люди, которые непосредственно занимаются Абхазией, часто приезжают очень «свежими», не знающими ни истории, ни внутренней ситуации, ни контекста, но когда они начинают разбираться, когда у них уже создаются свои собственные впечатления, оценки, когда они уже не так наивно и непосредственно могут воспринимать чью-то необъективную информацию, к сожалению, их начинают менять на новых людей. Вот это как-то совсем не понятно. Такое ощущение, что нет заинтересованности в том, чтобы с Абхазией плотно работали люди, которые достаточно хорошо знают контекст и людей, общество.

Вадим Дубнов: Нет ли у вас ощущения, что противостоящая вам сторона апеллирует в Москве именно к тем, кто как раз плотно занимается Абхазией и является силой, принимающей решения в отношениях Москвы и Сухуми?

Арда Инал-Ипа: Я настолько мало знаю эту кухню. Я просто вижу эти результаты, которые иногда меня просто возмущают, и не могу молчать. Но, к сожалению, на кого именно они выходят и в каком слое, в какой среде получают поддержку, мне совершенно не известно. Я очень надеюсь, что есть и другие люди, которые видят как-то дальше, в более долгосрочном плане оценивают российско-абхазские отношения и не делают ставку на одностороннюю поддержку какого-то конфликта в Абхазии, а несколько ориентированы на более стабильные, ровные и конструктивные отношения с общественностью, даже если она иногда разделена на какие-то разные позиции и конфликты.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG