Accessibility links

Дмитрий Айба оставлен под стражей


1 октября восемь сотрудников драндского СИЗО были задержаны, суд вынес решение об избрании им меры пресечения в виде заключения под стражу

1 октября восемь сотрудников драндского СИЗО были задержаны, суд вынес решение об избрании им меры пресечения в виде заключения под стражу

В ночь на первое октября 2016 года из драндского следственного изолятора сбежали трое заключенных, осужденных на длительные сроки за совершение особо тяжких преступлений. В этот же день восемь сотрудников СИЗО были задержаны, им предъявили обвинения, и Гульрипшский городской суд вынес решение об избрании им меры пресечения в виде заключения под стражу. Сегодня Верховный суд Абхазии рассмотрел кассационную жалобу адвоката одного из подозреваемых – начальника по режиму и охране СИЗО Дмитрия Айба, на избрание меры пресечения и оставил решение суда в силе.

Рассмотрение кассационной жалобы в Верховном суде началось с выступления адвоката подозреваемого Дмитрия Айба – Инги Габелая. Она считает решение суда необоснованным и требует его отменить. В своем выступлении Инга Габелая привела следующие доводы:

«Почему суд не обратил внимания на то, что данное дело было поручено в производство стажеру-следователю, ведь известно, что уголовно-процессуальное законодательство предусматривает четких участников уголовного судопроизводства, в частности, нет такой должности, как стажер-следователь? Это противоречит и уголовно-процессуальному законодательству, и противоречит закону о прокуратуре, а именно статье 15, где четко указываются и прописываются должности, какие действуют в прокуратурах районов и городов. Стажер становится прокурором или следователем после принесения присяги, и после принесения присяги он может осуществлять следственную работу. С кем мы имеем дело? Мы имеем дело со стажером? Предварительное расследование было поручено следственной группе под руководством стажера? Где такое видано? Это лицо некомпетентное, это лицо не имело права обращаться не только с таким ходатайством, оно не имело права ни один документ заполнять».

Габелая указала на то, что стажер-следователь Сафарян нарушил сроки предъявления обвинения. У Дмитрия Айба в процессе статус подозреваемого, а в соответствии с законом в этом статусе избрание такой меры пресечения, как заключение под стражу, предусматривается только в исключительных случаях. Она напомнила суду, что Дмитрий Айба с первых минут сотрудничал со следствием, сам принес и передал следователям записи камер видеонаблюдения. Протоколы его допроса занимают несколько страниц, на каждый вопрос он давал развернутые и детализованные ответы, а когда ему предъявили обвинение в халатности и злоупотреблении должностными обязанностями, самостоятельно явился в изолятор временного содержания МВД РА. Майор Дмитрий Айба никогда не был судим, он более пятнадцати лет является сотрудником МВД, и в его поддержку было написано письмо, под которым подписались 80 сотрудников МВД.

Адвокат сообщила суду о том, что сбежавший преступник Бачуки Латария уже совершал побег и не должен был находиться в драндском СИЗО, так как там нет необходимых условий для его охраны и обеспечения соответствующего режима его содержания. Она утверждает, что с момента вступления в должность нового министра Аслана Кобахия на его имя трижды направлялись об этом рапорты, однако никакие меры приняты не были, и эти рапорты не приобщены к делу.

Инга Габелая считает, что у суда не было оснований считать, что ее подзащитный может скрыться от следствия или будет оказывать давление на участников судопроизводства. А тяжесть статьи, которая предъявляется подозреваемому, не может служить основанием для заключения его под стражу.

Прокурор Даур Амичба не согласился с мнением адвоката и сказал:

«Стажер-следователь, согласно закону о прокуратуре, является должностным лицом и наделен всеми полномочиями, предоставляемыми законом, за исключением ношения огнестрельного оружия. Данное ходатайство было подписано, согласовано и направлено прокурором Гульрипшского района. Что касается компетенции или некомпетенции данного следователя, этот вопрос должен решаться путем ходатайства об отстранении данного следователя в адрес прокурора, если подсудимый или его защита считают, что он некомпетентен. Он осуществляет свои полномочия в соответствии с законом о прокуратуре, и никакого противоречия в этом нет. В настоящее время поступило ходатайство, что Айба подозревается в совершении тяжкого преступления. Статья, по которой обвиняется Айба, предусматривает наказание до 10 лет лишения свободы, что дает основания органу предварительного следствия полагать, что, находясь на свободе, он скроется от суда и следствия».

Прокурор Амичба считает, что за долгие годы работы в МВД у Айба сложился широкий круг лиц, готовых оказать ему поддержку, и неправильно говорить о том, что он не может иметь возможности оказывать давление на следствие и участников процесса.

Прокурор уверен, что материалы дела свидетельствуют о причастности Дмитрия Айба к совершению преступления. В частности, при осмотре территории СИЗО были обнаружены такие запрещенные предметы, как багор, двери тюрьмы были открыты, и Айба не проконтролировал это. Во время его дежурства в СИЗО были допущены три неустановленных лица, которые находились там в течение двух часов.

Отвечая на последнее обвинение, адвокат Габелая сообщила, что в тюрьму были допущены медсестра и двое сопровождавших ее людей. В тюрьме содержится «смотрящий», у которого серьезные проблемы с ногами, и медсестра регулярно навещает его, делает перевязки и уколы. Он является родственником начальника милиции общественной безопасности Рауля Смыр, и по его устному распоряжению охрана СИЗО пропускает медработницу.

Дмитрий Айба рассказал суду следующее:

«На самом деле с 2002 года я работаю в органах, работаю, многие могут сказать, по чести и совести. Почему стажер-следователь занимается моим делом? Я думаю, что я за срок своей службы заслужил, чтобы более серьезный человек занимался моим делом. Даже элементарно тот, кто занимался осмотром на месте, везде прописывается, что побег был совершен из комнаты для свиданий. Я могу точно сказать, что, если бы люди совершили побег из комнаты для свиданий, они бы попали прямо во внутренний двор режимного корпуса, то есть элементарно люди не удостоверились, где это было и как это было, из чего можно сделать вывод, что многие вещи на самом деле неправильно изложены, не соответствуют действительности. За целый день у меня была возможность не то что куда-то отъехать, а скрыться вообще, но это мне не нужно. Я, наверное, в этом зале суда самый заинтересованный человек в раскрытии этого преступления и поимке сбежавших преступников».

Выслушав все стороны, суд вынес вердикт: меру пресечения в виде заключения под стражу подозреваемому Дмитрию Айба оставить без изменения.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG