Accessibility links

Прокуратура Грузии – 50 оттенков прозрачности


Следственное ведомство не раз становилось объектом критики как со стороны неправительственного сектора, так и политической оппозиции

Следственное ведомство не раз становилось объектом критики как со стороны неправительственного сектора, так и политической оппозиции

Главный прокурор Грузии отчитался перед Прокурорским советом – органом, призванным осуществлять независимый контроль над следственной структурой. Ираклий Шотадзе, по его собственным словам, представил детальный отчет о деятельности своего ведомства за прошедший год. Это, по мнению Главного прокурора, полностью опровергает заявления ряда НПО о том, что реформа прокуратуры носит по большей части косметический характер и ведомство является одной из самых непрозрачных структур.

Первый после начала реформирования прокуратуры годовой отчет главы ведомства привлек внимание грузинской общественности. Следственное ведомство не раз становилось объектом критики как со стороны неправительственного сектора, так и политической оппозиции. Сегодня Главный прокурор Ираклий Шотадзе постарался опровергнуть мнение, что прокуратура – одна из самых непрозрачных госструктур в Грузии.

«Я думаю, заявление о непрозрачности прокуратуры неверно, хотя бы сегодня. Когда Главный прокурор Грузии предстает перед независимым коллегиальным органом с детальным отчетом, который затем будет опубликован и доступен общественности, – в нем детально расписано каждое направление нашей деятельности, – нельзя говорить о том, что мы работаем непрозрачно. Нет сегодня ни одного вопроса, по поводу которого прокуратура не дает ответа, в частности, журналистам».

Действительно, брифинги в прокуратуре за прошедший год – явление не единичное. По всем громким делам следственный орган обозначил свою позицию. Но критики считают подобный подход фасадным и говорят о невозможности добиться от представителей ведомства детальной информации по многим важным с общественной точки зрения делам.

В частности, по словам представителя Центра по обучению и мониторингу прав человека Софо Вердзеули, до сих пор неясна картина расследования нашумевшего дела о тайных видеозаписях:

«Эти файлы с тайными записями личной жизни людей уже годами лежат в прокуратуре, и нет никакой информации о том, на каком этапе расследование. Мы и другие неправительственные организации не раз посылали письменные запросы в прокуратуру, но никакой реакции не получили».

Не получили ответа на этот вопрос и сегодня. На непрозрачность следственного органа указали в своем отчете об исполнении требований ЕС представители целого ряда авторитетных неправительственных организаций. Как заявили авторы исследования, фактическая неподотчетность прокуратуры обществу – одно из главных препятствий на пути евроинтеграции. А правительство, говоря о громких реформах, ограничилось лишь косметическими изменениями, говорит Софо Вердзеули:

«Реформа, которая была проведена в 2015 году, была недостаточной, потому что в итоге мы получили институционально усложненную прокуратуру, менее независимую от политических процессов. Также есть вопросы по поводу назначения Главного прокурора – согласно решению, принятому парламентом в 2015 году, в его избрании большая роль осталась за крупными политическими фигурами, в частности, министром юстиции. А окончательно решение принимает парламентское большинство, что было раскритиковано не только на местном уровне, но и Венецианской комиссией. К сожалению, главные замечания в связи с реформой прокуратуры так и не были учтены – в особенности дистанцирование прокуратуры от политических фигур и процессов».

Много вопросов вызывает тот же Прокурорский совет, перед которым сегодня отчитывался Главный прокурор. Его председателем является министр юстиции, то есть представитель действующей власти. А сама следственная структура фактически подведомственна Министерству юстиции. Впрочем, сама министр Тея Цулукиани проблем в этом не видит и призывает сконцентрироваться не на форме, а на содержании – то есть на приоритетах обновленной прокуратуры и тех вызовах, с которыми сталкивается орган:

«Если мы посмотрим статистику, которая была сегодня представлена, на первом месте кражи, на втором – наркопреступления, третье место – избиения и на четвертом – домашнее насилие. Мы увидели очень значимые цифры: если два года назад в следственный орган по этому вопросу (домашнее насилие) было передано 58 дел, то сейчас почти тысяча. И это очень важно».

С тем, что статистика важна, с министром в неправительственном секторе согласны. Но еще важнее, чтобы реформы, анонсированные прокуратурой, осуществление которых является прямым требованием Евросоюза, были выполнены.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG