Accessibility links

Лучшая защита – нападение


Глава МВД Ираклий Гарибашвили попытался ответить на вопросы, однако "националы", похоже, остались недовольны
Министр внутренних дел Грузии Ираклий Гарибашвили встретился с представителями грузинской парламентской оппозиции. Министр попытался ответить на вопросы, однако "националы", похоже, остались недовольны.

На повышенные тона периодически срывались как министр, так и представители оппозиции. Это неудивительно: Ираклий Гарибашвили высказался по самым наболевшим проблемам, причем "компромат" на министра "националы" собирали скрупулезно, тщательно отслеживая каждый его шаг. Психологическую поддержку министру должны были оказывать парламентарии от большинства – Элисо Чапидзе и Закария Куцнашвили – однако сам Гарибашвили заявил, что не боится критики, в итоге "группа поддержки" во время дискуссии молчала.

Наиболее серьезным оказалось обвинение в непотизме: депутат Ирма Надирашвили огласила длинный список с именами родственников Гарибашвили и его супруги – они занимают те или иные должности в МВД и других госструктурах. Глава ведомства попытался отшутиться: "родственники жены родственниками не считаются", чем привел в полный восторг своих оппонентов. В результате Гарибашвили перечислил родственников членов "Национального движения", которые также работают в МВД:


"Сестра [депутата] Акакия Минашвили работает в моем министерстве. Его супруга также там работает. Сестра [экс-замминистра юстиции] Тины Бурджалиани работает у нас, сестра [бывшего пресс-спикера МВД] Донадзе работает у нас, также как и племянник [бывшего главы инспекции МВД] Василия Санодзе, вся родня [бывшего замглавы МВД] Шота Хизанишвили и отец [экс-министра образования] Хатии Деканоидзе".

Такой ответ не слишком понравился оппозиционерам, но родственников Гарибашвили они оставили в покое, переключившись на Луку Куртанидзе – проректора Полицейской академии. В частности, депутат Георгий Барамидзе напомнил министру известную фразу бывшего олимпийского чемпиона:
"Человек, который обещает заживо содрать шкуру со своих политических противников, по вашему мнению, соответствует критериям и может обучать полицейских?"

Тут Гарибашвили явно растерялся: в защиту своего беспокойного подчиненного он мог сказать лишь то, что Куртанидзе ответственен за составление спортивной программы для рекрутов академии, но не за учебный процесс. Гораздо убедительней министр звучал, когда рассказывал о криминогенной обстановке в стране. По его словам, к охране общественного порядка привлечены дополнительные силы и им удалось справиться с напряженной ситуацией после выборов и амнистии. Оппозиция считает иначе, но обосновывать свою оппозицию она сегодня не стала.

Труднее всего, наверное, пришлось Гарибашвили, как и ожидалось, отвечать на вопросы относительно обеспечения безопасности акции 8 февраля, когда активисты "Национального движения" и коалиции "Грузинская мечта" сошлись врукопашную у Национальной библиотеки, в которой должен был выступать президент. Гарибашвили вновь переложил ответственность за произошедшее на Службу государственной охраны:

"Служба госохраны совершенно не держала с нами связь. Неужели, когда первое лицо государства собралось выступать в библиотеке, с нами хотя бы за день не следовало согласовать план мероприятия? Мы, работая в условиях форс-мажора, установили разграничительные барьеры. Если бы была коммуникация между службами, мы бы исключили эту провокацию".

Такой ответ, конечно, обрадовать депутатов не мог – в зале, кстати, находились несколько человек, которые сами пострадали от толпы в тот день. Недовольны были оппозиционеры также и тем, что задержанные после драки "мечтатели" отделались сравнительно легкими штрафами. Это недовольство разделил с ними и министр, заявив, что его представители считали необходимым административный арест, однако суд принял иное решение. Сошлись участники дискуссии и на том, что далеко не все осужденные, попавшие под амнистию, заслуживали снисхождения.

В целом сам министр встречей остался доволен – по завершении он заявил, что дал исчерпывающие ответы на все вопросы депутатов, последние же не скрывали своей досады. Георгий Барамидзе, например, считает, что Гарибашвили предпочитал не столько говорить о собственных прегрешениях, сколько критиковать действия "Национального движения" в прошлом.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG