Accessibility links

Куда смотрит югоосетинская Фемида?


Югоосетинская Фемида заслужила в обществе устойчивую репутацию орудия политических расправ, но никак не беспристрастного органа правосудия
В республике Южная Осетия проходит реформа судебной власти. Местные жители связывают с ней надежды на создание независимой и беспристрастной судебной системы.

Югоосетинская Фемида заслужила в обществе устойчивую репутацию орудия политических расправ, формальной инстанции для легитимации полицейского или прокурорского произвола, но никак не беспристрастного органа правосудия.

Немедленная отставка руководства судебного департамента – один из трех основных пунктов требований участников "снежной революции" в октябре 2011 года. После падения режима Кокойты игнорировать всеобщее недовольство произволом в судах уже было невозможно: реформа судебной системы – одно из предвыборных обещаний президента Тибилова.

По словам югоосетинского общественника Нара Габараева, президент вроде бы держит слово: сменил руководителя Верховного суда, да и процедура назначения судей стала более прозрачной. Кроме того, в соответствии с недавней поправкой к Конституции, президент лишен права лично назначать судей, как это было прежде – отныне претенденты на судейскую мантию утверждаются парламентом. Правда, говорит Нар Габараев, пока не представилась возможность оценить, как все это повлияло на качество судейства:

Куда смотрит югоосетинская Фемида?
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:41 0:00
Скачать

"Пока не могу сказать определенно, для этого нужно столкнуться с какой-то ситуацией, посмотреть, как разрешат в суде какой-нибудь острый вопрос. Если разрешат его по закону, значит, они на правильном пути, если нет – значит, все осталось, как раньше. Но пока не было рассмотрения такого дела, чтобы можно было об этом судить".

По мнению заместителя председателя Верховного суда Южной Осетии в отставке Юрия Кокоева, об оздоровлении судебной системы говорить пока рано. Прежние судьи и до сих пор продолжают сидеть в своих креслах, а значит, и на принципиально новое качество судейства рассчитывать не приходится:

"Изменений в кадровом составе очень мало, из тех, кто работал, только двое судей освобождены, остальные пока работают. Да и вновь назначенные кадры, как мне кажется, подбираются не по послужному списку, а по знакомству. Ждать каких-то перемен при таком принципе подбора кадров трудно".

В республике есть разные мнения относительно механизма реформирования судебной системы. Я как-то присутствовал на одной из дискуссий по этому поводу. Один сказал: "Нам нужен суд присяжных!" Второй парировал: "Ты что, не знаешь: здесь же все друг другу родственники, друзья или враги. Как от них можно ожидать справедливого решения?" На это последовал ответ: " А судьи разве не такие же люди, как и эти присяжные?"

Т.е. все попытки найти идеальную форму натыкаются на одну проблему, связанную с тем, что республика очень маленькая, она насквозь пронизана человеческими связями и зависимостями. Здесь даже необязательно давить на судью, он, как и все вокруг, заранее знает круг заинтересованных в том или ином исходе дела лиц. Это серьезная проблема, считает судья Конституционного суда России в отставке Тамара Морщакова:

"Судья не может быть представителем чьих-либо интересов, он может представлять только свою собственную позицию, которая должна быть независимой. А при конфликте интересов судья должен быть исключен из процесса. Но в маленьком обществе всегда будет конфликт интересов, потому что судья не избавлен от того, что он реально является представителем какой-то внутренней общности. В России для подобных случаев было найдено законодательное решение, хотя оно и не очень хорошо реализовано: при таких условиях дело передается из субъекта федерации в другой регион".

Югоосетинский общественник Тимур Цхурбати говорит, что объяснять зависимость суда исключительно малыми размерами общества было бы нечестно. Ему известны случаи, когда судьи, несмотря на колоссальное давление власти, отказывались брать под козырек и ценой своей карьеры выносили справедливые приговоры:

"Вот в такой крохотной республике, где все друг друга знают, стоит один раз верховной власти проявить политическую волю, дать суду возможность вершить все по закону, и он станет справедливым. Судья выберет закон, чтобы сохранить свое лицо перед земляками. Он всегда может сказать виновной стороне: "Ну, а что я сделаю, если закон так гласит?"

В небольшом обществе, таким образом, есть и другая зависимость, помимо родственных и дружеских связей, карьерных соображений. Когда все друг друга знают, человек вынужден трепетно оберегать собственную репутацию, которая, по местной традиции, от родителей наследуется потомками. Главное, считает Цхурбати, подобрать людей честных, образованных и дать им возможность блюсти свое достоинство.


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Комментарии (1)

XS
SM
MD
LG