Accessibility links

Тимур Цхурбати: "Иванишвили абсолютно прав"


По мнению Тимура Цхурбати, конфликт 2008-го года был спровоцирован Россией. Но провокации на то и провокации, чтобы на них не покупаться
ЧЕРКЕССК---В продолжение темы августовской войны наша рубрика "Гость недели". Сегодня это главный редактор югоосетинской газеты "XXI век" Тимур Цхурбати.

Мурат Гукемухов: Премьер-министр Грузии Бидзина Иванишвили возложил вину на президента Михаила Саакашвили за конфликт 2008-го года. Насколько это обвинение соответствует действительности, ведь все-таки накануне вооруженного конфликта в августе 2008 года на границе между Южной Осетией и Грузией были какие-то перестрелки, шли взаимные провокации. Иванишвили говорит, что можно было в этой ситуации обойтись просто полицейской операцией, развести стороны, и на этом все бы успокоилось. По вашему мнению, нет ли здесь, в том числе, и какой-то доли вины осетинской стороны?

Тимур Цхурбати: Доли вины осетинской стороны совершенно нет. Возможно, провокации были, но они были спровоцированы со стороны России. Провокации на то и провокации, чтобы на них не покупаться. Я думаю, что вина полностью лежит на Саакашвили. Да, провокации были, – это отрицать трудно, но нужно было быть идиотом, чтобы не понять, что это провокации, и его втягивают в конфликт, что, собственно, и получилось. Поэтому я считаю, что Иванишвили совершенно прав, и думаю, что Саакашвили должен нести полную ответственность за этот конфликт.

Тимур Цхурбати: "Иванишвили абсолютно прав"
please wait

No media source currently available

0:00 0:08:25 0:00
Скачать

Мурат Гукемухов: Тимур, вы сказали о том, что были, в том числе, и провокации со стороны России. В чем они заключались?

Тимур Цхурбати: Эти провокации совершались не руками россиян. Они заключались в том, что приезжал офицер русской национальности и говорил, что надо пострелять. Мы от России зависим, наши, естественно, стреляли. Но нужно быть идиотом, чтобы на это купиться. Стреляли и до этого. По своей инициативе осетины провокаций никогда не устраивали. Они понимали, что это чревато для нас плохими последствиями.

Мурат Гукемухов: По вашим воспоминаниям, как начался этот конфликт?

Тимур Цхурбати: Для меня он начался 6 августа. Это был очень интересный момент – я всегда был сторонником того, что нужно с Грузией начинать диалог, и на гражданском уровне он у нас был, а 6-го числа я был приглашен в Турцию, у нас должна была состояться встреча. Вечером я сидел на балкончике, и прямо в балкон надо мной попала мина и пробила крышу. После этого, естественно, я никуда не поехал, уже не верил, что все кончится хорошо. Честно говоря, как это ни странно звучит, я даже немного благодарен этой мине, потому что я мог оказаться в момент начала конфликта в Турции, и кто бы тогда поверил, что мы не в сговоре?

Мурат Гукемухов: Когда Михаил Саакашвили выступил с заявлением о том, что он намерен развести стороны конфликта, это успокоило южных осетин?

Тимур Цхурбати: Это очень интересный момент. Дело в том, что 7-го числа вечером с таким же заявлением Эдуард Джабеевич объезжал посты и говорил людям, чтобы они расходились по домам, что ничего не будет. Заявление Михаила Саакашвили было элементарным стратегическим ходом, чтобы усыпить бдительность противника. Чем руководствовался Эдуард Джабеевич, я не знаю. На момент заявления Саакашвили он уже точно знал, что будет ночная атака города, и хотел усыпить бдительность.

Мурат Гукемухов: Это как потом оказалось, но усыпил ли он бдительность южных осетин?

Тимур Цхурбати: Да, полностью, но какая-то часть людей все-таки поверила ему и решила, что ничего не будет – где-то 50 на 50. Аргументом было, что он не такой дурак. Я думаю, что Эдуард Джабеевич сам стал участником какой-то провокации и выполнил свое задание на все 100 процентов. Я считаю, что если бы наши грамотно защищались в тот момент, то город не был бы взят. А Эдуард Джабеевич дезорганизовал работу Министерства обороны и морально тоже убил людей, когда сам уехал.

Мурат Гукемухов: Все-таки эвакуация детей была до обращения Михаила Саакашвили или продолжалась и после этого?

Тимур Цхурбати: Да, это было до его обращения. Там есть еще интересный момент, когда люди Эдуарда Джабеевича 9-го числа чуть ли не насильно заставляли оставшихся в городе выехать, и тогда очень многие попали в засаду – были уничтожены мирные граждане на Джавской дороге. Город был в руках грузин, но окрестности города еще контролировались местными. С какой целью это было сделано – этот вопрос не ко мне. Именно из-за необдуманного приказа эвакуировать людей погибла моя двоюродная сестра.

Мурат Гукемухов: Если Михаила Саакашвили признают виновным в агрессии 2008-го года, снимет ли это какую-то часть препятствий на пути поиска общего языка между осетинским и грузинском обществом?

Тимур Цхурбати: Чтобы найти общий язык, с моей точки зрения – я мало радикален, – поможет только признание политического статуса республики Южная Осетия. Или хотя бы выразить желание, что Южная Осетия должна выполнить какие-то нормативы, требования, и тогда будет признана, в том числе Грузией. Вот с этого можно начинать диалог, а все остальное они обсудят, согласятся выплатить нам компенсацию. Лично я все равно не хочу жить в одном государстве с грузинами на данном этапе, и думаю, что мое мнение не изменится до конца жизни. Но, тем не менее, я хотел бы с ними наладить равноправные отношения. Только как равный с равным можно начинать диалог. А то, что они внутри станут хорошими, я еще раз повторяю, это внутреннее дело республики Грузия.

Мурат Гукемухов: По вашему мнению, "Грузинская мечта" начинает расследование событий 2008-го года из политических соображений, чтобы подложить под Михаила Саакашвили очередную политическую мину, или действительно эти события интересуют грузинское общество?

Тимур Цхурбати: По-моему, все-таки чтобы подложить очередную мину под Саакашвили, потому что на моей памяти у них меняется третий президент, и все они меняются по одинаковому сценарию. У Иванишвили я тоже пока не заметил желания равноправного разговора и с абхазской республикой, и с осетинской, т.е. это просто смена декораций. Возможно, в лучшую сторону, но в отношении абхаз и осетин я на перемены не рассчитываю.

Мурат Гукемухов: Тимур, я имею в виду общество. Все-таки в грузинском обществе есть запрос разобраться в том, что произошло в 2008-м году?

Тимур Цхурбати: Если раньше в интернет-сообществе не встречалось ни одного человека, готового говорить с Южной Осетией на равных, то теперь какой-то минимальный процент людей, которые понимают, что национализм не тот конек, на который нужно ставить, уже появился. Я думаю, что там все-таки появляется запрос разобраться, и влияет на это, я думаю, молодежь – среди них уже появляются по-европейски мыслящие люди, которые понимают, что целостность границ – это фикция. Почему Голландия мечтает отпустить Фарерские острова, а Грузия уперлась в границы Грузинской ССР и не хочет того же для Южной Осетии и Абхазии?


Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия
  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Комментарии (48)

XS
SM
MD
LG