Accessibility links

Кремль спокоен за выборы в Грузии


По словам Алексея Мухина, Россия на данном этапе не хотела бы озвучивать имя кандидата, которого она, безусловно, поддерживает из чисто практических политических соображений
Какие ожидания с выборами президента Грузии связывают в России? Российские эксперты поделились своим мнением на эту тему.

По мнению руководителя Центра политической информации Алексея Мухина, исходя из логики развития российско-грузинских отношений, Кремль устроит любой победитель на выборах президента Грузии, кроме того, который представляет партию Михаила Саакашвили:

"Россия на данном этапе не хотела бы озвучивать имя кандидата, которого она, безусловно, поддерживает из чисто практических политических соображений, – это выглядело бы как вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Логика президентской кампании в Грузии подсказывает, что кандидат от Михаила Саакашвили не победит, и это делает российскую позицию по выборам в Грузии крайне спокойной".


Российский политолог Николай Силаев также считает, что из тройки фаворитов президентской гонки Россию не устаивает только кандидат от "Единого национального движения" – политической силы, которая продемонстрировала полное отсутствие умения вести дела с Россией:

"У двух других кандидатов есть свои преимущества. Победа Георгия Маргвелашвили создаст в Грузии достаточно консолидированный политический режим. Не будет, как сегодня, вот этого двухполосного движения, когда люди, близкие к президенту, пытаются проводить один политический курс, а близкие к премьеру – другой. Что касается Нино Буржданадзе, то у нее прекрасные контакты в России – она приезжала в Москву, когда отношения с Грузией были совсем плохи. Возможно, у российских руководителей есть опыт взаимодействия с Бурджанадзе, которого нет у Маргвелашвили просто в силу того, что он ранее не занимал таких высоких постов, как Бурджанадзе. В этом смысле она более привычный партнер".

– Из ваших слов можно предположить, что позиция Маргвелашвили, если он станет президентом, будет очень близка к той, которую занимает Иванишвили?

Николай Силаев: Да, вероятно. Хотя там тоже все довольно сложно. Здесь имеет смысл обратить внимание на бекграунд Маргвелашвили. Конечно, он ближе к тем кругам грузинского политического класса, которые говорят о присоединении Грузии к НАТО, Евросоюзу, которые рассматривают Россию как врага и т.д. Хотя эта риторика сильно смикширована в последнее время, но все же он ближе именно к этим людям".

Российский политолог Алексей Малашенко, говоря о заинтересованности российского руководства в исходе этих выборов, напомнил известную поговорку о том, что у Кремля много башен, и подчас одна из них не ведает, что творит другая.

По мнению Алексея Малашенко, сам термин "заинтересованность" предполагает наличие новой стратегии на грузинском направлении после ухода с политической сцены Михаила Саакашвили:

"Практика показывает, что на грузинском направлении у нас стратегия до конца не выработана и ее очень непросто вырабатывать. Для одних – "чем хуже, тем лучше", т.е. вот был Саакашвили, все было ясно и понятно. А вот как с этими ребятами работать, пока неясно, тем более что "ребята" уже несколько раз протягивали руку и вроде бы ее в Москве принимали… Честно говоря, не знаю, как бы я себя повел, будь я на месте российских руководителей, но как-то надо там действовать, потому что если Россия не сумеет договориться с этой Грузией, то она уже ни с какой Грузией не сможет договориться, и все опять пойдет по кругу".

Судя по всему, Россия явно заинтересована в смене политического режима в Грузии, в нормализации российско-грузинских отношений, но пока не вполне представляет себе, как эти отношения строить. Ситуация чем-то похожа на ожидания перед последними украинскими выборами, когда в Москве были уверены, что если победу одержит Янукович, то отношения с Украиной выровняются.

Ваше мнение

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG