Accessibility links

Кто хочет возвращения «Газпрома» в Грузию?


Не исключено, что Азербайджан будет вынужден повысить тарифы. Но больше коммерческой политологов волнует стратегическая цена вопроса

Сегодня премьер-министр Грузии Ираклий Гарибашвили опроверг информацию о том, что правительство «Грузинской мечты» намерено отказаться от основных поставок азербайджанского газа в пользу российского. В отличие от главы правительства, другие представители правящей силы сегодня вновь говорили о необходимости продолжения переговоров с «Газпромом». Перспектива сближения Грузии с российской госкомпанией стала одной из остро обсуждаемых тем в стране.

«Как можно, чтобы какой-нибудь политик вообще подумал о пересмотре отношений с Азербайджаном?» – возмутился премьер-министр Ираклий Гарибашвили в ответ на просьбу журналистов прокомментировать его необъявленный визит в Баку в минувшую субботу. Этой поездке предшествовала бурная полемика между представителями правящей силы «Грузинская мечта» и ее оппонентов из-за намерений правительства увеличить поставки российского газа. С этой целью с представителями «Газпрома» переговоры ведет вице-премьер, министр энергетики Кахи Каладзе. Премьер-министр Ираклий Гарибашвили в разгоревшемся скандале всю ответственность возложил на оппозиционеров:

«У нас с Азербайджаном очень тесные стратегические отношения и дружба. Ни о какой диверсификации, замещении азербайджанского газа речи нет. Это полный абсурд».

То, что Азербайджан – стратегический партнер Грузии, опровергать не стал и вице-премьер Кахи Каладзе. Он лишь внес «маленькие» уточнения:

«Здесь речь идет о коммерческом газе. Вы знаете, что рынок коммерческого газа не регулируется: любой человек, любая компания могут самостоятельно закупать газ (сжиженный). Мы хотим помочь таким лицам в поиске альтернативных источников. Такой спрос есть. Сегодня на газозаправочных станциях цены варьируются от 190 до 315 долларов (за 1000 кубических метров). Это очень дорого, такой цены даже в Европе нет».

«А у «Газпрома» за сколько будет?» – перебили журналисты вице-премьера. Каладзе, пожав плечами, ответил, что не знает. Не знал вице-премьер и о том, обсуждал ли премьер-министр Ираклий Гарибашвили с президентом Ильхамом Алиевым в Баку переговоры с «Газпромом». Каладзе там не присутствовал. Он объяснил это тем, что это была личная встреча лидеров двух государств.

Почти взаимоисключающие заявления премьер-министра и вице-премьера усилили подозрение представителей оппозиции в том, что правительство «Грузинской мечты» ведет закулисные переговоры с Москвой. Лидер «Свободных демократов» Ираклий Аласания убежден, что на данном этапе Грузия не нуждается в дополнительных объемах природного газа:

«Почему государство ставит акцент на российский газ, вопрос которого политизирован? Это порождает подозрения, что чьи-то личные интересы доминируют». Аласания считает безответственными действия правительства «Грузинской мечты» по отношению к Азербайджану. Оппозиционер уверен, что визит Гарибашвили был организован в спешном порядке для того, чтобы хотя бы постфактум оповестить стратегического партнера о своих намерениях.

Сегодня многие вспоминали, что это не первый случай, когда правительство «Грузинской мечты» оказалось в неловком положении перед Баку по вопросу поставок газа. Еще до прихода к власти лидеры «Грузинской мечты» заявляли, что высокие тарифы на энергоносители – результат монополии, которую создало правительство «Национального движения». Однако спустя пару месяцев после того, как Бидзина Иванишвили оказался в кресле премьер-министра, он вынужден был взять обратно свои слова о возможности сокращения вдвое тарифов на электроэнергию и на газ. А после визита в Баку в конце декабря 2012 года Иванишвили уже говорил о символическом снижении стоимости газа.

С учетом всего этого политолог Гия Хухашвили политику правительства «Грузинской мечты» считает необдуманной и поэтому ошибочной:

«Каладзе лучше всех знает об этом. Socar Georgia (дочерняя компания Азербайджанской госкорпорации), несмотря на девальвацию, сохраняет свою социальную ответственность и не повышает тариф для населения, продолжает развитие инфраструктуры, занимается благотворительностью. Компенсацию компания старается получить из коммерческого сектора. А власть ей говорит: продолжай социальные проекты, а коммерческий сектор я уступлю «Газпрому». Это просто несправедливо».

Гиа Хухашвили не исключает, что в ответ Азербайджан будет вынужден повысить тарифы. Но больше коммерческой политолога волнует стратегическая цена вопроса. По мнению Гии Хухашвили, нельзя допустить полное возвращение «Газпрома» в Грузию, поскольку Запад рассчитывает, что она станет основным коридором для поставок энергоносителей, альтернативных российским.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG