Accessibility links

Член Общественной палаты Сократ Джинджолия поделился своими воспоминаниями в Биографическом салоне о международных встречах и дипломатической работе в военный период, когда он был первым заместителем председателя Верховного Совета Абхазии. Об этом сообщает агентство «Аиашара».

На встрече была поднята тема беженцев. Вот что он сказал: «Мы подписали четырехстороннее соглашение о добровольном возвращении беженцев и перемещенных лиц в 1994 году. Этот документ готовился несколько месяцев. Он был принят в паре с другим документом о политическом урегулировании. Причем документ о политическом урегулировании должен был идти впереди, а документ о беженцах должен был идти приложением. Куда возвращаются беженцы, в какую страну? Ушли из автономной Абхазии, а возвращаются уже в другую страну. А захотят ли они добровольно вернуться в другую страну? Это очень сложный вопрос, поэтому в дополнение уже в Женеве подписали пункт к этому четырехстороннему соглашению, что возвращающимся в Абхазию беженцам будет доноситься, что они возвращающиеся в Абхазию, не в Грузию, и должны будут выполнять законы, действующие там. И на первых порах по этому соглашению вернулось всего 311 человек. Мы знали, что большое количество не вернется и что Грузия остановит этот процесс, потому что им невыгодно было терять эту политическую силу, на плечах которой они хотели въехать в Абхазию». При этом он подчеркнул, что те люди, которые стремились вернуться в Абхазию и были невиновны, вернулись. И этот вопрос закрыт. «Теперь это чисто политический вопрос, который они с повестки дня никогда не снимут, потому что тогда потеряют тему», – сказал Сократ Джинджолия.

Агентство «Абхазия-Информ» сообщает, что в Сухуме состоялся круглый стол на тему «Проблема домашнего насилия в Абхазии и пути ее искоренения», организованный Ассоциацией женщин Абхазии в рамках кампании «16 дней против гендерного насилия».

Председатель АЖА Нателла Акаба с сожалением отметила, что в Абхазии эта проблема табуирована и о ней не принято говорить. Люди, подвергаемые насилию, предпочитают не говорить об этом, но общество не может оставаться равнодушным к этой проблеме. При этом она отметила, что проблема гендерного насилия характерна для всех стран. Нателла Акаба привела несколько недавних примеров, в том числе и тот, когда молодая женщина была убита или доведена до самоубийства родственниками. На круглом столе шла речь и об отсутствии закона о домашнем насилии. АЖА в свое время разработала законопроект о домашнем насилии и предложила его депутатам нынешнего созыва, но они ответили, что для Абхазии эта проблема неактуальна.

О проблемах медицины в стране пишет на страницах газеты «Республика Абхазия» редактор издания Юрий Кураскуа: «В нашем обществе почему-то считается, что если лечиться, то лучше за пределами республики. Да, многие поликлиники, больницы не оснащены соответствующими аппаратурой и медтехникой, но сегодняшнюю нашу медицину уже нельзя сравнить с медициной пяти или десятилетней давности. Парадокс в том, когда, не доверяя нашим медикам, пациенты едут, например, в Россию и там платят столько, сколько необходимо. Причем, что здоровье поправят на 60-100%, гарантии никто не дает. В последнее время многие больные предпочитают выезжать на лечение в Грузию. Возникают ситуации, когда начинаешь не доверять местным врачам и начинаешь сомневаться: «Если заплачу, значит, поправлю здоровье», или «Все-таки там, за Ингуром, бесплатно, и, говорят, у них очень хорошо». По приезде в Республику Абхазия понимаешь, что за здоровьем надо следить постоянно, а в этом могут помочь врачи (и отнюдь неплохие) там, где ты живешь». Он считает, что необходимо научиться доверять отечественным медработникам – это значит сохранить здоровье и уважение к своей стране.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG