Accessibility links

Михаил Федотов: «Обиды не забываются, но раны затягиваются»


Глава Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов

ПРАГА---В рубрике «Гость недели» – глава Совета по правам человека при президенте России Михаил Федотов. Он посетил Северный Кавказ, в частности, зону осетино-ингушского конфликта 1992 года в Пригородном районе. Мы расспросили его о впечатлениях, рисках новых осложнений, примирении и о том, что для него нужно делать, а чего нельзя.

Вадим Дубнов: В чем вообще была связана эта инициатива поездки в зону осетино-ингушского конфликта?

Михаил Федотов: Поездка никак не была связана с осетино-ингушским конфликтом 1992 года. Это было плановое мероприятие Совета при президенте Российской Федерации по правам человека. Мы запланировали ее давно, и она включала весь Северокавказский федеральный округ. Мы начали нашу поездку в Дагестане, а завершили ее в столице Северокавказского федерального округа Пятигорске, Ставропольском крае. Так что это совершенно не было связано с последствиями осетино-ингушского конфликта 1992 года. Естественно, когда мы приехали в Ингушетию, когда мы из Ингушетии переехали в Северную Осетию-Аланию, мы не могли не рассматривать проблемы Пригородного района. Это кровоточащая рана, и для нас очевидно, что этим надо заниматься и далее. Но это не было главной целью нашего визита.

Вадим Дубнов: А в чем вы увидели кровоточащее состояние этой раны? Что вы увидели в Северной Осетии и Ингушетии, напоминающее вам об этом конфликте и о том, что ситуация по-прежнему напряжена?

Михаил Федотов: Я бы не сказал, что ситуация напряжена. Я бы сказал, что она в любой момент может обернуться обострением, потому что это же рубцы, которые остаются в душе человека, они заживают долго, и поэтому мы как раз хотели понять, как сейчас относятся друг к другу люди разных национальностей, живущие в одном и том же месте – в Пригородном районе. Мы разговаривали и с ингушами, и с осетинами, и никто из них не говорил о том, что нам здесь плохо, нас ущемляют. Нет, разговор шел о вполне житейских проблемах – о том, что нужно строить новую школу, о том, что к этой школе нужно подвести электричество, хорошую дорогу, что дорога должна быть освещена, потому что по ней идут дети и т.д. – абсолютно нормальные житейские вопросы. Естественно, в Пригородном районе, в зоне осетино-ингушского конфликта остается и проблема идентификации жертв, потому что война закончена тогда, когда похоронен последний солдат. В данном случае не война, а конфликт, но конфликт закончен тогда, когда будут похоронены по всем обычаям, традициям, с соблюдением всех правил последние жертвы этого конфликта. Вот об этом идет речь, и об этом мы говорили с президентом, с главами обеих республик – и с (Вячеславом) Битаровым, и с (Юнус-беком) Евкуровым, и они оба абсолютно ясно понимают необходимость преодоления этих отдаленных последствий конфликта.

Вадим Дубнов: И все-таки что-то у вас вызвало опасения, что все это может повториться в любой момент…

Михаил Федотов: Ну, конечно, может, потому что мы недавно видели, как на телеканале «Звезда» показали фильм, который совершенно несбалансированно освещал историю 1992 года – этот ужасный осетино-ингушский конфликт. Он освещал эту проблему только с одной стороны, в результате возникло напряжение. Слава богу, и руководство телеканала, и руководители обеих республик очень быстро среагировали на это. Мой вопрос к журналистам, которые делали этот фильм: разве нельзя было сообразить, что одностороннее освещение такого конфликта может вызвать напряжение, может вызвать эффект детонатора, ведь межнациональные отношения – это такая тонкая, деликатная тема. Знаете, на Кавказе говорят: «Сказанное слово – выпущенная пуля», а еще говорят, что на Кавказе очень долгое эхо. Мы должны быть очень аккуратны, чтобы это долгое эхо к нам не вернулось.

Вадим Дубнов: А кроме прессы, как вам показалось, есть ли более объективные риски, какие-то серьезные основания для того, чтобы этим конфликтом по-прежнему начать заниматься, потому что ведь очень долго власти обеих республик предпринимали все усилия для того, чтобы вообще погасить эту тему?

Михаил Федотов: Нет, я не согласен с тезисом о том, что они старались приглушить эту тему. Во всяком случае, мы этого не увидели. Мы увидели другое: что они очень обеспокоены тем, что федеральная целевая программа по развитию Пригородного района – Северная Осетия-Алания была отменена, и вот это их действительно беспокоит. Причем беспокоит не только руководство Северной Осетии-Алании, но и руководство Ингушетии, и руководители обеих республик просили нас поставить перед президентом вопрос о возобновлении этой федеральной целевой программы, потому что это школы, детские сады, дороги, жилые дома – это та самая реальная жизнь, которая больше всего волнует людей.

Вадим Дубнов: Михаил Александрович, вы были в тех местах Пригородного района, куда вернулись ингуши, где они проживают совместно с осетинами. По вашим ощущениям, можно ли говорить о каких-то продвижениях в примирении?

Михаил Федотов: Ну, они ведь проживают вместе…

Вадим Дубнов: Везде по-разному: где-то получается, где-то не очень.

Михаил Федотов: Там, где мы были, абсолютно нормальная ситуация.

Вадим Дубнов: Это где?

Михаил Федотов: К сожалению, я так, с ходу, не скажу. Мы были в нескольких селах. Я скажу, что меня там очень огорчило: та школа, которую мы видели в этом селе, новая школа. Когда мы приехали, нам сказали: «а вы спуститесь вниз» – на первом этаже все красиво, и когда мы спустились на один лестничный марш вниз, то я решил, что там бассейн, что было бы, конечно, хорошо, но это был не бассейн, а просто подвальное помещение, залитое водой, потому что не были сделаны соответствующие дренажные сооружения, и вода просто залилась в эти подвалы. Ну, не продумано, недоделано. Естественно, мы это зафиксировали как серьезный недостаток, и, насколько я знаю, сейчас этот вопрос решен и школа уже нормально работает. Но там был еще один момент, который меня лично очень порадовал: к нам подошел человек, который сказал, что у него сын учится в этой школе, и что он сделал уличное освещение по дороге к этой школе от главной дороги, может быть, 500 метров – он поставил столбы, натянул провода, поставил светильники, все это он сделал за свои деньги. Я ему сказал, что боюсь, что он не получит назад свои деньги, на что он мне ответил, что на это и не рассчитывал. Я говорю: «Вы что, местный олигарх?» Он говорит: «Нет, я работаю в Ингушетии». Там километр пройти, и начинается уже Ингушетия.

Вадим Дубнов: Михаил Александрович, я хотел бы обратиться к теме рабочей группы, которую вы хотите создать, и в связи с этим к вашей микрополемике с президентом, который просил вас быть крайне аккуратным в деятельности на этой территории. Вы сказали, что в ваши задачи входит как раз, наоборот, разглаживать узелки, а как это можно сделать, как можно разглаживать узелки в ситуации, где они, в общем, по-прежнему намертво завязаны, и как можно не раззадорить старые раны?

Михаил Федотов: Нет, как раз я думаю, что сейчас уже сделано очень многое для того, чтобы эти раны зажили, и нужно продолжать эту работу и, прежде всего, на уровне гражданского общества. Что может сделать сейчас государство? Государство может выделить деньги на то, чтобы построить дом, и один из лозунгов, которые мы там слышали, звучал так: «Построй свой дом, забудь обиды!» Это правильный лозунг.

Вадим Дубнов: Но обиды ведь не забываются…

Михаил Федотов: Обиды не забываются, но раны затягиваются. Нельзя все время жить прошлым, во-первых. Во-вторых, в таких конфликтах не бывает правых и виноватых – там все и правые, и виноватые одновременно. Поэтому это очень тонкая грань, на которой очень сложно строить добрососедские отношения. Но другого-то пути нет, только добрососедские отношения. Поэтому мы и предложили руководителям обеих республик, чтобы они создали в своих республиках советы по правам человека по аналогии с нашим, пригласили в этот совет самых разных людей, в том числе тех, кто настроен критически по отношению к региональным властям, и тогда мы создадим трехстороннюю рабочую группу, куда войдут члены советов по правам человека и Ингушетии, и Северной Осетии-Алании, и нашего Совета при президенте. Будем разбираться в тех вопросах, которые волнуют людей. Не в тех вопросах, которые волнуют начальников, а в тех вопросах, которые волнуют людей. Вот мы снова туда приедем и спросим людей: «Что вас волнует?»

Вадим Дубнов: А они скажут: «Нас волнует возвращение Пригородного района ингушам, историческая справедливость», и что вы ответите?

Михаил Федотов: Давайте обсуждать.

Вадим Дубнов: У вас есть полномочия на обсуждение таких вопросов, которые 25 лет назад привели к войне?

Михаил Федотов: Нет, и не может быть. Не должно быть полномочий для того, чтобы вести к войне, – это абсолютно недопустимая вещь. Людей там волнуют совершенно другие вещи. Мы же там были. Людей там волнует школа, детский сад, людей волнует, чтобы хорошо работали магазины, чтобы в магазинах были продукты, которые им нужны, чтобы цены были не заоблачные, чтобы у людей была работа, а это главная проблема в этом регионе – трудозанятость. А значит, нужно сделать все, чтобы там развивался мелкий бизнес, потому что мелкий бизнес может поглотить практически неограниченное число людских ресурсов. Вот о чем разговор.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG