Accessibility links

«Хели хелс», или Человеку нужен человек


Кристина и Георгий раскрашивают и украшают узорами новогодние сувениры. Снежинки, елочки, ангелочки и символ наступающего года – петух

«Хели хелс» в переводе с грузинского означает «рука руке». Так называется НПО, при которой функционирует шесть общежитий семейного типа для людей с ограниченными возможностями. Бенефициары трудоустроены на социальном предприятии «Бабале».

Георгий спрашивает, можно ли обнять меня, и, не дожидаясь ответа, обнимает. На нем теплый синий свитер с ромбиками. Ему 19. Георгий не умолкает, говорит много и о разном, с комплиментами и похвалами, витиевато, что ни предложение – почти тост. Он говорит, что своих настоящих родителей видел всего пару раз и больше не хочет. Не очень хочется ему видеться и с семьей, в которой он воспитывался по доверенности до восемнадцати лет в Ахалцихе. Это значит, что семье за то, что Георгий жил в ней, выплачивали ежемесячное пособие. Когда ребенок достигает совершеннолетия, государство перестает выплачивать пособие. Если семья согласна, подросток может остаться в ней, если нет, тогда дальше он должен сам строить свою жизнь. Семья не оставила его у себя, поэтому Георгия – мальчика с ограниченными возможностями – ожидал специализированный пансион.

В прошлом году патронаж над ним взяла организация «Хели хелс». Сейчас, вместе с еще двумя бенефициарами – Георгием и Дато – он живет в одном из общежитии семейного типа этой НПО.

23-летний Георгий, в отличие от своего тезки, не особенно разговорчив. Он успел пожить и в детском доме в Сагурамо, а после того, как тот расформировали, в душетском пансионе для людей с ОВЗ.

С тремя постояльцами этого дома посменно работают ассистенты. Дежурство Нино Ананиашвили завершилось в 11 утра, сейчас ее сменит другая ассистентка, которую с порога обступили постояльцы, чтобы обнять и поздороваться. Нино говорит, что главное правило этого дома – помогать друг другу:

«Здесь главное, что все заботятся друг о друге. Если кому-то стало нехорошо, все рядом. Это основной принцип. Кроме этого, они хорошо осознают ответственность за дом, в котором живут. Знают, что должны ухаживать за вещами. Это большой прогресс для них».

Нино говорит, что сама многому учится у этих детей – она называет их именно так, потому что ей не нравится слово «бенефициар». Порой они задают вопросы, на которые у нее нет ответов. Так, Дато как-то, делая комплимент, сказал женщине, что она красива, как ослица. И Нино не смогла ему объяснить, почему это сравнение считается некорректным.

Младший Георгий работает на социальном предприятии «Бабале». Несколько раз в неделю с другими бенефициарами НПО «Хели хелс» они ездят на работу на общественном транспорте вместе с сопровождающим. Сегодня с Георгием поедет и 33-летняя Кристина, которая живет в общежитии семейного типа для девочек, неподалеку отсюда. Кристина никогда не видела своих родителей, но говорит, что очень хотела бы. «Найди моих родителей, – говорит она мне, – тебе ведь несложно», – почему-то уверена она.

Кристина плохо ориентируется во времени. Ассистентка показывает ей часы и обещает, что как только большая и маленькая стрелка окажутся на двенадцати, они поедут на работу.​

​Работа Кристины и Георгия творческая. Они раскрашивают и украшают узорами новогодние сувениры. Снежинки, елочки, ангелочки и символ наступающего года – петух. «Бабале» напоминает мастерскую эльфов, помощников Санты. Георгий рассказывает, на что он потратил свой последний гонорар:

«Сейчас я крашу снежинку. Когда высохнет, я ее переверну, покрашу с обратной стороны, высохнет и будет готова. Когда она продастся, я получу деньги. Последний раз, когда продался мой сувенир, я купил игрушку и светильник для нашей ассистентки Нино в подарок».

Он и Кристина живут в общежитии семейного типа около года, говорит Гоча Габодзе – менеджер по коммуникации «Хели хелс». У НПО 25 бенефициаров, которые проживают в шести домах, в том числе и Кахетинском регионе. В основном это люди с интеллектуальными нарушениями и психическими проблемами, говорит Гоча. Организация сотрудничает с Агентством социальных услуг Минздрава – выясняют есть ли в пансионах люди, которые хотели бы переехать, смогут ли в НПО обеспечить необходимый уход человеку с определенными потребностями, и уже потом, как это было в случае с Кристиной, например, определяют в общежитие семейного типа. Говорит Гоча Габодзе:

«В больших пансионах, в которых проживают люди с ОВЗ, не имеющие родителей, они живут, как правило, по 40-45 человек. Персонал, каким бы квалифицированным и внимательным он не был, физически не может справиться со всем. Особенно учитывая, что там проживают люди с разными потребностями и нарушениями. А здесь, в общежитии семейного типа, они живут в социуме, у них есть соседи, новые знакомые. Мы пытаемся не планировать их жизнь вместо них, а действовать согласно их желаниям. В каждом доме живет от трех до пяти человек, что является главным отличием от пансионов. И это очень эффективно. Очень большие изменения даже за год».

Около 70% расходов, необходимых для функционирования общежитий семейного типа, оплачивает фонд Сороса. Кроме того, бенефициары получают ежемеcячное пособие от государства. Понемногу они учатся зарабатывать сами – на социальном предприятии «Бабале», например, и за счет сельскохозяйственной деятельности.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG