Accessibility links

Спасение культуры путем ее изъятия


Цитадель Анакопии и храм включены в Государственный список объектов историко-культурного наследия и находятся под охраной государства

Два дня назад широкую огласку получил факт изъятия из алтарной стены храма на территории историко-культурного заповедника «Анакопия» плит с древними надписями. Совершил это директор заповедника Алхас Аргун без необходимых разрешений от Министерства культуры и охраны историко-культурного наследия. Сегодня министр культуры на пресс-конференции в Сухуме проинформировала общественность об этой ситуации, а также дала уточнения по разрушению церкви и кладбища в селе Цебельда.

10 января в социальной сети Facebook на странице известного в Абхазии историка Натальи Миловановой появилось сообщение о том, что «в октябре прошлого года руководитель Новоафонского историко-культурного заповедника «Анакопия» Алхас Аргун разобрал стену с вмурованными в нее «древними останками», которая находилась в алтаре христианского храма на вершине Анакопийской горы. Стена была создана в конце XIX века монахами Новоафонского монастыря и включала фрагменты с изображениями раннехристианских символов, крестов и греческими надписями, собранными при расчистке древних развалин на вершине и по склонам горы. Каменные барельефы относятся к IV-VII вв. и имеют огромную историческую ценность.

«Эти уникальные экспонаты, – пишет Милованова, – более 100 лет были доступны для осмотра миллионам людей. В настоящее время их местонахождение и сохранность неизвестны».

Цитадель Анакопии и храм включены в Государственный список объектов историко-культурного наследия и находятся под охраной государства, поэтому сообщение Миловановой вызвало большой общественный резонанс.

Директор Анакопийского заповедника Алхас Аргун заявил, что «эта мера была вынужденной из-за черных археологов и участившихся фактов вандализма». Он сообщил, что в мае 2016 года обратился в Министерство культуры с письмом, но ведомство не отреагировало. Тогда он заручился поддержкой Археологической комиссии при Академии наук Абхазии, председателем которой является Олег Бгажба, и получил разрешение на демонтаж архитектурных деталей из алтарной части храма Феодора.

Министр культуры Эльвира Арсалия так прокомментировала ситуацию:

«Министерство культуры и конкретно научно-методический совет не давали разрешения на демонтаж фрагментов с христианской символикой, установленных в алтарной части храма. Да, в 2016 году директор заповедника написал в Министерство культуры письмо. Темой письма было расширение экспозиционной площади музея Абхазского царства. Один из пунктов этого письма гласил, что этот демонтаж желательно произвести, чтобы плиты стали частью экспозиции музея. Вопрос в том, что он не имел права, не согласовав с главным органом, который отвечает за охрану памятников, проводить эти работы».

Анакопийский заповедник является государственным учреждением, а его директор обязан представлять в Министерство культуры план работ. Если бы Алхас Аргун это сделал своевременно, ведомство было бы информировано о том, что он собирается делать. А так, директору заповедника были даны устные рекомендации представить проект с обоснованием в Министерство культуры, чтобы его рассмотрел научно-методический совет, уполномоченный принимать подобные решения. Никакие документы Алхас Аргун не представил. Вместо этого он обратился в археологическую комиссию при Академии наук, которая одобрила демонтаж, несмотря на то, что не вправе давать подобные разрешения.

Аргументы в пользу демонтажа древних плит, которые приводит Алхас Аргун, министр культуры Эльвира Арсалия не считает обоснованными. Она говорит:

«Афонский заповедник функционирует, обороты у заповедника есть, туристов с каждым годом становится все больше и больше. Надо отдать должное директору заповедника, он за последние годы провел большую работу. Но на сегодняшний день средства, которые получает заповедник от посещений, остаются на спецсчете заповедника. Их не забирает ни государство, ни Министерство культуры, соответственно, руководитель заповедника имеет полное право по своему усмотрению устанавливать систему безопасности, камеры видеонаблюдения для того, чтобы эту безопасность обеспечить. Это первое. Второе: перенести артефакты в музей для хранения. Здесь у нас возникает вопрос о статусе музея Абхазского царства. В реестре государственных музеев его нет. В штате самого заповедника директор музея не обозначен. Кто несет сегодня ответственность за сохранность артефактов?»

В настоящее время изъятые из алтарной части фрагменты хранятся в музее Абхазского царства. На вопрос о том, какие меры будут приниматься по данному факту, Эльвира Арсалия сообщила, что специалисты министерства выехали на место происшествия и заактировали разрушения. На следующей неделе будет проведено заседание расширенного состава научно-методического совета, который должен решить, что делать дальше. К руководителю будут применены меры административного воздействия по факту превышения полномочий. Закон предполагает наложение штрафа в размере от шести тысяч до 250 тысяч рублей. Однако проблема в том, что размер штрафа должен исчисляться исходя из стоимости объекта, а такой оценки в настоящее время нет ни у одного из полутора тысяч памятников истории и архитектуры Абхазии. На научно-методическом совете будет решаться вопрос о том, что делать дальше с изъятыми фрагментами, он должен определить статус музея Абхазского царства и разработать положение об учете и хранении артефактов.

По ситуации в селе Цебельда, где, как мы сообщали, была разрушена церковь XIX века и кладбище, разъяснение дал заместитель министра культуры Батал Кобахия. Он внес уточнение в информацию, полученную ранее от специалиста Министерства культуры, что разрушения были произведены при строительстве военного полигона Погрануправлением ФСБ России в Абхазии. Погрануправление опровергло эту информацию.

Батал Кобахия сообщил, что военный полигон в Цебельде никто не строил, он там существует давно и используется при проведении совместных с российскими военными учений. Батал Кобахия пояснил:

«Вчера там была большая археологическая комиссия вместе с нашими сотрудниками, с сотрудниками Министерства обороны, с представителями Министерства обороны России, которые здесь дислоцированы. Мы еще раз посмотрели этот объект, на самом деле мы составили акт. Мы обнаружили там несколько остатков известняковых квадров, которые в строительной технологии использовались с раннего средневековья и в более поздние времена. Мы обнаружили останки, маленькую горку костей, это могло быть погребение. Работы, связанные с устройством самого полигона, вела седьмая российская военная база, которая совместно, в соответствии с соглашением от 2011 года, использует этот полигон. Там было руководство базы, они, конечно, очень расстроены ситуацией, которая произошла. Они наложили дисциплинарное взыскание на офицера, который руководил этими работами и был невнимателен».

Батал Кобахия также заявил, что военные ничего не знали о существовании памятника. Его сегодня нет даже в реестре памятников Министерства культуры. Точная локализация церкви, о которой сообщали специалисты, сегодня под сомнением. Охранному ведомству вместе с археологами предстоит провести дополнительные исследования, чтобы уточнить, какой именно памятник был разрушен.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG