Accessibility links

Африканский сюрприз


Жители Серекунды, главного города Гамбии, празднуют победу Адамы Бэрроу

Кризис в крошечном западноафриканском государстве Гамбия, где после демократических выборов, первых за десятилетия, президент (теперь уже бывший), а фактически диктатор Яйя Джамме до последнего отказывался передавать власть сопернику-победителю Адаме Бэрроу, в течение нескольких недель был одной из основных тем, обсуждаемых во всем мире, в том числе и в России. Что так привлекло самых разных людей в этой истории, к счастью, завершившейся без обычного для Западной Африки в похожих случаях кровопролития?

Его превосходительство президент шейх профессор аль-хаджи доктор Яйя Джамме, бывший президент Гамбии, в минувшее воскресенье благополучно бежал на самолете без опознавательных знаков в Экваториальную Гвинею, где нашел приют у тамошнего президента (правящего непрерывно с 1979 года) и своего друга Теодоро Обианга Нгемы, также считающегося одним из худших диктаторов современного мира. В отличие от незадачливого гамбийского президента, национальный лидер Экваториальной Гвинеи, дававший интервью российскому телевидению и не так давно подписавший с Москвой договор о военно-техническом сотрудничестве, никаких выборов в своей стране вообще проводить не планирует, и, по крайней мере пока, может Яйю Джамме приютить.

Яйя Джамме
Яйя Джамме

В Гамбии сегодня на всякий случай, для обеспечения безопасности, все еще остаются воинские контингенты, направленные, при одобрении Совета безопасности ООН, в эту страну Экономическим сообществом западноафриканских государств (ЭКОВАС), внезапно проявившим себя как быстро реагирующая, организованная и демократическая региональная сила. В основном это военнослужащие армий Сенегала и Нигерии, вылавливающие в болотах по берегам одноименной реки Гамбия, и в трущобах столицы Банжула и соседнего крупнейшего города страны Серекунда, вооруженных иностранных наемников Яйи Джамме (собственные армия и жандармерия, перед лицом интервенции ЭКОВАС, его быстро покинули и перешли на сторону нового президента Бэрроу). Бывший гамбийский диктатор некоторое время назад, видимо, предчувствуя ход истории, начал создавать свою новую "президентскую гвардию" из боевиков, партизан-сепаратистов и просто бандитов, в большинстве оставшихся без дела после окончания гражданских войн и разных конфликтов в Сьерра-Леоне, Либерии, Гвинее, Сенегале и других соседних странах Западной Африки.

О том, как в деталях развивался кризис в Гамбии, начавшийся после президентских выборов 1 декабря 2016 года, когда Яйя Джамме отказался передать власть неожиданно победившему Адаме Бэрроу, рассказывали информационные журналисты многих ведущих мировых медиа, в том числе и Радио Свобода. Немного меньше писали о примечательных чертах личности бывшего президента Джамме, и о том, во что превратилась Гамбия под его правлением, длившемся с 1994 года, когда он пришел к власти в результате переворота.

История нового главы этого государства Адамы Бэрроу, среднего предпринимателя, когда-то, в эмиграции, работавшего простым охранником в торговом центре в Лондоне, до сих пор кажется удивительной. Никогда не занимавшийся политикой, Бэрроу был выдвинут в кандидаты в президенты наспех сформированным альянсом семи небольших оппозиционных движений – просто потому, что все другие возможные претенденты к этому времени либо сидели в тюрьме, либо эмигрировали, либо просто испугались. Сам Адама Бэрроу в последние недели из-за угроз также был вынужден уехать в Сенегал, где и принес президентскую присягу в посольстве Гамбии в Дакаре. В это время, когда он уже был признан всеми, кроме самого Джамме, победителем, на родине от укуса собаки умер его маленький сын, на похороны которого Бэрроу попасть не смог.

Адама Бэрроу
Адама Бэрроу

Постепенно, под давлением других африканских президентов (и их вооруженных сил, включая маленькую перестрелку на границе) Яйя Джамме понял, что ему лучше исчезнуть – что он и сделал, тихо, ночью, прихватив с собой все оставшиеся золотовалютные запасы из государственной казны (в размере примерно 11 с половиной миллионов долларов). Вспоминать это, как и все 22 года правления Яйи Джамме, гамбийцы, очевидно, будут еще очень долго.

- Если вы думаете, что сможете сотрудничать с так называемыми защитниками прав человека, и вам это сойдет с рук, то вы живете в вымышленном мире. Я вас просто убью, - заявил Яйя Джамме в 2009 году, тогда же, когда он решил, что его покойная тетя умерла от чьего-то колдовства, и устроил в стране настоящую охоту на ведьм. По данным Amnesty International, военные за год похитили около тысячи человек и держали их в тайных тюрьмах, где поили галлюциногенными препаратами, от которых многие "ведьмы" и "колдуны" умерли. При этом Джамме, правоверный мусульманин, повторяющий, что человек, не верящий в Аллаха, подобен свинье, не стеснялся утверждать, что сам обладает паранормальными способностями, которые позволяют ему, при помощи также мазей из арахиса и банановых листьев, лечить людей от СПИДа, рака и других смертельных заболеваний.

9 октября 2014 года Яйя Джамме подписал закон о введении уголовной ответственности за "тяжкие формы гомосексуализма", в соответствии с которым к длительным срокам тюрьмы, вплоть до пожизненного заключения, приговаривались все геи и лесбиянки, и все носители ВИЧ-инфекции. Бывший президент Гамбии обещал ввести для ЛГБТ-сообщества наказания "строже, чем в Иране и Саудовской Аравии", и лично рубить им головы на площадях. В декабре 2015 года он провозгласил Гамбию пятой в мире "Исламской республикой" (после Ирана, Пакистана, Афганистана и соседней Мавритании).

Яйя Джамме в компании президентов Ирана и Азербайджана Хассана Роухани и Ильхама Алиева. Стамбул, апрель 2016 года
Яйя Джамме в компании президентов Ирана и Азербайджана Хассана Роухани и Ильхама Алиева. Стамбул, апрель 2016 года

В 2004 году в Гамбии был принят новый "Закон о СМИ", вводивший уголовную ответственность для журналистов за клевету на президента и антиправительственную агитацию. Редактор последней остававшейся в стране до той поры умеренно-оппозиционной газеты, осмелившийся выступить с критикой новых правил, был среди бела дня вскоре застрелен неизвестными. В 2006 году организация "Репортеры без границ" описала ситуацию со свободой прессы в Гамбии как "катастрофическую". Сегодня в этом государстве на каждую тысячу взрослых людей приходится лишь 15 телевизоров и 14 персональных компьютеров.

В 2010 году Яйя Джамме заявил, что желает стать монархом, подобно Жану Беделю Бокассе, когда-то провозгласившему создание "Центральноафриканской империи", и править Гамбией еще тысячу лет, ибо такова переданная ему свыше воля Аллаха. В 2015 году Центральный банк Гамбии выпустил новые банкноты национальной валюты страны, даласи – с изображением улыбающегося Джамме на денежных единицах всех номиналов.

Войны, перевороты, преступления против человечности, диктатуры, голод, эпидемии и тотальная нищета – такова новейшая история почти всей Африки, с 50-60-х годов XX века, когда страны континента начали массово получать независимость от бывших европейских хозяев. Почему сейчас, когда в мире одновременно происходило столько других важнейших событий, так много внимания все-таки было обращено на кризис в маленькой Гамбии – при том, что большинство жителей планеты ранее вряд ли хорошо представляли, где такое государство вообще существует? Об этом в интервью Радио Свобода рассуждает политолог-африканист, профессор Зеэв Ханин:

- В последний раз в таком объеме Гамбия присутствовала в международных новостях более 30 лет назад, когда границы этой страны после очередного переворота перешли опять-таки войска соседнего Сенегала. Тогда, в 1982 году, миру объявили о создании объединенной Конфедерации Сенегамбия. 30-40 лет назад вооруженные конфликты между африканскими странами были достаточно редки - большая часть их носила внутренний характер. "Альфа и Омега" африканской политики на протяжении десятилетий – это не столкновения религий, не классовая борьба, а этнические трения, принадлежность тех или иных фракций местных африканских элит к тем или иным этническим группам. То, что в прежние времена называлось трайбализмом. Конфликты между политическими группировками, представляющими те или иные этнические группы в борьбе за дележ национального пирога. Который в африканских странах состоит либо из доходов от экспорта, прежде всего, энергоносителей, или каких-нибудь других природных ископаемых, или какой-то ценной сельскохозяйственной монокультуры, или двух или, максимум, трех таких культур - либо, все чаще и чаще, из дележа международной помощи. В случае с Гамбией была и продолжается ровно та же история.

Оживились надежды на то, что мы называем всеобщей демократизацией

Но и это бы все равно не объясняло, почему опять тема Гамбии так широко появилась в международных СМИ, если бы мы не жили в эпоху, когда оживились надежды на то, что мы называем всеобщей демократизацией. Вдруг в Гамбии, крошечной западноафриканской стране, проходят выборы! И на них с небольшим отрывом (мы же к этому не привыкли, мы знаем, что диктаторы побеждают с колоссальным отрывом в 80-90 процентов) побеждает Адама Бэрроу, оппозиционный лидер. И, главный сюрприз, диктатор, который провел у власти больше 20 лет, вдруг сперва заявляет, что он добровольно передает власть своему сопернику. Восторгу не было предела - и, естественно, тем большим было разочарование, когда выяснилось, что, на самом деле, диктатор очень быстро передумал. Отсюда и вся дальнейшая реакция.

- Люди в России, допустим, или в каких-то других государствах бывшего СССР, примеряли всю эту ситуацию на себя? Может быть, поэтому так живо они интересовались ситуацией, которая вроде бы их внимание привлечь не могла?

- Да, есть всякого рода аллюзии, на которые многие обратили внимание, многие о них писали. Подобные аллюзии и сравнения могли появиться где угодно, в очень многих странах мира. На самом деле, не только россияне обратили внимание на это, много говорили сейчас о Гамбии в Украине, в странах Балтии, в Европе, Азии. Вдруг выяснилось, что бывает надежда на плавный переход власти к демократическим правителям! Перед этим нечто подобное было, например, в Нигерии, большой, мощной западноафриканской стране, которая имеет опыт многочисленных военных переворотов. И вот на протяжении уже достаточно долгого времени, в отличие от прежней традиции, когда там военные перевороты проходили с частотой раз в 6-10 лет, власть в Нигерии передается, при всех проблемах продолжающихся межэтнических и региональных межрелигиозных конфликтов, относительно плавно, насколько можно об этом судить.

Лагерь беженцев в Нигерии. Январь 2017 года
Лагерь беженцев в Нигерии. Январь 2017 года

Наконец, главное, почему, может быть, привлекла всеобщее внимание ситуация в этой стране. Гамбия находится в центре бурлящего региона. Большая часть информации, которая оттуда долго поступала в остальной мир, это не столько история диктаторов и их "причуд", назовем их так, сколько новости, что Западная Африка превратилась в источник финансирования многочисленных террористических и преступных международных группировок. Возьмем соседние страны – события в Сьерра-Леоне, Либерии, все эти истории о "кровавых алмазах", о контрабанде драгоценных металлов, которые шли потом на финансирование террористических группировок, в том числе, что доказано, и на Ближнем Востоке.

Западная Африка превратилась в источник финансирования многочисленных террористических и преступных международных группировок

И вот оказалось, что появился некий плацдарм, опираясь на который в качестве примера, можно было бы развивать подобные демократические процессы и в других странах. Но, увы… К этому можно добавить также и тот факт, что сегодня возрастает роль международных организаций, альтернативных ООН, или существующих параллельно с ООН. Как мы видим, сегодня ООН, созданная для того, чтобы поддерживать безопасность в современном мире, провалилась тотально! Во всех крупнейших конфликтах последних лет (прежде всего в таких, как сирийский кризис, или как, например, Южный Судан, с продолжающейся там войной), практически везде эта организация оказалась несостоятельна. И одна из таких "альтернативных" организаций – это ЭКОВАС, которая чем дальше, тем больше берет на себя функции военно-политической структуры, и играет, как мы увидели, заметную роль в интеграционных процессах на африканском континенте. Поэтому, естественно, если этот интеграционный процесс находится под угрозой, подобного рода организации считают не только возможным, но и справедливым вмешаться.

- Словосочетание "африканский диктатор" вызывает в памяти определенный набор образов. Это всегда некий стереотип, схема, и всегда это трагифарс. Яйя Джамме выделялся чем-то, среди себе подобных царьков?

- Теперь о нем просто несколько больше известно, чем о других. А так, в общем, он мало отличался от остальных, разве что его чаще, чем других, вспоминали, например, в сравнении с Бокассой. После того, как французские коммандос поддержали волеизъявление населения Центральноафриканской республики и свергли этого диктатора, в его дворце обнаружили золотые унитазы, а в холодильнике человеческое мясо - выяснилось, что он съедал оппозицию в буквальном смысле этого слова. На эту тему довольно много ерничали, и лишь только африканисты говорили о том, что речь идет, в общем, о части африканской анимистской традиции. Когда, съедая тело врага, человек получал его силу, приобретал могущество и укреплял, таким образом, свою власть. Бокасса, то есть, это делал не потому, что был каннибалом или, у него был дефицит питания.

Сенегальские солдаты в Гамбии. Январь 2017 года
Сенегальские солдаты в Гамбии. Январь 2017 года

Что касается ушедшего президента Джамме, то он, как мы помним, прославился среди прочих подобных, тем, что организовал охоту на ведьм в полном смысле этого слова, а не в переносном. Много и искренне занимался поиском женщин, якобы практиковавших черную магию, и их ликвидацией. Африканское христианство, как и африканский ислам (Гамбия – страна мусульманская), в общем, это не столько классические монотеистические, сколько синкретические религии, включающие в себя довольно много элементов языческой традиции. И местные лидеры активно используют эти верования для укрепления собственного авторитета. В Африке политическая культура и этнические культуры, традиционные культуры разных народов – это, более-менее, одно и то же.

- Есть же еще дрругие африканские диктаторы, более известные. И Роберт Мугабе в Зимбабве, и Теодоро Обианг Нгема в Экваториальной Гвинее, куда Джамме и бежал, судя по всему. И их никто не трогает, хотя имеют тоже репутацию "людоедов". Почему в Гамбии так все произошло, а в Экваториальной Гвинее и Зимбабве, допустим, не предвидится?

- С Зимбабве, на самом деле, никто не понимает, что с этой страной делать. Страна большая! Когда-то, на протяжении десятилетий, там шла гражданская война. И иногда в международных структурах полагают, что, в отличие от стран, которыми заниматься легко и просто, те страны, которыми заниматься тяжело и сложно, лучше не трогать. Экваториальная Гвинея – крупнейший экспортер нефти, как мы знаем, да и других природных ископаемых. И в этом смысле, зачем ввергать страну в пучину конфликта, чтобы получить следующего диктатора - ничуть не лучше предыдущего, с которым снова нужно будет налаживать отношения? Стоит ли игра свеч?

Теодоро Обианг Нгема
Теодоро Обианг Нгема

В целом, разумеется, мировая политика не столь цинична, как я сейчас излагаю, я утрирую. Но, мне кажется, что в тех случаях, которые вы перечислили, там, в общем, демократии никто и не обещал. А вот в случае с Гамбией вроде бы пообещали, и все уже в это поверили - а оказалось, что все, как всегда! Именно этим и вызвана подобная международная реакция. И вторая причина – это то, что проводниками этой реакции являются именно ближайшие африканские соседи Гамбии, чего в случае с Экваториальной Гвинеей, Зимбабве и другими примерами, которые вы имеете в виду, пока не произошло.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG