Accessibility links

Особенности национальных теледебатов


Масштабные представления претендентов на парламентские мандаты развернулись впервые в 2007 году на Абхазском телевидении

По привычке и для краткости те прямые эфиры с участием кандидатов в депутаты парламента шестого созыва, которые начались на абхазских телеканалах 21 февраля, у нас в обществе называют теледебатами. Хотя они содержат лишь некоторые элементы дебатов, то есть прямого общения кандидатов между собой. Почти все остальное нынче – монологи кандидатов и ответы на вопросы ведущих.

Такие масштабные представления претендентов на парламентские мандаты развернулись впервые в 2007 году на Абхазском телевидении. Нынче, как и в 2012-м, они идут также и на частном «Абаза-ТВ», в обратном порядке тому, что, согласно жеребьевке в ЦИКе, определен для бесплатных эфиров на государственном Абхазском телевидении.

Реакция общества за три такие кампании, включая нынешнюю, еще только набирающую обороты, бывает в основном однотипной, во многом повторяющейся, хотя неизбежно каждый раз присутствуют новые краски и нюансы. Одна из неизбежно повторяющихся эмоций – это возмущение в связи с участием в выборах людей не то что недостаточно подготовленных для законотворческой работы, а порой попросту малообразованных. И обычно буря эмоций по этому поводу возникает в ходе первых эфиров, а потом как-то то ли слух привыкает, то ли такие персонажи из других избирательных округов соображают, что лучше им вовсе не появляться на телеэкране, коль это будет для них контрпродуктивно.

Особенности национальных теледебатов
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:04 0:00
Скачать

В 2007 году запомнился один мужичок, который баллотировался в одном из сухумских городских округов и «пиарился», согласно жребию, в первый день. Потом я слышал, что он на самом деле мечтал о месте домоуправа, в парламентарии же решил пойти, чтобы привлечь внимание городского руководства к своей персоне. Так вот, вопрос телезрителя о его отношении к проблемам демографии ввел его в явный ступор, и у телезрителей сложилось впечатление, что он просто не понимал значения этого слова.

Тогда хоть интернет в Абхазии уже был, но общение и обмен впечатлениями телезрителей происходило еще не в соцсетях, а, что называется, вживую. В 2012-м и тем более сейчас оно переместилось в основном в «Фейсбук» и другие интернет-сообщества. Многие нынче делились эмоциями уже в ходе прямых эфиров, как говорится, без отрыва от телеэкрана. Очень много цитат с язвительными комментариями появилось, в частности, во время и сразу после телеэфиров на АТ 22 февраля с участием кандидатов, которые баллотируются по двум избирательным округам в Очамчырском районе.

Вот несколько «перлов», на которые телезрители обратили внимание в первые дни телеэфиров: «Есть дела, которые нужно решать скоропостижно...»; «Есть такие проблемы, которые стоят столбом!»; «То, что правоохранительные органы не выполняли и не выполняют своего прямого предназначения, не отменяет совершенных преступлений». Позднее услышал такое: «Проблема села оставляет желать лучшего». А еще мне запомнилось, как один из кандидатов, рассуждая о чем-то (в том момент я переключил телевизор с другого канала), произнес слова «Депутатские благА» (именно так, разумеется, с ударением на последнем слоге). «Что, что, о каких таких благАх вы говорите?» – заинтересовалась ведущая эфира Элеонора Когония. И кандидат начал говорить вдруг о том, что депутат парламента должен постоянно интересоваться нуждами своих избирателей, жить с ними одной жизнью. В общем, по-моему, так никто ничего и не понял.

Когда в «Фейсбуке» кто-то начал возмущаться этими нынешними «перлами», другой пользователь написал в ответ: «Не надо нагнетать, в прошлый раз было то же самое». Могу подтвердить это документально, поскольку подборки таких же изречений я собирал в феврале-марте 2012 года во время кампании по выборам в парламент пятого созыва. Но, похоже, это неизбежные издержки наших парламентских избирательных гонок. Звучащие порой предложения проводить перед регистрацией некие тестирования и отбор кажутся мне неприемлемыми. В конце концов, ну и пусть платой за «минуту славы» для таких самонадеянных претендентов будут насмешки в обществе в их адрес, которые, конечно, до них дойдут.

Да, «разнообразие», скажем так, в уровне подготовки претендентов на парламентские кресла присутствовало и раньше, но минусом нынешней кампании, на мой взгляд, является то, что, по крайней мере, поначалу предлагаемая система самовыражения кандидатов оказалась слишком пресной, малоинтересной. Скажем, в ходе предыдущих кампаний немало остроты добавляли вопросы телезрителей, поступавшие в студию (ведь на то и прямой эфир, чтобы можно было использовать такой формат). И я бы не назвал «оскорбительными» вопросы, когда, скажем, спрашивали, за что кандидат имеет судимость (и он этот факт не отрицал), или чем он занимался во время войны (когда в ответ звучало что-то маловразумительное о неких поручениях покойного уже Главнокомандующего, выполнявшихся в России), или сколько денег задолжал он банкам (в ответ звучало обиженное, что не банкам, а банку)... А почему, собственно, избиратель не должен знать о «скелетах в шкафу» кандидата, а также о том, как он умеет держать удар на публике? К сожалению, большинство начинали выкручиваться и врать, что уже на следующий день выяснялось благодаря заявлениям в интернете соответствующих служб и причастных к делу лиц.

Нынче, похоже, решили обойтись без этих неудобных вопросов телезрителей и «осложнений» для кандидатов, их возможных обид на телеканал. Но не только в этом дело. На Абхазском телевидении придумали такую «новинку»: после своих вступительных слов кандидаты вытаскивают из стеклянного шара с отверстием («аквариума») записку с вопросом. А вопросы схожи с теми, которые тащат на экзаменах, их уже и называют «билетами». Это несколько прибавило внешней зрелищности, но в результате упомянутая Элеонора Когония порой начинала напоминать учительницу, которая бьется с отстающими учениками и пытается вымучить вместе с ними у доски ответ на вопрос экзаменационного билета. Только зачем? Те, кто составлял эти «билеты», не учел прежней практики: что всегда интереснее слушать ответы на такие вопросы, которые в данный момент являются в обществе дискуссионными. Вот сейчас, например, весьма по-разному было воспринято обращение большой группы граждан в парламент с предложением резко ограничить привилегии и льготы его депутатов. И при ответах на них обычно возникает столкновение мнений, что неизбежно повышает интерес зрителей к происходящему. И подобных обсуждаемых в обществе вопросов, по которым существуют разные взгляды, всегда немало.

Вот наглядный пример. Когда нынче после первого эфира с кандидатами в парламентарии на «Абаза-ТВ» (округ №6) зазвучали лестные отзывы интернет-пользователей: вот, мол, наконец, люди, которые умеют мыслить и говорить, – мне захотелось пожать плечами: а что, это не было известно заранее, когда мы узнали имена тех, кто баллотируется в этом округе? Все они, так или иначе, уже знакомы обществу и проявили себя как хорошие ораторы. Потому удивляться или умиляться там было абсолютно нечему. Но мне, не скрою, было скучновато во время того эфира, потому что он проходил в форме беседы за круглым столом, каковые можно проводить и весь год без всякой привязки к выборам. И совсем другое впечатление было от эфира на том же канале на следующий день, с участием кандидатов по округу №7, когда в студии не раз возникали острые дискуссии.

Не призываю к тому, чтобы превращать эти телеэфиры в гладиаторские бои, но без остроты не будет интереса аудитории, а значит, и кандидаты не привлекут к себе внимания избирателей. Впрочем, все в итоге, так или иначе, решал уровень встретившихся в студии кандидатов. Ведь отвечая по «билету» о коррупции в Абхазии, можно было ограничиться невразумительным: «Борьба с ней у нас ведется, но недостаточно». Другие же, которым попадались, как вчера, вопросы «Предпосылки формирования среднего класса в Абхазии», «Парламент как ветвь власти», выруливали-таки на достаточно интересную дискуссию.

Вот пост журналистки Арифы Капба, прочитанный мной позавчера:

«Главная мысль после двух прямых эфиров: жаль, что по-настоящему достойные кандидаты составили друг другу сильнейшую конкуренцию на одних и тех же участках, когда на многих есть большой дефицит хороших кандидатур. И еще: если претенденты сильны, при любом формате это будет видно, а если нет, то хоть ковровую дорожку перед ними расстилай, ничего не поможет».

Наблюдение относительно неравномерного распределения подготовленных кандидатов по округам не ново, но, пожалуй, нынче особенно явно бросалось в глаза: из многих столичных округов, где баллотируются по 5-7 кандидатов, большинство украсило бы парламент шестого созыва, но, увы, почти все эти места займут люди, идущие в некоторых сельских округах и с трудом представимые в качестве депутатов. Наверное, тут что-то надо менять. Никого, скажем, в России не удивляют депутаты Госдумы, живущие в Москве, но избираемые в Забайкалье.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG