Accessibility links

В последние годы в Абхазии много внимания уделяется шахматным соревнованиям. Недавно игра в шахматы даже стала преподаваться на факультативной основе в средних школах. Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов даже вручил диплом президенту федерации шахмат Абхазии. Но это вызвало у некоторых бурю возмущения…

Сегодня мы с президентом Шахматной федерации Абхазии Константином Тужба сидели в «старом добром» Сухумском шахматном клубе, в одноэтажном здании по проспекту Леона, 11, и неспешно беседовали о развитии в республике его любимого вида спорта. Предпосылок к тому, чтобы наш разговор состоялся в эти дни, накопилось много. Но обо всем по порядку…

Прежде всего, я напомнил собеседнику о том, как около года назад мы, несколько человек, ехали в его машине из села, в котором участвовали в «сороковинах» по одному уважаемому в Абхазии человеку, и коротали дорогу, рассказывая всякие истории из своей жизни. Присутствие в салоне Константина Андреевича, про которого в последние годы в Абхазии стало уместно утверждать: «Мы говорим «Тужба» – подразумеваем «шахматы», мы говорим «шахматы» – подразумеваем «Тужба», подвигло меня на воспоминания об эпизоде из далекой юности. Тогда, в середине семидесятых годов, я несколько месяцев (это было что-то вроде стажировки) работал в редакции гулрыпшской районной газеты. И вот после выхода очередного постановления ЦК КП Грузии о борьбе с вредными обычаями и традициями, то бишь с многолюдными свадьбами и похоронами, в райком партии поступил «сигнал» о том, что в селе Пшап местный житель устраивает именно такую свадьбу. В райкоме дали задание редактору, а тот поручил мне, как сухумскому юнцу, которого в районе никто не знает, поехать на эту свадьбу и, в случае подтверждения «сигнала», «раздраконить» ее устроителей в газете. Донос оказался ложным – на свадьбе той я увидел гостей двести, не больше (по сегодняшним представлениям – это вообще мизер), о чем я и доложил с облегчением на душе назавтра редактору. Но вот свидетелем какого разговора мне довелось стать на этой мегрельской свадьбе. В кругу мужчин начали рассказывать анекдот на русском: «Почему среди абхазов нет сильных шахматистов?» – «Так там голова нужна, не …». Последнее слово, относимое к разряду «нелитературных» и, согласно витиеватому книжному выражению, обозначающее «то место, где спина теряет свое благородное название», утонуло в дружном взрыве смеха. Устраивать там скандал было бы с моей стороны глупо по многим причинам, но можно представить, что творилось в душе…

Так вот, я не раз потом мысленно возвращался к данному уничижительному анекдоту. Довольно типичному в контексте высокомерного отношения, которое высказывали по отношению к абхазам многие (нет, нет, конечно, не все) жившие в Абхазии грузины, и соответствующая обратная реакция на которое не могла не копиться годами и десятилетиями. Но, помимо него, возникновению этого анекдота наверняка способствовал взлет в тот период грузинской женской шахматной школы. Чемпионки мира Нона Гаприндашвили и Майя Чибурданидзе, вице-чемпионка мира Нана Александрия – их именами гордилась тогда не только Грузия, гордился весь Советский Союз. (Помню, кстати, как в соседнем с шахматным клубом, где мы сидели сегодня с Константином Тужба, здании редакций республиканских газет проходила встреча с Майей Чибурданидзе, на которой я присутствовал.) Но особенно гордились, естественно, грузины. В случае с анекдотом, однако, эта гордость переходила в бахвальство, да и нелепо это – ждать от абхазов, которых в сорок раз меньше, таких же успехов, каких могли добиться в разных сферах грузины. Тем не менее, несмотря на всю малочисленность абхазов, разве не известны имена писателя мирового уровня Фазиля Искандера, оперных певиц Хиблы Герзмава и Алисы Гицба… Впрочем, стоп, не хочу сейчас скатываться к доказыванию банальных истин, вроде той, что нет бесталанных народов…

Но феномен достижений грузинских шахматисток действительно существует. Как его объяснить? Когда мы заговорили об этом с Константином Андреевичем, он сказал так:

«Это, во-первых, появление одного таланта, за которым тянутся и другие. Вот Нона Гаприндашвили… Это стало популярным, модным, массовым. И второе: появление тренера, который стал успешно работать.

– Ну, вот я тогда перекину логический мостик, потому что это напрашивается… В Абхазии тоже появился такой человек, Константин Тужба – энтузиаст, который привлек к шахматам внимание, и потянулось, потянулось… Я не помню, чтобы до войны в Абхазии шахматы были как-то особенно популярны… Вот как вы сами пришли к шахматам?

– Профессиональным шахматистом я никогда не был. Даже в спорте у меня были другие увлечения.

– Какие?

– Большой теннис, футбол».

В шахматы Константин Андреевич, по его словам, играл на любительском уровне, ни в каких соревнованиях не участвовал. Но когда он, уроженец очамчырского села Илыр, после войны работал министром экономики Абхазии, одним из руководителей администрации Сухума, ему захотелось сохранить вот этот самый шахматный клуб. В других городах Абхазии к тому времени аналогичные помещения «прихватизировали» и превратили в разные доходные места. Обычно это делалось с помощью басен о том, что владелец откроет, скажем, кафе, а при нем и шахматные столики будут… Были такие желающие и в Сухуме, но Тужба отстоял это уютное помещение в самом центре столицы. Собрал шахматистов, «подтянул» детей, чтобы приходили сюда заниматься. Он рассказывает:

«В 2004 году нам удалось провести первый международный турнир «Абхазия ОПЕН». И после этого прошло 14 лет – и мы ни разу не сорвали этот турнир, он ежегодно проводится. Я думаю, в общей сложности посетило этот турнир более пяти тысяч шахматистов из всех регионов России, из Украины, Казахстана… Он у нас разросся по городам – Очамчыра, Гудаута, Сухум, Гагра… Сюда приезжал Дмитрий Андрейкин, совсем юным приезжал, третье место занял – а сейчас это один из сильнейших шахматистов мира, в прошлом году завоевал Кубок мира».

Алина Кашлинская, Дарья Чарочкина – с гордостью продолжил Тужба перечислять участников турниров в Абхазии. В 2005 году сюда приехал чемпион мира Анатолий Карпов и участвовал в открытии в Сухуме шахматной школы его имени. В последние годы в Абхазии появились такие юные шахматные таланты, как Айнар Хурхумал из Очамчыры, Алан Кайтан, Даниэл Шелия из Сухума. А совсем недавно, с 1 февраля, в сухумских средних школах введен факультатив, и для работы с детьми выделено 15 штатов тренеров.

В том же месяце Константин Тужба в очередной раз повез группу абхазских школьников из 20 человек в столицу России для участия в фестивале «Москва ОПЕН». И все бы ничего, но разразился международный скандал. Президент ФИДЕ Кирсан Илюмжинов, известный также как бывший глава Калмыкии, встретился в Москве с абхазскими ребятами и вручил Константину Тужба диплом за развитие шахмат в республике. Когда об этом сообщил сайт Kirsan.today, президент Грузинской шахматной федерации Гия Гиоргадзе направил письмо в секретариат ФИДЕ и членам Президентского совета организации, в котором назвал действия Илюмжинова неподобающими и безответственными. Суть обвинения была в том, что Илюмжинов встретился с главой федерации шахмат Абхазии, «которая, согласно международным документам, является частью Грузии, оккупированной Россией».

Далее в письме сказано: «В связи с этим грузинская сторона интересуется у чиновников ФИДЕ: имел ли Илюмжинов право награждать дипломом представителя самопровозглашенной республики Абхазия; в каком статусе Илюмжинов встретился с представителем Абхазии; осознают ли они, насколько чувствительным является абхазский вопрос для Грузии? Все это происходит на фоне того, что Грузия становится одной из ведущих шахматных держав – в 2017-2018 годах страна проведет чемпионат Европы, Кубок мира и Олимпиаду». Грузинская федерация требует «поднять эту тему на ближайшем заседании Совета и «принять надлежащие меры».

Интересно, какие? Отправить в Сухум порученцев ФИДЕ (но чтобы они ехали, конечно, через Тбилиси, дабы у них потом не было неприятностей из-за неразрешенного посещения «оккупированной территории») с заданием срочно изъять тот самый диплом в рамочке, который стоял на столе в Сухумском шахматном клубе во время нашей беседы с Тужба? А может, сразу перейти к более кардинальным мерам – запретить абхазским детям учиться играть в шахматы как в слишком интеллектуальную для них игру?

Я, конечно, утрирую. Всем хорошо известно, что уже много лет отношения между Сухумом и Тбилиси находятся в патовом состоянии. Напомню: пат – ситуация в шахматах, когда одна сторона не может сделать ни одного хода, но мат ей так и не объявлен. Вот и остается грузинской стороне делать такие истерические заявления.

23 февраля президент Абхазии Рауль Хаджимба, между тем, принял участников международного Кубка по шахматам «Moscow Open 2017». Он отметил: «Нашим спортсменам и тренерам представители российских шахматных школ уделили особое внимание. Президент FIDE Кирсан Илюмжинов, а также гроссмейстер Василий Малинин, которые встретились с абхазскими шахматистами, проявили большую заинтересованность к развитию шахматных школ в нашей стране». Константин Тужба на встрече проинформировал об инициативах федерации по развитию шахматного спорта. Так, по его словам, в каждой сухумской школе уже по 50 детей записаны в шахматные кружки. Он обратился в Министерство образования с предложением во всех школах республики выделить штатного тренера по шахматам для ведения факультативных занятий.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG