Accessibility links

Преодолевая «Мечту»


Борьба за выживание института президента – так многие наблюдатели характеризуют ситуацию, сложившуюся в грузинском политическом спектре

Четырехлетняя «словесная война» правящей «Грузинской мечты» и президента Георгия Маргвелашвили достигла кульминации. Президентское вето для партии власти не указ и больше уже не проблема. После того как «мечтатели» получили конституционное большинство, глава государства фактически лишь номинально носит этот титул.

Борьба за выживание института президента – так многие наблюдатели характеризуют ситуацию, сложившуюся в грузинском политическом спектре в последнее время. Конституционное большинство, полученное «Грузинской мечтой» на последних парламентских выборах, дало партии власти возможность игнорировать главу государства практически во всех вопросах. Даже президентское вето, последний козырь Георгия Маргвелашвили, больше не может влиять на процессы, разве что немного отсрочить решения, принятые «Мечтой».

Лидеры правящей партии уже практически не скрывают: президент – лишь досадная помеха на пути их законотворчества. То, с какой легкостью и скоростью парламент преодолел последнее вето главы государства, даже формально не обсудив его замечания, говорит о финальной стадии противостояния, считает политолог Георгий Гобронидзе:

Преодолевая «Мечту»
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:16 0:00
Скачать

«Это ни к чему хорошему страну не приведет, потому что, с одной стороны, способствует поляризации общества, а с другой – в очередной раз доказывает, что ни парламент, ни президент, к сожалению, не готовы к нормальному политическому диалогу и к нормальному политическому процессу».

При этом, по словам Гобронидзе, если речь идет о фактическом переходе к парламентской форме правления, на что постоянно указывает правящая партия, в Конституции должны быть четко обозначены полномочия президента:

«Потому что у нас после выборов 2012 года сложилась комическая ситуация: у нас было два Совета безопасности – один при президенте, второй при премьер-министре. Потом они нашли какое-то различие в функциях, но само по себе это не создает здоровую практику».

Глубина кризиса, начавшегося с неподеленного с бывшим премьером Ираклием Гарибашвили Давоса, во всей красе проявилась в отчаянном противостоянии вокруг поправок в Конституцию. Отвечая на последние критические высказывания главы государства в адрес «Мечты», спикер парламента Ираклий Кобахидзе даже пригрозил провести непрямые выборы президента не через семь лет, как было заявлено ранее, а уже на следующий год, если Георгий Маргвелашвили продолжит делать «некорректные заявления».

Ультиматум Кобахидзе тогда поддержала почти вся «Грузинская мечта», фактически дав понять: судьба института президента зависит от того, нравятся или нет партии власти заявления действующего главы государства. Впрочем, по мнению политолога Гелы Васадзе, проблема гуда глубже, чем противостояние властных институтов или противостояние личностей:

«Это противостояние подходов и видения будущего Грузии. Когда «Грузинская мечта» фактически монопольно получила власть в стране, стало ясно, что у власти есть проблемы. Власть в Грузии – это не министерское кресло и не депутатский мандат. Власть в Грузии – это степень приближенности к первому лицу. Так было всегда, так было при первых секретарях, так было при Звиаде (Гамсахурдия), при Шеварднадзе, при Саакашвили. Что произошло в данном случае? В нашей ситуации первое лицо не является формально первым. И в данном случае мы получили серьезное противостояние уже подходов. То есть нет реального разделения властей. Каким оно будет – демократическим, где будут учитываться интересы и оппозиции, и формальных структур? Или это будет общество с неформальным правлением? Президент Маргвелашвили, хотел он этого или не хотел, практически стал той точкой сборки, сопротивления общества тому, что ему навязывается извне».

Видимо, Георгий Маргвелашвили вызывает явное раздражение «Мечты» еще и потому, что глава государства открыто выразил поддержку оппозиционной телекомпании «Рустави 2», а первая леди Мака Чичуа даже появилась на акции протеста во дворе телекомпании, не говоря уже о главе администрации Георгии Абашишвили, который в полушутливой форме предложил выкупить «Рустави 2», задействовав резервный фонд президента.

Четыре года назад экс-премьер Бидзина Иванишвили заявил, что Георгий Маргвелашвили после избрания на пост президента «проявил характер и принципиально другие качества», из-за чего он, Иванишвили, разорвал отношения с президентом. После этого заявления лишь ленивый представитель «Грузинской мечты» не критиковал главу государства по любым темам.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG