Accessibility links

ПРАГА---В Армении с невиданной прежде живостью подходит к финишу избирательная кампания, выборы в парламент состоятся 2 апреля. Сегодня, за 10 дней до развязки арестован Самвел Бабаян, бывший министр обороны самопровозглашенной Нагорно-Карабахской республики, а накануне с часовым интервью выступил первый президент страны Левон Тер-Петросян. В «Некруглом столе» мы обсудим перипетии армянских выборов с политологами Тиграном Акопяном и Степаном Григоряном.

Вадим Дубнов: Сегодня в предвыборной кампании в Армении случилось событие, которое может изменить ее ход – я имею в виду арест Самвела Бабаяна, во многом знаковой фигуры для армянской истории и политики. Как вы полагаете, Тигран, что вообще произошло?

Тигран Акопян: Если исходить из очень лаконичного сообщения Службы национальной безопасности Армении, то на границе была задержана какая-то машина, в которой были элементы от зенитно-ракетного комплекса «Игла». После того, как задержали людей, причастных в перевозке через армяно-грузинскую границу этих частей «Иглы», они на допросе признались, что организатором или покупателем или участником этой сделки был Самвел Бабаян – бывший командующий армии Нагорного Карабаха. Добавлю, что о том, что Самвел Бабаян будет пытаться дестабилизировать обстановку в Армении после выборов, намеченных на 2 апреля, уже несколько недель говорят очень авторитетные политологи и эксперты.

Вадим Дубнов: Степан, ведь Самвел Бабаян связан с одним из избирательных блоков, в общем, довольно респектабельных, как казалось, по крайней мере, поначалу. Зачем ему «Иглы» в Армении?

Степан Григорян: Настораживает в этой ситуации только одна вещь: это произошло на фоне избирательного процесса и того, что, действительно, Самвел Бабаян совершенно четко ассоциируется с конкретной политической силой, политическим блоком и даже делал какие-то политические заявления. Самвел Бабаян, возможно, из-за своего политического участия представлял опасность, поэтому, может быть, это нейтрализация, а может, нет. Знаете, весь этот политический избирательный процесс у нас идет достаточно сложно, очевидно, что власть как бы старается нейтрализовать все возможные угрозы, и в этом контексте это можно рассматривать.

Вадим Дубнов: Тигран, это одна линия фронта, но, насколько я понимаю, в этих выборах их довольно-таки много – есть Левон Тер-Петросян, который накануне выступил со значительным интервью… Вы могли бы как-то обрисовать все фронта, все противоречия этих выборов?

Тигран Акопян: Я бы не назвал это фронтами, потому что само определение «фронтов» предполагает какие-то равнозначные участки – линию обороны или нападения. Я бы, скорее, говорил о главной дихотомии войны и мира, об этой повестке, которая хоть и четко не обозначается в предвыборных выступлениях или программах, но она будет определять повестку деятельности следующих властей, потому что все – и оппозиция, и власти – понимают, что без решения нагорно-карабахской проблемы остальные проблемы и вызовы, которые стоят перед Арменией, будет очень трудно решить. И в этом плане Республиканская партия Армении и «Армянский национальный конгресс», во главе которого стоит первый президент Армении Левон Тер-Петросян, – только эти две политические силы, так или иначе, говорят о возможных компромиссах или уступках в решении карабахской проблемы. Я бы все-таки этот фронт, эту траншею проводил вдоль этой дихотомии. Остальное – неинтересно, потому что если проследить за всеми предвыборными многоходовками, которые сейчас существуют, то по большому счету идет очень популистская кампания, в которую втянуты все – и оппозиция, и власти.

Вадим Дубнов: Степан, как вы полагаете, эти выборы каким образом переформатируют саму модель власти?

Степан Григорян: Я думаю, что очень важный момент произошел, когда был принят закон по выборам – Избирательный кодекс, где все равно сохранилась мажоритарная система. Если мы переходим к парламентской системе, то желательно, чтобы система голосования была только пропорциональной, но власти удалось провести в парламенте такую систему, которая очень смешанная, взаимозависимая, пропорционально-мажоритарная. Это автоматически означает, что преимущество имеют те силы, которые имеют финансовые рычаги и, конечно, административный ресурс. В этом смысле как бы преимущество власть определила, и я думаю, что они выиграют выборы с достаточно серьезным отрывом, поэтому я бы сказал так: официальная часть структуры власти поменяется, а неофициальная сохранится, просто вместо президента у нас будет что-то близкое к генеральному секретарю ЦК Компартии. Т.е. лидер Республиканской партии формально, может быть, даже не возьмет на себя президентскую, премьерскую или какую-то другую должность, но вся власть будет концентрироваться внутри партии.

Вадим Дубнов: Т.е. вы не ждете предполагаемых и многими ожидающихся осложнений для Республиканской партии…

Степан Григорян: Нет, я не вижу здесь никаких опасностей. Безусловно, власти смогли освежить команду. Вы посмотрите состав Республиканской партии: много свежих фигур, тот же новый премьер, который достаточно динамичен, поэтому даже фактор достаточной популярности того же Гагика Царукяна не перебьет этот результат. Я не думаю, что Царукян будет сейчас представлять достаточно серьезную опасность, хотя они наберут, безусловно, много. Есть еще один очень важный момент: очень важно было, что скажет оппозиция. Здесь я с Тиграном Акопяном согласен, что как бы главный тренд пошел в направлении Карабаха, а оппозиции, мне кажется, было бы выгодно увести главный тренд на борьбу против коррупции, на эти негативные явления, через которые тоже можно решить проблему – усиление демократии. Оппозиция не смогла обострить эту тему, и именно поэтому остался один карабахский тренд, где роль тех главных оппозиционных сил, которые имели какие-то шансы, конечно, сейчас уменьшена.

Вадим Дубнов: Правильно ли я вас понимаю, что все остальные тренды – и тот же самый коррупционный тренд, и тот же тренд, который мы видели летом, во время кризиса с «Сасна црер», – все это некие вторичные, подчиненные тренды, которые на самом деле группируются вокруг того, что назвал Тигран Акопян вопросом войны и мира?

Степан Григорян: Я согласен с Тиграном Акопяном, что, по крайней мере, в последнюю неделю пошло в сторону карабахского тренда, а это уже действительно выгодно тем, кто делает акцент на карабахском вопросе, например, «Армянскому национальному конгрессу» во главе с Левоном Тер-Петросяном, потому что они здесь имеют какие-то альтернативные предложения.

Вадим Дубнов: Тигран, я вам задам тот же вопрос…

Тигран Акопян: Я немного не соглашусь по поводу дальнейшей роли сегодняшнего президента, который, вероятно, будет председателем и главой партии и сможет сосредоточить в своих руках всю власть, т.е. все властные рычаги будут находиться в штаб-квартире правящей партии. Мне все-таки кажется, что такая система может действовать в однопартийной системе, где генсек является главой всего – и партии, и исполнительно и законодательной власти. В многопартийной системе, которая, так или иначе, со всеми перекосами утвердилась в Армении, власть генсека отдельной партии, пусть даже и правящей, все-таки эфемерна. Она долго не может продлиться, потому что по Конституции властные функции переходят к премьеру, а найти такого человека, как, предположим, в России (Дмитрий) Медведев для (Владимира) Путина, в Армении будет очень сложно. Что касается коррупции, то, да, как тренд она выступает, но это дань моде: нельзя участвовать в выборах и не говорить о борьбе с коррупцией. Но, в принципе, как о методе завлечения, как об упаковке предвыборной программы говорить о коррупции неэффективно. У нас борьба с коррупцией не является приоритетом для населения, которое взяточничество и коррупцию считает одним из элементов своей социальной жизни, т.е. резкого неприятия в обществе для среднего гражданина я в Армении, к сожалению, не замечаю.

Вадим Дубнов: Степан, насколько важен в этих выборах фактор премьера? Вы сказали, что правящая партия пересядет просто в другой формат, но ведь правящая партия, насколько я понимаю, теперь будет другой – раньше в правящей партии не было столь самостоятельной и принципиальной ключевой фигуры премьера…

Степан Григорян: Да, он имеет определенный уровень самостоятельности, но судя по тому, как премьер заявлял о том, что таких уж четко выраженных монополий в Армении нет, судя по тому, что он выводит многие дискуссии в несколько другие области, судя по ответам премьера и его шагам в последнее время, я не вижу, чтобы ему полностью дали в любых вопросах делать изменения. Второе: то, что хотят люди, очень легко проверить: карабахский вопрос для них более актуален или социальный. На всех без исключения встречах всех политических сил поднимаются вопросы величины пенсии и других проблем, именно социального значения – тяжелая ситуация, безработица, поэтому мне кажется, как раз главный тренд, который требует народ, именно эти задачи. Другой вопрос – реально ли то, что говорят и предлагают разные партии, но важнейший тренд, идущий снизу, от народа, это, безусловно, борьба с коррупцией, монополиями.

Вадим Дубнов: Тигран, как вы полагаете, может ли фактор премьера Карена Карапетяна изменить структуру власти?

Тигран Акопян: Знаете, я весьма сомневаюсь. Я здесь согласен со Степаном. Карена Карапетяна, конечно, пытаются позиционировать как очень независимого политика, которому дан карт-бланш и на изменения состава правительства, и на преобразования в Армении, но это не так. Причем это позиционирование независимого политика чуть потускнело во время предвыборной борьбы, потому что, мотаясь от одного митинга к другому в составе все той же ненавистной для народа группы олигархов, криминальных авторитетов, коррупционеров, этот ореол независимости начинает теряться. Он опять начал ассоциироваться с тем олигархическим криминальным кланом, который сегодня властвует в Армении, по мнению большинства избирателей. Народ привык, в принципе, выбирать между плохим и худшим. Если прошлый премьер был наихудшим вариантом, то на его фоне нынешний премьер-министр смотрится неплохо, и сама встреча с его коллегой из России Медведевым смотрелась очень удачно, потому что Карен Карапетян вел себя с ним на равных, умело шутил, были подписаны очень интересные документы. Конечно, кое-что можно от Карена Карапетяна ожидать, но я думаю, не очень веских реформ – это будут какие-то косметические изменения, которые по большому счету в Армении ничего не изменят.

Вадим Дубнов: Степан, было очень много споров по поводу избирательной реформы, новой модели, к которой пришла Армения. В итоге, как вы полагаете, эта реформа все-таки разнообразила политическую жизнь или все самые скверные ожидания, в общем, подтвердились?

Степан Григорян: Нет, я считаю, что определенный позитивный элемент есть. Главное мое замечание только в одном: эти реформы в переходе к парламентской системе обязательно должны быть скоординированы законом о выборах. Все-таки желательно на какое-то время исключить мажоритарный тип голосования, потому что все-таки реформа оживила, я с вами согласен. В этом контексте, безусловно, роль партий несколько повысится, т.е. партийная деятельность станет более престижной внутри общественного и политического развития Армении.

Вадим Дубнов: Тигран, к вам у меня тот же вопрос…

Тигран Акопян: Разумеется, новый закон о выборах интересный. Вообще, поправки к Конституции, как бы большая часть населения скептически ни относилась к этому, действительно дают возможность для создания нормального политического поля в стране. Я думаю, что мажоритарную систему в какой-то мере оставили лишь потому, что переход к чисто пропорциональной системе партийных выборов на этом этапе ослабил бы возможности Республиканской партии. И сама избирательная кампания проходит намного сочнее, интереснее, которая подчеркивает роль партий, потому что делать партийную, а потом и административную и государственную карьеру сейчас вне партий почти невозможно. Это постепенно создаст действительно нормальную многопартийную мощную структуру в Армении. В этом плане я согласен: все-таки и новая Конституция, и новый Избирательный кодекс создают почву и для многообразия, и для многопартийности, и для создания зачатков какого-то гражданского общества в Армении.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG