Accessibility links

Сегодня в Ленингорском районе хоронили Тенгиза Хачирова. Он был водителем единственной маршрутки рейса Ленингор-Цхинвал. По словам местных жителей, его смерть и последовавшие за нею события демонстрируют гуманитарные проблемы, с которыми не один год живут местные жители.

Сегодня в селении Цубен Ленингорского района похоронили водителя маршрутки Ленингор-Цхинвал Тенгиза Хачирова. Тенгиз скончался на 61-м году жизни. По словам гражданской активистки из Ленингора Тамары Меаракишвили, во вторник под утро он разбудил жену и пожаловался на боли в сердце. Супруга дала ему валидол и вызвала скорую помощь. Через 15 минут, когда приехала скорая, Тенгиза уже не было...

В районе его любили за веселый нрав и доброе, даже заботливое отношение к людям. Любили за то, что при любом ненастье в его машине всегда было чисто и тепло, за то, что он всегда довозил женщин с тяжелой поклажей к самой калитке и никогда не брал за это дополнительной платы.

Тамара Меаракишвили была его другом, бывала у них дома. По ее словам, этот веселый с виду человек носил на душе тяжелый камень:

«Тенгиз постоянно переживал из-за того, что война разделила его с близкими людьми. Две сестры замужем в Грузии, он их не видел девять лет. Там же замужем дочери и родня со стороны жены… Часто по вечерам они говорили о родных, сетовали, что давно не виделись».

Почему сестры и дочери не могли приехать в район – понятно, у них не было пропуска. Но почему Тенгиз не мог их навещать в Грузии? Жители района имеют право выезжать в Грузию, для этого существует пункт упрощенного пересечения границы. Только дело в том, что этого права уже пять лет как лишены жители Закора (Цубен – одно из сел, которое относится к Закорскому сельскому совету).

В таком дискриминированном положении селяне оказались после того, как подписали коллективную жалобу президенту на бывшего главу района Джемала Джигкаева, рассказывает Тамара Меаракишвили:

«Один их односельчанин, Василий Хачиров, собрал подписи под жалобой обманным путем. Дело было во время религиозного праздника, люди были выпившие, поэтому ввести их в заблуждение не составило труда. В этой жалобе было написано про Джигкаева, про меня и еще многих. Говорят, после этого Джигкаев сделал все, чтобы жители этих сел больше не въехали в Грузию. Среди подписантов Тенгиза не было, но он был из попавшего в немилость села, поэтому на него тоже распространялся запрет. Тенгиз не раз говорил мне, что хочет поехать к родственникам, хочет поехать к врачу, но его не выпустят».

На этом грустная история не заканчивается. Две сестры Тенгиза Хачирова захотели проводить брата в последний путь. Раньше в районе действовало правило, по которому десять родственников из Грузии (не имеющих пропусков) могли перейти границу, чтобы проститься с покойным, с условием, что они покинут республику в тот же день до закрытия пограничного поста. Но уже года два, как это правило отменили югоосетинские власти.

Зная об этом, дамы почтенного возраста пустились в отчаянное предприятие – они дождались ночи и нелегально пересекли границу. Около пяти утра их задержали пограничники. Сестры перепугались, одна из них не выдержала нервного напряжения – ее хватил сердечный приступ. Женщину пришлось везти в больницу, говорит Тамара Меаракишвили:

«Они уже на свободе и неплохо себя чувствуют. Видимо, кто-то им помог, и женщинам разрешили остаться на похоронах. Конечно, спасибо всем, кто помог им, но это единичный случай, скорее исключение, чем правило. А нам нужно, чтобы кто-то принял решение и навсегда снял эту проблему. Без этого невозможно. Никто из нашего района не требует, чтобы нам строили рынок, дом культуры или детский сад. Мы требуем, чтобы нам дали документы как возможность жить нормальной жизнью. Требуем, чтобы к нам хотя бы на похороны, о свадьбе речь не идет, могли приезжать люди, с которыми мы хотим разделить наше горе».

По словам югоосетинского политолога Дины Алборовой, все эти запреты невозможно объяснить соображениями безопасности. В самом деле, какая угроза может исходить от нескольких человек, в основном стариков и женщин, которые после досмотра на границе едут на похороны своих близких? Говорит Дина Алборова:

«Речь идет о людях, поэтому надо все эти процессы как-то очеловечить. Эти люди – наши сограждане, и, соответственно, надо относиться к ним, как к нашим согражданам, а не отделять их. Мы говорим, что раньше, во время Советского Союза, наши права как национального меньшинства ущемлялись в Грузинской ССР. Так давайте теперь не уподобляться тем, кто ущемлял нас. Давайте заботиться о наших национальных меньшинствах. Мы декларируем, что строим правовое демократическое государство, а коли так, товарищи дорогие, тогда уж давайте соответствовать».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG