Accessibility links

Уроки абхазских парламентских выборов: как разомкнуть круг?


После того как был сформирован парламент Абхазии шестого созыва (лишь один депутат будет доизбран 14 мая, в день рождения первого абхазского президента Владислава Ардзинба), в СМИ и интернет-сообществе появилось много суждений не только о его составе, но и об уроках нынешней избирательной кампании, которые необходимо использовать при подготовке к будущим.

К счастью, промолчал на этот раз московский Институт ЕАЭС (Евразийского экономического союза), который вот уже больше года раздражал читающую публику в Абхазии своей псевдоаналитикой о происходящем в республике. По крайней мере, я не видел их комментариев, хотя в начале года директор института Владимир Лепехин забросал нас в «Sputnik Абхазия» десятком своих поучений и грозился, что институт будет освещать парламентские выборы в Абхазии, Армении и президентские в Южной Осетии. Не знаю, то ли в этом институте осознали всю верность афоризма Френсиса Бэкона о молчании как добродетели, то ли произошло еще что-то…

В последней прочитанной мной публикации из этой серии, уже в самый канун парламентских выборов в Абхазии, заместитель директора института ЕАЭС Виталий Бельский изрек:

«И я не исключаю, что результаты голосования станут весьма неожиданными для многих наблюдателей и самих кандидатов, после чего ситуация в республике может начать развиваться по непредсказуемому сценарию. Может получиться так, что 12 марта (в день голосования) граждане республики заснут в одной стране, а на следующий день – после подсчета голосов избирателей – проснутся уже в другой. Не хотелось бы так думать, но выборы – это всегда лотерея, когда в обществе формируется оппозиция, для которой приход к власти становится важнее судьбы страны. Я могу ошибаться, но мне кажется, что сегодня в Абхазии как раз такой случай... Действительно, благодаря выдвижению большинства кандидатов (более 80%) от инициативных групп, выборы и впрямь становятся не просто лотерей, но игрой в «русскую рулетку» с возможным печальным концом».

Прежде всего, по прочтении процитированного, я обратил внимание на то, как методика публикаций института схожа с отшлифованной веками методикой гадальщиков: совсем не нужно знать что-либо о конкретном человеке или ситуации в конкретной стране, надо просто вбросить нечто общераспространенное и «легкоусвояемое». Вроде того, что у данного прохожего «чистое сердце, но хитрости в нем нет» или что после выборов «можно проснуться в другой стране». Да, бывает порой такое после выборов, но тут Бельский продемонстрировал полное отсутствие осведомленности о конкретной ситуации. Парламентские выборы в Абхазии не имеют такого решающего значения в борьбе за власть, как президентские. Осведомленные о ситуации люди также прекрасно понимали, что, как и на предыдущих парламентских выборах, из-за большого количества претендентов после первого тура определится лишь меньшая часть депутатского корпуса (так и вышло, определилось меньше трети). По-видимому, не знал Бельский и о том, что и на предыдущих выборах в парламент Абхазии подавляющее большинство кандидатов у нас баллотировалось от инициативных групп, а не от политических партий, и ничего, как-то мы выжили…

Ну, а теперь поговорим серьезно. Поговорим о выводах аналитиков, действительно владеющих информацией о происходящем в Абхазии, в отличие от Бельского и Лепехина, который в прошлом году опасался, что абхазская оппозиция вот-вот начнет... размахивать флагами Евросоюза. Многие наблюдатели в абхазском обществе стали рассуждать о том, что результаты парламентских выборов у нас засвидетельствовали провал «партийной идеи»: мол, из 35 депутатов в парламенте будут заседать только пятеро, выдвинутых на партийных съездах: четверо от провластной партии «Форум народного единства Абхазии» и один от партии «Айнар». Стоп... Тогда давайте отмотаем назад краткую предысторию нынешних выборов.

Пару лет назад в Абхазии окончательно созрела здравая, по-моему, идея перехода от мажоритарной к пропорциональной (или, чтобы не рубить с плеча, смешанной) системе выборов в парламент. Соответствующий законопроект поступил из администрации президента в парламент. Число депутатов по этому законопроекту увеличивалось с 35 до 45, часть которых избиралась по-прежнему в одномандатных округах, а часть – по партийным спискам. Я присутствовал на заседании парламентской сессии, когда народные избранники успешно провалили этот законопроект. Причем при обсуждении никто (!) не возражал, а вот при тайном голосовании не хватило голосов «за». Злые языки тут же стали утверждать, что депутаты, «тихой сапой» провалившие принятие закона, руководствовались известным соображением, что «своя рубашка ближе к телу». Они, мол, собирались пролонгировать собственное пребывание в парламенте в следующем созыве (и действительно, на очередные выборы пошло впоследствии 85% НС пятого созыва), но понимали, что их шансы при выборах по новому закону будут минимальными. Позднее они поддержали другой законопроект, при котором количество депутатов, избираемых также по смешанной системе, увеличивалось до 55. Но тут уже представители общественности и исполнительной власти возмутились – нечего «раздувать штаты»... В общем, переход от мажоритарной к смешанной системе переложили на плечи парламента будущего, шестого созыва.

Правда, согласно изменениям, внесенным в закон о парламентских выборах в прошлом декабре, число кандидатов в депутаты, которые могут выдвинуться политической партией, было увеличено до 35, то есть по кандидату на округ. Многие, включая председателя ЦИКа Тамаза Гогия, предполагали, что партии не преминут воспользоваться этим сполна. Но реальность оказалась иной. Просто очень многие кандидаты посчитали, что выдвигаться с помощью инициативных групп надежней. Не буду сейчас вдаваться в мотивы каждого; это было бы слишком долго, да и не обладаю тут достаточной и достоверной информацией. Так или иначе, но, проведя «смотр рядов», в партиях логично решили, что выдвигать кандидатов повсеместно и зачастую без всякой надежды на успех, для галочки, – это вряд ли повысит партийный рейтинг. К тому же участие в любой избирательной кампании неизбежно требует вложения денег. Хочу также обратить внимание, что большинство баллотировавшихся известных оппозиционеров, включая представляющих Блок оппозиционных сил, тем не менее в партию «Амцахара» не входят, и вполне логично, что выдвигались они инициативными группами.

Так вот, если 25 кандидатов в парламентарии было выдвинуто партийными съездами, то есть лишь примерно каждый шестой, то и среди избранных таким оказался каждый седьмой – почти то же самое. Иными словами, ничего неожиданного в результате голосования не произошло, все соразмерно.

Многие, в том числе и такой авторитетный человек, как секретарь Общественной палаты Нателла Акаба, высказывали в ходе нынешних выборов мысль, что Абхазия еще не готова к переходу к полному или частичному формированию парламента по партийным спискам – в связи с неразвитостью у нас партийной системы (несмотря на многочисленность партий). Однако мне дело видится несколько иначе. Ждать, пока работа партий разовьется до необходимого уровня, можно бесконечно. Но будем реалистами – именно возможность прихода в парламент по партийным спискам и будет стимулировать это самое развитие, пополнение ее новыми реально работающими партийцами, у которых повысится мотивация.

Еще один немаловажный момент. Только ленивый наблюдатель не писал и не говорил нынче о методах подкупа кандидатами избирателей с помощью ремонта дорог, установки электротрансформаторов в избирательных округах и тому подобного. Но ясно, что возмущаться этим в целом и общем, кивать на бездействие прокуратуры и т.д. тоже можно до скончания века, «поймать» же за руку кого-то конкретно, публично назвать и что-то доказать тут совсем непросто. А вот выборы по партийным спискам, когда за кандидатов голосуют по всей республике, сделает применение таких методов, наверное, бессмысленным. И одновременно такое голосование поможет проведению в парламент русских и представителей других национальных общин, женщин…

Многие наблюдатели обращают внимание и на такой дисбаланс. В одних округах нынче баллотировалось по два кандидата, в других – по восемь. В результате в парламент прошли вызывающие немало сомнений в их компетентности и не попало немало людей, весьма и весьма подготовленных и достойных. Не буду их сейчас перечислять, они и так хорошо известны, особенно те, что избирались в столичных округах. Да, тут можно было бы поставить в пример многоопытного экс-президента Абхазии Александра Анкваба, которого инициативные группы выдвинули сразу в трех округах, что не противоречит закону, а он потом остановился на наиболее подходящем для себя. Но корень всего тут, мне кажется, в том, что претенденты обычно делают ставку на некую группу поддержки в конкретном округе, которая, как им кажется, гарантирует им победу. Вот от этих ставок на родственные, дружеские и подобные им отношения и поможет, надеюсь, отойти все тот же отказ от мажоритарной системы.

Хочу подчеркнуть: я вовсе не считаю отказ от ныне существующей мажоритарной системы выборов некоей панацеей. Но пробовать что-то изменить надо.

Назрел и отказ от вычеркивания фамилий в избирательных бюллетенях в ходе голосования. И дело тут не столько в том, что многим это представляется этически неприемлемым, коробит их, сколько в том, что порождает путаницу и большое число недействительных бюллетеней, создающее спорные ситуации.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG