Accessibility links

Натиг Джафарли: «Власть добивается от оппозиции самоцензуры, и иногда она уже чувствуется»


Исполнительный секретарь оппозиционного движения «РеАл» («Реальная альтернатива») Натиг Джафарли

ПРАГА---Сабаильский районный суд Баку провел первое слушание по обращению правительства Азербайджана, требующего заблокировать сайты основных оппозиционных СМИ Азербайджана. В черном списке сайты азербайджанской службы Радио Свобода, газеты «Азадлыг», «Мейдан ТВ», телеканалов «Туран ТВ» и «Саати ТВ». Новый этап наступлений на оппозицию в Азербайджане в рубрике «Гость недели» комментирует исполнительный секретарь оппозиционного движения «РеАл» («Реальная альтернатива») Натиг Джафарли.

Вадим Дубнов: Что происходит? Ведь раньше, блокируя сайт Радио Свобода, руководство страны этот факт отрицало, а сейчас наступление ведется в открытую. Что случилось, что изменилось?

Натиг Джафарли: Дело в том, что в последнее время в Азербайджане работа информационных ресурсов и гражданского общества практически была сведена к нулю. Единственными очагами свободы слова, которые давали разного рода коррупционные материалы, материалы, связанные с общественно-политической жизнью страны, были те ресурсы, которые находятся за пределами нашей страны. В последнее время вырос интерес к этим ресурсам, даже официальная статистика посещения этих сайтов показывает, что практически с каждым днем шло увеличение посещаемости этих сайтов. В последние несколько дней во всех этих ресурсах, которые упомянуты в заявлении министерства, были очень скандальные, громкие материалы по поводу коррупционных схем и переводы зарубежной прессы, которые касались именно коррупционных скандалов.

Состоялось первое заседание, но пока никакого решения не было принято, и суд отложил рассмотрение дела на начало мая. Сейчас, если доступ к этим сайтам будет закрыт в Азербайджане, то получение альтернативной информации, кроме социальных сетей, будет практически невозможно. Но мне интересно другое: в XXI веке такими административными способами закрытие доступа к сайтам неэффективно. Я думаю, что в конце концов правительство это тоже должно понять, потому что есть десятки программ, даже в последние несколько дней, когда стало известно о факте закрытия и блокировки этих сайтов, интерес к этим сайтам, наоборот, вырос.

Вадим Дубнов: Власть боится какого рода оппозиционности – какой-то политической критики, каких-то философских рассуждений о ее природе или она реагирует только на конкретные фамилии и конкретные суммы?

Натиг Джафарли: Первым делом – агрессивная реакция на критику первых лиц государства, особенно коррупционные скандалы, которые выходят один за другим в иностранной прессе. Эти сайты в основном дают переводы или комментарии к таким сообщениям, и это вызывает агрессивную реакцию.

Вадим Дубнов: Но не все из этих сайтов были одинаково радикальны, активны в разоблачении в коррупции именно первых лиц государства.

Натиг Джафарли: Честно говоря, в списке этих сайтов достаточно профессиональные и достаточно нейтральные сайты. Допустим, сайт Радио Свобода всячески старается давать информацию с обеих сторон, т.е. если они могут дозвониться или достучаться до определенных чиновников, то они всегда дают альтернативную точку зрения. Есть, конечно, более радикальные выступления на других сайтах.

Вадим Дубнов: Можно ли все-таки как-то проследить логику такого структурирования оппозиционных СМИ, когда разного типа средства массовой информации оказываются в одном пакете?

Натиг Джафарли: Эти сайты очень часто давали критические статьи и выступления против первых лиц государства. Может быть, единственная логика в этом, т.е. связывает эти сайты именно этот фактор. И еще: это как бы дает пример для других сайтов, чтобы они как бы ввели внутреннюю цензуру. К сожалению, это уже заметно. Те сайты, те СМИ, которые работают внутри страны, уже давно перешли на внутреннюю цензуру. Они понимают, что их в любое время могут закрыть или вообще может быть судебное разбирательство, и вплоть до ареста доходило дело – в Азербайджане очень много политзаключенных, к сожалению. Я думаю, что одна из основных целей этого громкого преследования этих сайтов – создание такого ужаса внутри страны, чтобы другим сайтам и СМИ это было уроком.

Вадим Дубнов: Знаете, в экспертном сообществе как-то было принято считать, что граждане Азербайджана уже не очень чувствительны к коррупционным разоблачениям, что их уже трудно чем-то удивить. Что-то поменялось в настроении граждан?

Натиг Джафарли: К сожалению, у меня такое ощущение, что это как бы первый этап, потому что в связи с тем, что экономическая ситуация в стране не улучшается, несмотря на некоторые попытки властей делать определенные шаги в этом направлении, но из-за того, что философия управления страной не меняется, поэтому те шаги, которые принимаются в экономике, тоже не дают эффекта. Я боюсь, что это как бы первоначальные звонки такого плана, что в будущем, когда экономическая ситуация намного ухудшится в стране, это может вообще привести к тотальной цензуре в СМИ. И так в Азербайджане нет независимых телеканалов и радиостанций, журналистов мало осталось, поэтому единственным был интернет. И если в этой сфере тоже будет большая цензура, это будет связано с тем, что ожидается ухудшение экономического положения в стране. По мере ухудшения экономической ситуации, я думаю, дозы цензуры в стране будут расти.

Вадим Дубнов: В этом месте я попробую изобразить не то чтобы адвоката дьявола, но попробую выступить таким записным оптимистом. Иногда создавалось впечатление, что наступление власти на оппозицию, на независимые СМИ, на журналистов идет как бы волнами: идет фронтальная атака, а потом какое-то потепление – выпускают Хадиджу (Исмаил), Рауфа Миркадырова, а потом снова берут Натига Джафарли, а потом выпускают. Эта ритмичность чем-то обусловлена?

Натиг Джафарли: Я думаю, что внутри власти есть определенная сила, определенные группы, которые на самом деле не хотят окончательно испортить отношения с западными странами, с западными структурами, такими как Совет Европы или Евросоюз, – это чувствуется. Те шаги, которые предпринимаются потом, как бы волна уменьшается, выпускают нескольких людей и за это получают очередную порцию оваций со стороны западных стран и структур, и эта схема, к сожалению, лет двадцать уже работает, и «эффективно» работает. Власти думают, что это эффективный способ, т.е. партиями сажаешь, потом партиями отпускаешь, и сначала бывает критика, а потом – аплодисменты. Вот это работало до сих пор.

Я не знаю, после этого будет работать или нет, но, по крайней мере, пока взгляд властей на такое структурное поведение не изменился. Поэтому все эти волны – оттоки и притоки – можно связывать только с тем, что за последние несколько лет именно эта схема, которая на первый взгляд выглядит очень примитивной, но она оказалась эффективной, она работала. Несколько раз в истории независимости страны за последние 25 лет были такие волны – сначала были массовые аресты, потом отпускали людей и получали порцию аплодисментов, т.е. это пока работает. Я не знаю, понимают ли это уже на Западе и в западных структурах или не понимают, но, во всяком случае, пока еще от этой схемы наши власти, к сожалению, не отошли.

Вадим Дубнов: Натиг, я не очень хорошо знаком с юридической топографией Баку. Сабаильский суд как-то ответственен за политические дела? Почему-то он всегда в первых рядах тех районных судов, которые решают дела Хадиджи, теперь дела Радио Свобода…

Натиг Джафарли: По нашему законодательству, если тот госорган, который обращается в суд, находится на территории определенной части города, именно тот районный суд и рассматривает этот иск. Это связано только с топографией, поэтому, если госорганы находятся в центре города, а это Сабаильский и Насиминский районы, так получается, что именно эти два суда (мой суд, например, был в Насиминском суде) в основном постоянно выходят вперед.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG