Accessibility links

Сегодня в Абхазии – праздничный выходной день, который отмечается уже в шестой раз, начиная с 2011 года, – День Труда. Решение об учреждении этого праздника было принято абхазским парламентом в 2010 году, причем Федерация независимых профсоюзов Республики Абхазия добивалась до этого на протяжении немалого числа лет возрождения у нас первомайского праздника под тем же названием, что и в России, «День Весны и Труда» (так этот выходной день называется и в Южной Осетии), но в итоге парламентарии остановились на принятом сейчас названии.

Я и некоторые мои знакомые по поводу этого названия порой шутили: какая-то, мол, алогичность – что же это за день труда, в который отдыхают? Но заинтересовавшись тем, как оно за рубежом, выяснил для себя, что, оказывается, точно так же, «Днем Труда», именуется привычный старшему поколению Первомай еще и в Белоруссии, Киргизии, Китае, Пакистане и Шри-Ланке... Так что не только мы такие «алогичные». А на Украине он остался, как и в советские годы, «Международным днем солидарности трудящихся».

Но вернемся в Абхазию. Первые маевки в ней, разумеется, не официально, а подпольно, начали проводиться в конце существования Российской империи. В первые годы советской власти 1 мая в качестве государственного праздника отмечался как День Интернационала, с 1928 года к нему было присоединено и 2 мая, после чего распространилось словосочетание «первомайские праздники». На второй день праздника, как правило, во всей стране проходили «маевки» – массовые празднования на природе.

В эпоху «развитого социализма» в Абхазии, как и по всему СССР, первомайские демонстрации стали нести новую смысловую нагрузку. Демонстранты выражали «свою солидарность с революционной борьбой трудящихся капиталистических стран, с национально-освободительным движением, решимость отдать все силы борьбе за мир, за построение коммунистического общества». Сегодня мы с одним абхазским коллегой делились воспоминаниями о прежних Первомаях. Так вот, он сказал, что в детстве 1 Мая обожал, потому что мог отправиться с одноклассниками на демонстрацию в город и купить там мороженое, которое в их поселке не продавалось. А вот когда он в восьмидесятые годы работал на Абхазском телевидении, которое делало тогда первые шаги, то, по его словам, Первомай ненавидел: все в тот день отдыхали и проводили время в застольях, а он с дежурной группой ТВ мучился над подготовкой репортажей о демонстрациях с сухумской площади Ленина, которая сейчас называется площадью Свободы. Такое противоречивое отношение к советскому Первомаю существует, заметил я, и в целом у людей моего поколения: кто-то ностальгирует, а кто-то вспоминает как о докучливой обязаловке.

Двадцать лет после 1990-го никаких первомайских праздников в Абхазии не проводилось. Но когда профсоюзы добились-таки своего, День Труда оказался у нас... как бы это помягче сказать... праздником-сиротой. Не припомню за шесть лет никаких мероприятий, которые проводились бы в этот день, кроме ставших традиционными ежегодных скачек в селе Кутол. (Какое сравнение, скажем, с массой мероприятий, организуемых к 9 Мая, Новому году, 8 Марта...) Прежде всего, наверное, причина в том, что, как и в нынешней России, праздник утратил свой изначальный политический, идеологический характер. Для большинства граждан этот день – всего лишь дополнительный выходной, а в России – еще и начало дачно-огородного сезона. Вторая причина – то, что ФНПРА, которая, казалось бы, должна была заниматься организацией в этот день каких-никаких мероприятий, похоже, истощила свои силы в ходе четвертьвековой борьбы за «возвращение утраченной профсоюзной собственности». В России, кстати, помимо того, что профсоюзы организуют в этот день уличные шествия (сегодня в Москве по Красной площади прошло 100 тысяч человек), и КПРФ активно пользуется Днем Весны и Труда для популяризации своей идеологии, но про абхазских коммунистов этого не скажешь.

Впрочем, а может, оно и к лучшему? Солидарен с наблюдателями в России, которым в этих массовых шествиях с транспарантами «Мир, труд, май» видятся элементы советской реставрации.

В большинстве стран мира, где празднуют Первомай и где нет советской ностальгии, этот день используется для напоминания о правах и интересах работников, которым по-прежнему нередко приходится отстаивать их в отношениях с работодателями. В Абхазии же вся политическая энергия уходит в борьбу между собой элит, а публичную борьбу за права работников трудно себе представить; все спорные вопросы решаются у нас без выноса сора из избы, за исключением редких разбирательств в суде.

Сегодня в первомайских скачках в селе Кутол приняли участие сборные сел Тамыш, Кутол и Джгерда, а также конники из Гудауты, Сухума и Очамчыры. Призовой фонд соревнований был 150 тысяч рублей – от администрации Очамчырского района. Известный конезаводчик Беслан Абхазава, у которого в Кутоле конюшня на 24 лошади, выставляет на соревнованиях пять скаковых лошадей, а депутат абхазского парламента Илья Гуния – одну.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG