Accessibility links

В далеком 2012 году, когда «Грузинская мечта», пустив кровушку «Единому национальному движению», пришла к власти, мы все по молодости думали, что всеобщее благосостояние наступит через несколько часов после выборов.

Главный зачинщик и исполнитель отправки ЕНД на бойню, неприметный богатей с глазами Каа, уверял нас, что все будет хорошо, чтобы мы не волновались, все получат по заслугам и наша страна засияет, как бриллиант раджи.

Прошло время, и неприметный богатей нам объяснил, что он малость не рассчитал свои силы по ситуации в стране, что не все так просто, как ему по-грузински мечталось, и надо немного потерпеть до 2030 года, зато потом...

Зато потом будет все так, как в сказке, – кисельные берега, молочные реки и бесплатные путевки на Багамы.

Ладно, потерпим, решил я, и со мной так решили семь восьмых терпеливого нашего населения. Правда, одна восьмая часть продолжила визжать и кусаться и требовать вернуть взад Мишку, но с течением времени на них перестали обращать внимание и хором стали ждать 2030 год.

Время летит быстро, не успел родиться, – а уже пора идти на покой, вроде вчера был первый день в школе, – а уже защищаешь докторскую в сельском университете, только недавно начал ухаживать за девушкой, – а уже приходит повестка в суд за злостную неуплату алиментов.

Очень быстро летит время.

Лег – встал, лег – встал, – новый год. Еще лег – встал, лег – встал, – еще один новый год. Так что 2030 год, год, когда сбудутся мечты у всех, кто доживет, не за горами. И вот я представил себе, что...

Что настал 2030 год, и я...

И я все еще молодой, горячий, кровь играет, впереди у меня целая жизнь и даже немножечко больше. Утро. Я встаю, разминаюсь с пудовыми гирями и выхожу в город людей посмотреть, себя показать.

А в городе погода отличная, воздух прозрачный, машины выхлопывают только чистейший кислород. Народ улыбчивый, нищие умытые... нет, вру, какие нищие в стране всеобщего благосостояния? Нищих нет, а на их местах стоят автоматы с бесплатной газировкой. Уровень городского шума – более чем терпимый, никто не кричит, не суетится, общественный транспорт работает отлично, нет давки, все друг другу уступают места, при входе берут билеты, контролеры отменены за ненадобностью, но они (контролеры) не остались без работы, потому что безработица аннулирована приказом сверху. Всех контролеров перенаправили в пахари, и они радостно вернулись в свои деревни, занялись землей, радеют за биологически чистый урожай, ласкают колосья, удобряют нектарин, нюхают одуванчики.

Дома в городе стоят все по ранжиру – высокие с высокими, низкие с низкими, ни один не выделяется, не выпячивается, не бросается в глаза. Главный архитектор на высоте, стратегия развития города идет в нужном направлении, все довольны, все смеются.

Новые районы – они новые по всем показателям. Высокие технологии, высокое качество цемента, высокая культура быта, никто мимо урн не плюет, в лифтах безопасно, как в материнской утробе, санузлы раздельные, в квартирах просторно, холодильники забиты.

Ну а Старый город – это жемчужина Востока... или Запада? Мы теперь кто, Запад или Восток? Давайте так, для Запада – жемчужина Запада, для Востока – уже сказал. Все в Старом городе сохранено, как было, и в то же время нет ветхости, разложения и затхлости. Все строения получили в жилы новую кровь, не потеряв при этом аутентичности. Туристы ходят разинув рты, не переставая щелкать фотоаппаратами, телефонами, телеграфом, почтой.

Дороги мощеные, камешек к камешку, булыжничек к булыжничку, асфальтик к асфальтику, и уложено все не на пару дней, а на века.

Каждое утро главы районов лично простукивают каждый участок подведомственных им дорог докторским молоточком на предмет повреждения, и если, не дай бог, что не так, летят головы. Летят, конечно, в переносном смысле, их журят по-отечески и мягко ставят им на вид!

В квартирах открываешь кран, – идет вода – высший сорт, гораздо лучше, чем в Сан-Франциско (первый сорт) и в Дилижане (второй сорт). Вода вкусная, полезная, питательная, насыщает, утоляет жажду и придает уверенность в завтрашнем дне.

В магазинах... ох, эти магазины, что творится в магазинах! В магазинах не обсчитывают, не обвешивают, и все продукты первой свежести, выращенные и выпущенные сегодня утром, а то, что вчерашнее, даже консервы, все утилизируется, потом складывается в эко-пакеты и отправляется на свалку, которая находится не на нашей территории.

Аптеки все на одно лицо, то есть на одни цены, и эти цены – копеечные. Все дешево и весело, но по большому счету это уже все равно, так как в аптеки никто не заходит, все здоровы, благодаря неусыпной заботе правительства о своем населении. Так как все болезни от нервов, кроме одной, населению нервничать уже не приходится, потому нужда в лекарствах отпадает. И врачи остаются тоже не у дел…то есть как не у дел? Все врачи переквалифицируются в управдомы. Управдом – почетная профессия, так как управлять таким чистеньким, благоустроенным, нескандальным домом – одно удовольствие. Только одна забота у управдомов – побеждать в ежемесячном смотре домов, и победителя награждают почетной грамотой. Десять почетных грамот – медалька. Десять медалек – можно без очереди получить кусок мыла в комплекте с веревкой.

Шутка.

Десять медалек – романтический ужин с Брэдом Питтом или с Русланой Писанкой, смотря какого пола победитель-управдом.

На северо-востоке города район с самыми знаменитыми в мире шаурмочными. Для того чтобы вкусить пикантнейший вкус сего продукта, к нам приезжают иностранные делегации, и даже сам знаменитый повар Джейми Оливер трое суток прорыдал у двери одного такого элитарного заведения, чтобы ему открыли секрет изготовления котлеты.

Не открыли.

Мы свои секреты умеем держать покрепче всяких Кока-Кол.

Город зеленый. На каждого жителя приходится по одному дереву и два кустика. И каждый житель в добровольном порядке ухаживает за своими деревом и кустиками. Соперничество – только здоровое. Никто по ночам не гадит под чужими деревьями, а наоборот. Люди забыли, что такое зависть и злоба. Все готовы протянуть друг другу руку помощи, подставить плечо, уйти с пути.

Образование, культура и спорт стали главными приоритетами всего населения. Дети радостно ходят в школу, после школы посещают уроки музыки, вечерами играют в футбол, в девять ложатся спать.

По требованию жителей достраивается пятый оперный театр, потому что четыре не вмещают желающих.

Очередей нет нигде.

Вру!

Есть очереди. Очереди только в музей. Но, вопреки традициям, никто не лезет без очереди, все происходит культурно, без рукоприкладства и брани.

Кстати, насчет брани. С наступление нового 2030 года все как один перестали браниться, и, если кто-то кое-где у нас порой, зазевавшись, скажет плохое слово, ему перестают подавать руку, и он чувствует себя отверженным, как это неплохо описано у В. Гюго.

И, глядя на все это великолепие, хочется, как покойный Фауст, встать, раскинуть руки широко и крикнуть:

«Мгновенье, остановись, ты прекрасно»...

* * *

Да, я фантазирую, ну и что? А вдруг... а вдруг все случится так? Ну, пусть не все так, пусть наполовину, пусть на треть, я даже на одну восьмую согласен. А вдруг правда в 2030 году будет хорошо? Ну, если не всем, то хоть кому-то из нас будет хорошо, а?

Главное – дожить бы.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

XS
SM
MD
LG