Accessibility links

Югоосетинская неделя: диплом президента, селфи с Саркози и петербургский транзит


На этой неделе в республику приехали гости в связи с празднованием 25-летия провозглашения независимости

Во вторник 30 мая общественник Нар Габараев был задержан и в принудительном порядке доставлен на допрос по делу о ложном доносе на Анатолия Бибилова, в котором его обвиняет прокуратура Цхинвала.

В 2014 году после выборов в парламент Нар решил проверить слухи о том, что якобы Бибилов не учился в рязанском военном училище, и, как гражданин Южной Осетии, воспользовался своим правом на информацию – запросил данные по дипломам.

Его запрос проигнорировали. Но Нар оказался настойчивым – начал обращаться в инстанции, в том числе в Генпрокуратуру и КГБ.

Наконец Бибилов сам написал на него жалобу в Генпрокуратуру, и против Габарева возбудили по одному заявлению два уголовных дела за ложный донос. В октябре 2016 года Генеральная прокуратура (это дело сейчас рассматривается в суде) и в мае этого года – городская прокуратура.

Сам Габараев обвинения в ложном доносе отвергает и заявляет, что дело против него сфальсифицировано:

«Любой гражданин имеет право на получение информации от должностного лица, если она не составляет государственную тайну. А ст. 140 статья УК РФ прямо говорит, что отказ в предоставлении гражданину информации является уголовно наказуемым деянием. Но вот моя просьба показать диплом не является ложным доносом. Даже если у него десять дипломов и все настоящие, он по закону должен был предоставить мне информацию».

Реакция в социальных сетях в основном была приблизительно такая: «надоела история с дипломами – сколько можно муссировать сплетни» или такая: «Нар Габараев уже надоел, зачем донимает людей, мешает им работать». Мне кажется, что многие, из обсуждавших эту тему, не заметили главного – эта история вообще не про дипломы.

Она про конфликт гражданина с государством, который, как лакмусовая бумажка, проявляет качество государства. Нар апеллирует к закону, к своему конституционному праву, к необходимости соблюдения процедуры и прозрачности власти. А власть, по сути, отвечает ему как-то по-хулигански: мол, да кто ты такой?! Она отвечает ему противоправными действиями и маленькими подлостями – зачем-то устроили обыск в доме, охотничий патрон подкинули сестре и завели уголовное дело против нее.

Еще одна новость этой недели, которая с некоторым опозданием просочилась из цхинвальского узилища на волю. Эту историю мне рассказала Фатима Маргиева:

«В тюрьме криминальная милиция устроила обыски в камерах. Забрали у всех мобильники, но помимо этого переломала всю мебель и перебила всю посуду. У тюрьмы нет своей мебели, кроме железных коек, нет и своей посуды. По просьбам сидельцев их родственники приносят из дому тумбочки, обеденные столы, а также посуду – кружки, миски, ложки. Так, своими усилиями они создают какие-то условия для существования. Зачем милиции надо было все ломать-крушить? Непонятно так же, какое право имела криминальная милиция устраивать обыски в камерах? Тюрьма подведомственна Минюсту, а не МВД».

Интересно было бы услышать по этому поводу реакцию уполномоченного по правам человека, генерального прокурора, наконец, президента, который является гарантом конституционных прав, в том числе и тех, кто там сидит в нечеловеческих условиях.

31 мая в республике 25-летие провозглашения независимости. В торжествах приняла участие делегация из Северной Осетии во главе с губернатором Вячеславом Битаровым. Наверное, отличием этого празднования от предыдущих было то, что и принимающая сторона, и гости все больше говорили о демонтаже суверенитета и объединении осетинского народа в составе России.

А до тех пор, как сообщил в интервью моей коллеге Жанне Тархановой депутат югоосетинского парламента Петр Гассиев, руководители Северной и Южной Осетии готовят к подписанию ряд соглашений, расширяющих сотрудничество между органами власти двух республик:

«Анатолий Бибилов декларировал до президентских выборов, и сейчас он не отказывается от своих слов и намерений, чтобы контакты между севером и югом Осетии были максимально интенсивными по всем направлениям, в том числе парламента и других органов власти. Сейчас взаимодействие всех ведомств Северной и Южной Осетии будет намного теснее, интенсивнее. Контакты и встречи будут проходить чаще, будем согласовывать общие действия. Я пока осторожно выражусь, но это может быть уже началом движения к окончательному сближению в контексте намерений максимальной интеграции в Российскую Федерацию, вплоть до вхождения в Россию».

На этой неделе делегация Южной Осетии во главе с президентом страны Анатолием Бибиловым приняла участие в Санкт-Петербургском международном экономическом форуме.

По информации пресс-секретаря главы государства Дины Гассиевой, цель поездки на форум – привлечение инвестиций, что предполагает встречи с российскими губернаторами, политическими деятелями, руководителями крупных предприятий.

Судя по тому, что попало на страницы интернета, в Санкт-Петербурге Анатолий Бибилов пообщался с прессой, развеял слухи о том, что якобы в Южной Осетии размещены российские комплексы С-300, «Тополь-М» и есть аэродром для стратегических бомбардировщиков. Он еще раз подтвердил намерение провести референдум о вхождении в состав России, сделал селфи с Саркози, подружился с президентом Татарстана. Все подробности на официальных сайтах.

Из того, что заслуживает отдельного внимания, – это встреча Анатолия Бибилова с президентом Республики Сербской в Боснии Милорадом Додиком. По информации пресс-службы президента, Милорад Додик выразил готовность налаживать связи с Южной Осетией:

«Рад знакомству, мы следили за событиями в Южной Осетии, знаем о том, что там произошло, сопереживали вам. Сейчас наступил мир, мы должны созидать. Мы готовы к сотрудничеству».

Бибилов и Додик пригласили друг друга в гости. По предварительной договоренности глава Сербии может приехать в Южную Осетию на День республики 20 сентября. А Бибилова пригласили принять участие в праздничных мероприятиях в День республики Сербской, который отмечается 9 января.

Прокомментировать эту встречу я попросил политолога Николая Силаева:

«Я думаю, это жест, который, с одной стороны, ни к чему не обязывает президента Додика. А с другой стороны, это такой благожелательный жест в адрес России, возможность продемонстрировать свой союзнический статус, не беря на себя никаких обязательств и ничем не рискуя.

– На перспективу это создает условия для привыкания к Южной Осетии?

– Мне кажется, что создает. Посмотрите на Косово. Косово точно так же, как и Южная Осетия, не является членом ООН, хотя Косово признало большее число стран, чем Южную Осетию. В Евросоюзе все уже привыкли к тому, что Косово –это отдельная страна, но я думаю, что привык и весь остальной мир, вне зависимости от того, признали они его суверенитет или не признали. Мне кажется, такие эпизоды, как встреча Бибилова и Додика, раз за разом создают общественное мнение вокруг Южной Осетии».

Еще одно заявление Бибилова на петербургском форуме по перспективе открытия транзита Россия – Южный Кавказ через Транскам.

«Для того чтобы открыть дорогу, нужно политическое решение, в первую очередь самой Грузии. С нашей стороны я не считаю, что могут быть какие-то проблемы. Единственная проблема, на которую может ссылаться грузинская сторона, – это статус Южной Осетии. Конечно же, мы не позволим, чтобы Южная Осетия в этой «дорожной карте» связи Европы с Азией выступала не как равноправный партнер. Южная Осетия должна выступать равноправным партнером, должна участвовать в этом точно так же, как и другие государства».

Еще одним препятствием для транзита Анатолий Бибилов назвал то обстоятельство, что Грузия и Южная Осетия еще не подписали меморандум о неприменении силы.

Является ли это заявление приглашением Грузии к диалогу, приближает ли оно к открытию транзита? Об этом я спросил у Николая Силаева:

«Это, конечно, не приглашение к диалогу, а, скорее, наоборот, потому что там ясно прозвучала мысль, что Южную Осетию необходимо признать, что она должна быть партнером со всеми участниками транзита. Так что я не думаю, что это приглашение к диалогу.

– Кажется, такая категоричная риторика даже отдаляет перспективу транзита?

– Да. Акцент на том, что для запуска транзита надо, по сути, признать Южную Осетию, конечно, это для грузинской стороны совершенно неприемлемо. Другое дело, что есть еще одно обстоятельство – что действующее соглашение о таможенных коридорах между Россией и Грузией вообще не предусматривает признание Абхазии и Южной Осетии, но оно предусматривает, что Грузия должна проводить таможенную обработку товаров, которые она направляет на территорию Абхазии и Южной Осетии».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG