Accessibility links

Контрабанда по-осетински: главная проблема – это люди


Грузинские овощи занимают существенную долю югоосетинского рынка

С началом овощного сезона в Ленингорском районе увеличились очереди у пункта упрощенного пересечения границы. Их создают торговцы, которые перевозят сельхозпродукцию под видом ручной клади пассажиров. Местные жители и власти республики предлагают разные варианты решения проблемы.

С начало весеннего сезона овощей у пункта упрощенного пересечения границы в Ленигорском районе выстраиваются очереди автомобилей в обе стороны. На пересечение границы уходит по два часа, а иногда и больше, говорит гражданская активистка из Ленингора Тамара Меаракишвили.

Дело в том, что в районе запрещен проезд грузового транспорта и провоз товаров – разрешается только ручная кладь в пределах 50 килограммов на человека. Поэтому товары оформляют как ручную кладь и завозят маршрутками или мелкими партиями. Из-за них очереди на границе увеличиваются в разы, втрое, говорит Тамара Меаракишвили:

Контрабанда по-осетински: главная проблема – это люди
please wait

No media source currently available

0:00 0:05:06 0:00
Скачать

«Бывает, в очередь выстраивается по двадцать машин и даже больше. Пограничники не делают для пассажиров исключения, мы стоим с овощниками в одной очереди. Зато овощники, как волки, нападают на водителей пассажирских маршруток, требуют пропустить их без очереди. Прямо перед пунктом мужчины разбираются, кто из них первым проедет».

Из-за наплыва торговцев, говорит Тамара, водители пассажирских маршруток отказываются выходить в рейсы. Дело в том, что из-за очередей они опаздывают и не приезжают на тбилисский автовокзал к назначенному времени. Соответственно, администрация вокзала тут же проводит замену – на их место в расписание ставят других водителей. Для опоздавшего это прямые убытки – он вынужден возвращаться в Ленингорский район порожняком. Зная об этом, водители вообще отказываются выезжать в рейсы, а у местных жителей возникают проблемы – кто-то не попадает к врачу, кто-то пропускает занятия в институте.

Грузинские овощи занимают существенную долю югоосетинского рынка. Понято, что поток продукции через границу не иссякнет до глубокой осени, а значит, и проблему очередей на границе нужно решать системно, считает Тамара Меаракишвили:

«Пограничный пункт может пропускать автомобили в два потока, т.е. он может удвоить пропускную способность, но этого почему-то не делают, работают в один. Можно же открыть еще одну дверь и решить проблему?»

Тамара говорит, что не раз слышала такие пожелания людей, мол, вот было бы здорово, если бы разрешили проезд грузового транспорта – это сняло бы все проблемы.

Каковы перспективы такого решения проблемы, я поинтересовался у начальника управления внутренней политики администрации президента Южной Осетии Мурата Ванеева. Он подчеркнул, что пропускной пункт – это гуманитарный коридор, а не торговый путь. Когда власти республики в одностороннем порядке принимали решение о его открытии, они руководствовались не коммерческими, а гуманитарными соображениями: чтобы люди смогли навещать своих родственников, проживающих в Грузии. Что касается проезда грузового транспорта, товарооборота, то это уже совсем другая история, говорит он. Она предполагает двухсторонние межгосударственные отношения с Грузией, взаимное признание товарно-транспортных документов, сертификатов качества и т.п.

В отсутствие межгосударственных отношений речь может идти только о гуманитарном пропускном пункте и ручной клади, с которой люди его пересекают, говорит Мурат Ванеев:

«Дело в том, что, когда принималось гуманитарное решение о возможности пересечения границы с Грузией для жителей Ленингорского района, решался и вопрос о том, какой объем ручной клади им позволить провозить с собой. Наверное, мы тогда еще не представляли себе, что 50 килограммов – это слишком много. В итоге это привело к тому, что сегодня жители района вовлекаются в ежедневный провоз товаров через границу, что фактически является контрабандой. В целом постановление об организации пограничного пункта правильное, разрешение на пересечение границы – обоснованное. Но, видимо, надо пересматривать объем ручной клади».

В этой истории, говорит Мурат Ванеев, главная проблема – это люди. Дело еще и в том, что ручная кладь должна быть оформлена на конкретное физическое лицо, которое якобы поехало на маршрутке в Грузию, как будто купило там фрукты-овощи и везет домой. Эта легенда требует физического подтверждения, т.е. эти фиктивные обладатели ручной клади должны утром вместе с маршруткой появиться на посту, а затем, когда маршрутка вернется затоваренная овощами, присутствовать при проверке груза. Получается целый рабочий день. Доходы от этого предприятия – мизерные, но даже они развращают людей. Этот мелкий заработок подкупает тем, что ничего не надо делать, поэтому многие забрасывают сельский труд, участвующие в «бизнесе» подростки забрасывают учебу.

Для этих людей ни о какой интеграции в республику не может быть и речи – это такая обособленная жизнь у пограничного столба. Поэтому, убежден Мурат Ванеев, пресечение контрабанды пойдет этим людям во благо, оно вернет их в общество, вернет к нормальной жизни. Их немало. Если разрешается 50 килограмм ручной клади на человека в день, то на каждые 10 тонн груза нужно 200 человек.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Мурат Гукемухов

    В 1988 году окончил Ставропольский политехнический институт, по специальности
    инженер-строитель.

    В разные годы был корреспондентом ИА Regnum, сотрудничал с издательским домом «КоммерсантЪ» и ​Institute for War and Peace Reporting (IWPR).

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG