Accessibility links

ПРАГА---В Белоруссии задержан российский борец чеченского происхождения Мурад Амриев. Ему угрожает выдача чеченским силовикам, которые объявили борцу кровную месть. Родители Амриева просят не допустить экстрадиции. О ситуации рассказывает председатель Комитета по предотвращению пыток Игорь Каляпин.

Амина Умарова: Игорь Александрович, расскажите, пожалуйста, с чего начались несчастья Мурада Амриева, в чем суть его проблемы?

Игорь Каляпин: Несчастья Мурада Амриева начались с того, что его старший брат Зураб чем-то там провинился перед одним из высокопоставленных чеченских полицейских, – я его фамилию называть не буду, чтобы не нарываться, она у нас есть на сайте, а все чеченцы эту историю знают. Тот обвинил его в том, что он якобы готовил на него покушение, уголовное дело возбуждено не было, но старший брат Мурада тем не менее в свое время счел за благо уехать из Чечни и вообще из России. Он, насколько я знаю, получил политическое убежище в Германии и давно там проживает. Вот этот высокопоставленный чеченский полицейский не нашел ничего лучшего, как в 2013 году понудить Зураба вернуться в Россию, чтобы, как он выразился, «держать перед ним ответ».

Подчиненные этого полицейского захватили Мурада, поместили в подвал, двое суток его там держали, избивали, в том числе пытали током, а потом этот полицейский собрал старейшин из рода Амриевых, привез избитого Мурада и сказал: «Вот я вам его сейчас отдаю, но если старший брат Зураб не вернется из Германии, чтобы я мог предъявить ему спрос, то его вина перейдет на Мурада, и в следующий раз я его заберу, и вы его больше не увидите». После этого Мурад с отцом пришли к нам в Комитет против пыток, в нашу сводную мобильную группу, которая работала в Чечне, сказали, что они хотят защиты закона. Мы обратились в Следственный комитет, началась процессуальная проверка, долгая история была, выносился целый ряд отказных постановлений, которые они потом через суд отменяли.

Но Мурад тогда счел за благо не дожидаться каких-то неприятностей и расправы и через некоторое время уехал – сначала из Чечни, а потом вообще из России. Он несколько лет прожил на Украине, продолжал там заниматься спортом, сделал спортивную карьеру, стал чемпионом мира по боям без правил. Вот нужен был им повод для того, чтобы теперь уже Мурада каким-то образом достать, и чеченские полицейские выяснили, что, оказывается, у Мурада в паспорте в свое время, еще в 2000-м году, была сделана техническая ошибка – у него в паспорте вместо 1985 года проставлен 1986 год рождения. И вот для того чтобы поймать Мурада, если он приедет в Россию (а он время от времени возвращался), они возбудили уголовное дело по поводу того, что Мурад пользуется фальшивым документом, в котором недостоверные сведения.

В общем, этой технической ошибки, которую в свое время допустила паспортистка, хватило для того, чтобы возбудить в отношении Амриева уголовное дело. Мы и Мурад, конечно, совершенно искренне полагали, что никакого уголовного дела не существует, и уж тем более Мурад не может быть объявлен в розыск. Каково же было удивление Мурада, когда он в это воскресенье, возвращаясь из Киева в Москву, был снят пограничниками в Брянске с поезда, и выяснилось, что в отношении него существует возбужденное уголовное дело, и, более того, он объявлен не только в федеральный розыск, но, в том числе, и в межгосударственный розыск России и Беларуси.

Амина Умарова: Его же отпустили…

Игорь Каляпин: Его отпустили. Задержали его только потому, что его фамилия была в базе федерального розыска. А вот дальше, т.е. задержать-то его задержали, но, в принципе, по такой статье никогда никого в федеральный розыск не объявляли. Дело в том, что по этой статье не предусмотрено лишение свободы. По этой статье невозможно применить меру пресечения под названием «арест». Т.е. его задержали, дальше по инструкции они сообщают инициатору розыска – чеченской полиции – о том, что он задержан, а арестовать его невозможно, эта статья не позволяет его арестовать. Там и наказание предусмотрено только в виде штрафа, и мера пресечения только в виде подписки о невыезде. А у «нехороших» чеченцев, т.н. кадыровцев, задача – доставить его живьем к своему боссу на расправу.

Амина Умарова: Теоретически что сейчас может помочь Амриеву, которому грозит стопроцентная расправа, после того как он попадет в руки его преследователей?

Игорь Каляпин: Во-первых, Амриев, насколько я знаю, намерен был обратиться к белорусским властям с ходатайством о получении статуса беженца. Он готов пребывать на территории Республики Беларусь, даже как какой-то правонарушитель, он готов сидеть в следственном изоляторе, пока юристы, наши сотрудники, адвокаты не разберутся с этим его странным уголовным делом, которого, насколько я понимаю, даже, наверное, и нет. Т.е. там сфабрикованы какие-то документы, на основании которых человек незаконно внесен в список федерального розыска. С этим надо разбираться. Я думаю, что это у нас недели две-три займет, и было бы совершенно законным решением для белорусских властей предоставить ему на это время убежище, и, ради бога, можно его содержать под стражей, можно не содержать под стражей. Второй вариант – это отпустить его на все четыре стороны. Все же понимают, и в том числе теперь в Гомельской области Республики Беларусь, что у них под стражей находится чеченец, российский гражданин, который подвергается уголовному преследованию за то, что 17 лет назад паспортистка ошиблась на одну цифру в его годе рождения. И на этом основании его сейчас передают в лучшем случае на пытки, а в худшем случае – на смерть под пытками.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG