Accessibility links

Пиррова победа Терезы Мэй


Премьер-министр Великобритании Тереза Мэй

Правящая в Великобритании Консервативная партия по итогам состоявшихся 8 июня парламентских выборов потеряла большинство мест в Палате общин. По предварительным данным, партия премьер-министра Терезы Мэй получила 318 депутатских мандатов – ​при необходимом для сохранения большинства минимуме в 326 мест.

У главного соперника консерваторов, Лейбористской партии, 261 мандат – на 29 больше, чем по итогам предыдущих выборов. Такой прыти от главной оппозиционной партии, возглавляемой придерживающимся радикальных левых взглядов Джереми Корбином, еще за пару недель до голосования мало кто ожидал. Корбин уже призвал Мэй уйти в отставку, но та ответила, что полученное ее партией относительное большинство дает ей право продолжать работать на посту премьера, а Британии сейчас "нужен период стабильности".

У лидера лейбористов Джереми Корбина есть причины для хорошего настроения
У лидера лейбористов Джереми Корбина есть причины для хорошего настроения

Вероятно, Терезе Мэй поможет североирландская Демократическая юнионистская партия: она набирает 10 из 18 мест, закрепленных в нижней палате британского парламента за Северной Ирландией и, таким образом, может помочь консерваторам обеспечить кабинету Мэй шаткое, но большинство. Юнионисты уже выразили готовность к переговорам с консерваторами. Тем не менее слухи о возможной отставке Мэй продолжают циркулировать: некоторые СМИ напоминают, что в таком случае она может стать самым недолговечным британским премьером с 1922 года, когда из-за тяжелой болезни спустя менее года после вступления в должность подал в отставку другой лидер консерваторов Эндрю Бонар-Лоу.

Как бы то ни было, из штаба Консервативной партии сообщили, что Тереза Мэй направляется в Букингемский дворец на аудиенцию к королеве Елизавете II – как указывает БиБиСи, "без намерения подать в отставку". В то же время обозреватель Daily Telegraph Кристофер Хоуп передает со ссылкой на одного из лидеров лейбористов Джона Макдоннелла:

"Джон Макдоннелл сообщил мне, что у Терезы Мэй есть время до конца недели для формирования правительства, в противном случае лейбористы попытаются сформировать коалицию".

Ослабленного мандата нового британского правительства опасаются как в самой стране, так и в Евросоюзе. По мнению многих политиков и обозревателей, пиррова победа Мэй, рассчитывавшей перед выборами на солидное парламентское большинство, ослабит Британию и поставит под вопрос ход переговоров об условиях Брекзита – выхода из состава ЕС, в пользу которого британцы большинством голосов высказались на референдуме год назад. Наиболее лаконично эти опасения выразил в твиттере экс-министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт:

"В предстоящие годы для Британии это может означать беспорядок, причем один может последовать за другим. За отсутствие настоящего лидерства можно дорого заплатить".

Мишель Барнье, уполномоченный Евросоюза по переговорам с Великобританией, однако, предпочитает успокаивающий тон:

"Переговоры по Брекситу должны начаться, когда Соединенное королевство будет к ним готово; расписание и позиция ЕС ясны. Давайте вместе поразмыслим над тем, как достичь соглашения".

Один из весьма остроумных комментариев по итогам выборов – от знаменитого в прошлом английского футболиста Гэри Линекера:

"Я думаю, Тереза Мэй забила лучший гол в свои ворота в этом сезоне".

Среди других партий, представленных в новом парламенте, – шотландские националисты (у них будет 35 мест, это серьезная неудача по сравнению с прошлыми выборами) и либеральные демократы (12 кресел, прирост на 4 по сравнению с катастрофическими для этой партии выборами 2015 года). Лидер Шотландской национальной партии, первый министр Шотландии Никола Стёрджен уже назвала итоги выборов "катастрофой для Терезы Мэй", но выразила огорчение и в связи с неудачей собственной партии. Похоже, планы националистов провести повторный референдум о выходе Шотландии из Соединенного Королевства теперь откладываются на неопределенный срок.

Предвыборная кампания в Великобритании на этот раз была весьма непростой и конфликтной. Кроме того, ее омрачили теракты – вначале взрыв на поп-концерте в Манчестере 26 мая, унесший более двух десятков жизней, затем – нападение террористов на прохожих в центре Лондона 4 июня, в результате которого погибли еще 7 человек. Проблемы безопасности, экономика, миграция, система социальной защиты и условия Брекзита – таковы были основные темы предвыборных дискуссий. (Более подробно об этом можно прочитать здесь).

Нынешние выборы в британский парламент – досрочные, предыдущие состоялись всего два года назад, в 2015 году. Однако с тех пор утекло много воды: прошел референдум о Брекзите, в результате него вынужден был уйти с поста премьера Дэвид Кэмерон, на смену которому пришла Тереза Мэй. Когда полтора месяца назад нынешний премьер объявляла о проведении выборов, все опросы предсказывали ее партии убедительную победу: отрыв консерваторов от лейбористов составлял около 25%.

Предвыборные плакаты в Лондоне
Предвыборные плакаты в Лондоне

Однако Мэй и ее соратники допустили ряд ошибок, прежде всего включив в свою предвыборную программу так называемый “налог на деменцию” – ужесточение условий социальной помощи на дому для престарелых граждан. Лейбористы, которые провели, вопреки ожиданиям многих аналитиков, весьма неплохую кампанию, сумели создать своим соперникам имидж “партии бессердечных”, настаивающей на дальнейшем урезании социальных расходов. Напротив, социальная риторика Джереми Корбина нашла немалый отклик прежде всего у молодых избирателей. В то же время консерваторы делали упор на укрепление безопасности и борьбу с нелегальной иммиграцией – и за счет этого, по наблюдениям социологов, смогли перехватить инициативу у лейбористов во многих бедных районах, обычно голосовавших за “красных” (традиционный цвет Лейбористской партии). Однако в целом смещение электоральных предпочтений, как видим, сыграло на руку именно лейбористам.

Лейбористы провели, вопреки ожиданиям многих аналитиков, весьма неплохую кампанию

Разрыв между двумя основными партиями резко сократился и накануне голосования составлял, по данным опросов, лишь 8%. В Великобритании, однако, 650 депутатов Палаты общин выбирают по одномандатным округам, по принципу “победитель получает всё”, так что рейтинги партий напрямую не отражают соотношение парламентских кресел между ними по итогам голосования. Тем не менее еще за неделю до выборов некоторые прогнозы предполагали, что консерваторам не удастся набрать большинства депутатских мест (не менее 326). Так и случилось: возникает так называемый “подвешенный парламент”, в котором партиям придется договариваться о коалиции. Это уже произошло в 2010 году, когда консерваторы Дэвида Кэмерона вступили в союз с либеральными демократами – наиболее проевропейской британской партией. Сейчас такая коалиция вряд ли возможна: “либдемы” активно выступали против Брекзита, в то время как нынешнее руководство Консервативной партии в основном состоит из его безусловных сторонников.

Уверенность консерваторов в победе оправдалась лишь частично

В ходе предвыборной кампании не обошлось без довольно некрасивых нападок соперников и их сторонников друг на друга. Популярные газеты The Sun и Daily Mail, активно поддерживающие Консервативную партию, обвиняли лейбористов в потворстве террору и призывали избирателей “выбросить Корбина в мусорную корзину”:

В свою очередь активисты Лейбористской партии распространяли в социальных сетях поддельное видео, на котором находящийся рядом с Терезой Мэй на одном из ее предвыборных митингов человек держит в руках плакат с надписью “Она вам лжет”:

Перед выборами много говорилось о том, что победа консерваторов может означать “жесткий” Брекзит, так как Тереза Мэй взяла довольно непримиримый тон на переговорах с Евросоюзом. Выигрыш же лейбористов вроде бы должен был означать Брекзит более “мягкий”. Но на самом деле лидеры основных партий избегали какой-либо конкретики по этой теме. Напротив, было ясно, что отношения Лондона с Вашингтоном останутся более дружественными в случае победы Терезы Мэй: она была первой из зарубежных лидеров, кто провел переговоры с Дональдом Трампом после его избрания президентом США, и британскому премьеру в целом удалось найти с ним общий язык.

В отношении же России ожидалась обратная закономерность. Если в окружении Джереми Корбина есть люди, не скрывающие симпатий к политике Кремля, то Борис Джонсон, министр иностранных дел в кабинете Мэй, демонстративно отказался ехать в Москву после недавнего обострения отношений между Россией и Западом из-за химической атаки в Сирии. Кстати, если после нынешних выборов консерваторы всё же решат поменять лидера, именно у Джонсона весьма неплохие шансы стать преемником Мэй на этом посту – и, вероятно, в должности премьер-министра.

Биржа сразу же отреагировала на сообщения о возможности "подвешенного" парламента: сразу после обнародования результатов экзит-полла курс британского фунта упал на 1,5%.

Как отмечает Financial Times, для британского бизнеса и экономики результаты выборов принесли плохие новости: в условиях, когда ни у одной партии нет парламентского большинства, "ни один политик не будет в ближайшее время уделять первостепенное внимание экономике".

В прошлом Великобритания несколько раз сталкивалась с феноменом "подвешенного" парламента. Наиболее известны выборы февраля 1974 года. Тогда консерваторы во главе с премьером Эдвардом Хитом уступили лейбористам Гарольда Уилсона по числу мандатов, хотя набрали относительное большинство голосов избирателей. Хит подал в отставку, премьером стал Уилсон, но и ему не удалось создать стабильный кабинет, и в октябре 1974 года британцы шли голосовать снова. Нельзя исключать, что нечто подобное произойдет и на сей раз.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG