Accessibility links

Юрий Федоров: «Это второй шаг в подготовке возможного импичмента»


Политолог Юрий Федоров

ПРАГА---Бывший директор ФБР Джеймс Коми дал показания на слушаниях в Сенате о причинах его увольнения, в которых многие наблюдатели подозревают давление президента на ход расследования связей его окружения с Россией. Ход слушаний и возможные последствия мы обсуждаем с политологом Юрием Федоровым.

Вадим Дубнов: Юрий, многие воспринимают все это как политическое землетрясение. На самом деле, насколько важен сам факт слушаний, с одной стороны, и то, что сказал на них (Джеймс) Коми, с другой стороны?

Юрий Федоров: Знаете, я бы использовал знаменитое выражение Михаила Горбачева: «Процесс пошел». Собственно, эти слушания – это второй такой элемент в процессе подготовки импичмента. Первый был – назначение специального прокурора, который призван расследовать вмешательство России в избирательный процесс президентских выборов в Соединенных Штатах в прошлом году, и все другие связанные с этим сюжеты, как было сказано в решении о назначении специального прокурора.

И второй момент – это вчерашнее выступление бывшего директора ФБР Джеймса Коми, который, во-первых, подтвердил то, что Бюро уверено в том, что Россия осуществляла, как он сказал, сотни хакерских атак против государственных и частных организаций в Соединенных Штатах, и второе – из его выступления следовало, что президент (Дональд) Трамп пытался оказать на него влияние или давление с тем, чтобы прекратить расследования, которые ведет Федеральное бюро расследований в отношении бывшего советника по национальной безопасности генерала Майкла Флинна. Если будет найдено подтверждение свидетельствам бывшего директора ФБР, то Трампу могут предъявить обвинения в том, что он препятствует или препятствовал осуществлению правосудия. Это очень серьезное обвинение, это уголовное преступление по американскому законодательству, и не только американскому, и если будет доказано, что это так, то начнется уже формальный процесс импичмента.

Вадим Дубнов: Но пока слушания – это, скорее, такие теледебаты, в которых проясняются позиции сторон, или это нечто большее?

Юрий Федоров: Тут очень важно, что Джеймс Коми выступал под присягой, он давал свидетельские показания, правда, перед комитетом Сената, а не перед судебным следствием, но тем не менее это очень важное заявление – это фактически как свидетельство в судебном процессе. Он выступает в качестве свидетеля, который доказывает, обвиняет президента в совершении определенного правонарушения, которое является уголовно наказуемым. Это очень серьезно.

Вадим Дубнов: Насколько удалось республиканцам смягчить ситуацию? Насколько им удалось вчера если не защитить, то хотя бы отвести немного удар или выиграть время, и собираются ли они вообще это делать?

Юрий Федоров: Я смотрел эти слушания, и у меня было такое впечатление, что, да, некоторые, но не все представители Республиканской партии, которые заседают в этом комитете, действительно пытались не то чтобы поставить под сомнение слова бывшего директора ФБР, – этого не было, но они пытались как-то акцентировать внимание на том, что Джеймс Коми не вовремя, не сразу выступил со своими обвинениями, что он колебался, и тем самым как бы старались немного поставить под сомнение не то, что он говорил, не сам факт того, что президент Трамп пытался воздействовать на него, а поставить под сомнение его личную порядочность. Это достаточно типичный прием адвокатов и прокуроров в судебном процессе в Соединенных Штатах, да и во многих других странах, когда спор идет не по существу дела, а как бы по личности и мотивам свидетеля. Вот тут такое впечатление складывалось.

Но я бы еще сказал, что у республиканцев сложное положение – у них есть две точки зрения в партии, насколько можно судить сейчас: одна сводится к тому, что нужно поддерживать президента до последнего, но есть и другая точка зрения, которая сводится к тому, что если президент Трамп останется у власти, то республиканцы рискуют проиграть будущие промежуточные выборы в Конгресс, которые будут через полтора года, и эти группы в партии считают, что им, может быть, лучше сейчас провести импичмент. Это значит, что к власти приходит нынешний вице-президент Майкл Пенс, тоже республиканец, естественно, но гораздо более традиционный, и это более надежный способ сохранить большинство в Конгрессе – в Сенате и Палате представителей. Так что у них не единая позиция по этому поводу.

Вадим Дубнов: И вот что теперь делать с этим большинством? Попытки провести импичмент вроде бы невозможны, группа, которая за импичмент внутри республиканцев, в открытую тоже не может к этому призывать. Что им теперь делать, до промежуточных выборов?

Юрий Федоров: Тут могут быть разные варианты. Эти группы могут считать, что все рано или поздно уляжется, что президент сделает какие-то важные и рассчитанные на завоевание поддержки общественного мнения шаги, вроде того, как Трамп получил достаточно большую поддержку, направив крылатые ракеты «Томагавк» для удара по сирийской авиабазе. Вот такого рода акции могут, конечно, поднять престиж президента и как бы смикшировать это негативное впечатление, которое оставляет вся эта история с расследованием российского вмешательства в американские выборы и контактов влиятельных членов избирательной кампании Трампа с российскими дипломатами и разведчиками.

Но тут пока еще очень много неясного: как будут дальше развиваться события, будет ли доказано, что Майкл Флинн – бывший советник по национальной безопасности – действительно вел какие-то слишком уж вольные разговоры с российским послом (Сергеем) Кисляком. Но процесс идет, и я думаю, что большинство в Республиканской партии сейчас предпочитает не ставить особо палки в колеса этому процессу, потому что, кстати говоря, Трампа в Республиканской партии многие не любят, многие чисто вынужденно его сейчас поддерживают, но он в партии особой популярностью не пользуется, и поддержки большинства республиканских членов Конгресса, по сути дела, у него может и не быть. Другое дело, что они не декларируют свое негативное отношение к президенту, но оно у них есть.

Вадим Дубнов: Но ведь сама по себе связь с российским спецслужбами – это же не измена родине. Нет ли здесь такого феномена, что попытка отбиться куда более криминальна, чем сам проступок, – то, что было отчасти с (Биллом) Клинтоном?

Юрий Федоров: Первый момент – это контакты и разговоры Майкла Флинна с Кисляком. Дело в том, что Флинн потом солгал вице-президенту Пенсу, поставил его в неприятное, дурацкое положение, и когда Пенс заявил со слов Флинна, что у того не было никаких контактов с Кисляком и что он не обсуждал с ним отмену санкций, а на самом деле такой разговор был. И вот это уже является нарушением одного, правда, очень старого американского закона, который называется «Закон Логана», по которому людям, которые не являются официальными представителями правительства Соединенных Штатов и не входят в это правительство, запрещается вести серьезные переговоры с представителями враждебного государства.

Вадим Дубнов: Но, казалось бы, причем тут Трамп? И пока все-таки Россия – не враждебное государство…

Юрий Федоров: Пока Трамп ни при чем. Трамп, судя по всему, пытался, хотя он отрицает это, приглушить или заставить ФБР прекратить расследование связей Флинна с Россией. А там довольно много всяких сюжетов, в том числе, получение, правда, почему-то через турецкие каналы, через одного турецкого лоббиста в Вашингтоне, примерно полумиллиона долларов за какие-то услуги. В общем, Флинн довольно глубоко запутался в каких-то непонятных финансовых операциях – он получал какие-то деньги от России, деньги от турецкого лоббиста (эти полмиллиона долларов), связанного с Россией, он не рассказывал о своих контактах с российскими представителями. Он, по-видимому, но тут тоже вопрос еще неясен, скрыл какие-то факты своих контактов с российскими представителями, когда обновлял допуск к высшей форме секретности, – это было в прошлом году, – он некоторые вещи не упомянул. Все это сейчас всплывает, и это очень неприятная психологическая атмосфера в Вашингтоне.

Вадим Дубнов: Но пока это все не криминал для самого Трампа…

Юрий Федоров: Да, пока это не криминал, но видите, что произошло: Коми обвинил Трампа в том, что тот пытался помешать ему в расследовании, и Трамп, правда, не под присягой, но все-таки заявил, что это вранье и что Коми вообще непонятно что такое говорит. Не исключено, что следующим шагом будет допрос Трампа под присягой, и тогда возникнет конфликт.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG