Accessibility links

Штраф за молебен у тюльпанового дерева


Шапсугам запретили проводить традиционные совместные молебны без специального разрешения властей

Приговоренные к штрафам себя виновными не признают. Адам Басто уже подал жалобу в краевой суд. О своем несогласии с решением Лазаревского суда заявлял и Руслан Гвашев.

Что, собственно, произошло. 21 мая, в день окончания Кавказской войны, в Головинке у 250-летнего тюльпанового дерева, которое почитается как священное, черкесы-шапсуги проводят традиционный молебен. Люди собираются на молебен ежегодно без предварительного оповещения. Говорят, в этом году к дереву пришло около трехсот человек. Собравшиеся обратились к Гвашеву, как к старшему, прочитать молитву, после которой людям раздали традиционные лепешки. Это действо заняло минут 15, после чего люди отправились к морю, где спустили на воду поминальные венки. Позже один из тех, кто раздавал лепешки, – Адам Басто был признан судом как организатор незаконного мероприятия и оштрафован на 30 тысяч рублей, а участие Руслана Гвашева суд оценил в 10 тысяч рублей.

Руководитель Кабардино-Балкарского общественного правозащитного центра Валерий Хатажуков считает такую реакцию властей на молебен абсурдом:

«Мы, конечно, анализировали ситуацию с точки зрения федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях и пикетированиях». На этом молебне не было никаких выступлений, кроме самой молитвы, там не было никаких лозунгов или плакатов, не принимались обращения, решения и т.п. Т.е. это действо трудно назвать публичным мероприятием».

Самое отвратительное в этой истории, говорит Валерий Хатажуков, – это как поступили с 67-летнем инвалидом Русланом Гвашевым:

«Он на самом деле очень болен – об этом все знают. Когда приставы пришли к нему и сообщили о суде, он объяснил им, что у него умерла родная тетя, и в день, на который назначено заседание, будут проходить похороны, поэтому он в этот день не сможет прийти. А они его доставили в суд насильно, затащили его на третий или четвертый этаж. Они не имели права этого делать, они должны были создать инвалиду условия, чтобы посещение суда было безопасным для его здоровья. Вот так они с ним обошлись. В результате у него был гипертонический криз, вызывали скорую помощь».

По мнению черкесского общественника Аслана Бешто, конечно, приставы могли бы проявить к старику снисхождение, чтобы действовать в рамках закона. Но нет, Руслан Гвашев уже давно раздражал власти своей независимостью, своими неудобными вопросами. Во время подготовки к сочинской Олимпиаде он, например, выступал против строительства дорог по местам массовых захоронений черкесов и варварского разрушения культурного слоя. Он выступал с требованиями признать шапсугов коренным народом Краснодарского края, восстановить Шапсугский район, упраздненный товарищем Сталиным.

Что касается традиционных молебнов у тюльпанового дерева, говорит Аслан Бешто, то они возобновились, как только это стало возможно, с началом горбачевской оттепели. С тех пор ни разу для их проведения не требовалось разрешения властей. А теперь вдруг власти занервничали, говорит Аслан Бешто:

«Это именно проявление раздражения, мол, что это еще здесь копошится, которое не попадает в наш регламент?! И если эта ситуация у властей вызывает раздражение, то у всех черкесов мира она вызывает возмущение: на каком основании абсолютно мирная, доброжелательная поминальная служба из традиционного культа черкесов должна подпадать под какие-либо административные действия.

Суть не в штрафе. Я более чем уверен, что и сам Руслан Гвашев мог бы погасить этот штраф, но черкесы провели акцию по сбору средств. Решили собиратьпо чуть-чуть, чтобы акция охватила как можно больше человек, и таким образом выразить возмущение людей этим наказанием, которое мы считаем прямым нарушением прав и свобод коренного населения причерноморского бассейна».

Шапсуги – малочисленный народ России (по переписи 2010 года – 3,9 тысячи), на который не распространяется закон о малочисленных народах. Не скажу, что они единственные, – этот закон также не ратифицирован в отношении абазин.

Шапсуги официально не признаны коренным народом Краснодарского края. Вопрос об этом ставится уже много лет, но депутаты Краснодарского края наотрез отказываются признавать их. Отмененный товарищем Сталиным Шапсугский национальный район (ныне Лазаревский) до их пор не восстановлен. Теперь еще шапсугам запретили проводить традиционные совместные молебны без специального разрешения властей.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG