Accessibility links

Музыка грузинских сфер: ньюкамеры, электроника и парни с нашего двора


Скоро начнется фестиваль Tbilisi Open Air, где можно будет услышать грузинских рок-исполнителей

Клипы хип-хоп проекта «Биржа мафия» в эти дни посмотрели даже те, кого рэп мало интересует. В какой-то степени мерой измерения популярности того или иного исполнителя сегодня являются просмотры на YouTube.

Клип на песню «Хлопушка», которую исполняют «Биржа мафия» и девушка-рэпер Экуна, был выложен на YouTube в канун Нового года. Сегодня у него около трех миллионов просмотров. Это своего рода сатира – ребята высмеивают блатных парней, которые кичатся своими «подвигами», совершенными в 90-х. Исполнители, передразнивая «героев», проводят разъяснительные беседы с подрастающим поколением: мол, район принадлежит им, и в своем районе, а тем более во дворе, они не хотят слышать грохот хлопушек.

Если судить по просмотрам клипов в интернете – а это на сегодняшний день единственный более или менее точный способ определения популярности музыкального продукта, – то в последнее время хип-хоп занимает одну из лидирующих позиций, говорит музыкальный обозреватель грузинской службы Радио Свобода Нико Нергадзе. Клипы на песни разных хип-хоп исполнителей имеют по нескольку миллионов просмотров:

«Есть, например, один из самых популярных рэперов – Мастер, который, скажем так, признает консервативные грузинские ценности. Читает, к примеру, рэп против антидискриминационного закона. Есть целый ряд андеграунд-рэперов. Кроме того очень популярна электронная сцена – ди-джеи, которых в выходные можно услышать в нескольких хороших клубах города. Скоро начнется фестиваль Tbilisi Open Air, где можно будет услышать грузинских рок-исполнителей. Начиная от ньюкамеров, как в Грузии называют новые, недавно появившиеся группы, до Young Georgian Lolitaz, которая существует, по-моему, лет 15 уже».

С поп-музыкой, говорит Нико Нергадзе, дело обстоит сложнее. На нее нужны деньги, а денег в грузинском шоу-бизнесе нет. При этом есть множество популярных исполнителей, начиная от Лелы Цурцумия, которую определенная часть общества искренне любит и слушает, и заканчивая Паатой Тедиашвили, которого тоже слушают, впрочем, воспринимают с определенной долей иронии. В последнее время поп-сцена в каком-то смысле переместилась в различные шоу талантов, говорит музыкальный обозреватель, которые стали своего рода трамплином для молодых исполнителей.

В 90-х – начале нулевых поп-музыка была особенно популярной в Грузии. Некоторые исполнители, чей, скажем так, «расцвет» пришелся на тот период, сейчас заняты в совершенно другой сфере, при этом композиции одних забылись, других же – по сей день можно услышать на свадьбах, в ресторанах или летом в кафешках на берегу моря. Кое-кто остался в этой сфере и продолжает исполнять репертуар, полюбившийся публике раньше, а кто-то создает новый музыкальный продукт. Один из тех, кого можно причислить к последней категории, – Стефане Мгебришвили. Впервые в Грузии его услышали на стыке XX и XXI веков.

Стефане взял небольшую передышку в исполнительской деятельности, какое-то время был продюсером, а потом снова вернулся к сцене. Он считает, что создавать популярный продукт сейчас ему помогают интуиция и опыт. Говорит Стефане:

«В категории «тренды» на YouTube первую строчку занимала моя композиция, сейчас она на второй из-за ажиотажа, связанного с «Биржа мафией». А вообще в грузинских трендах, то есть то, что слушают в Грузии на YouTube, мой третий хит подряд оказывался на первом месте, что меня, разумеется, очень радует».

Если говорить о меломанах, которые к подбору своего плэйлиста относятся с особой щепетильностью, их выбор достаточно ограничен, когда речь идет о современной музыке, созданной в Грузии, говорит музыкант Тато Джинджихадзе. Главным минусом он считает частое заимствование грузинскими музыкантами, копирование «выстреливших» на Западе исполнителей. Самобытным и в то же время достаточно популярным музыкантом он считает Ираклия Чарквиани, который скончался в 2006 году:

«Если мы говорим о мэйнстримной музыке, – здесь большое значение имеет текст. А грузинский текст достаточно сложно накладывать на бит-музыку. Интересный эксперимент проводил Ираклий Чарквиани, который получил очень хороший результат – синтез грузинского текста с негрузинской, скажем так, музыкой. Впрочем, даже та малая доза грузинских элементов, этно-элементов, которые Ираклий использовал, – была использована очень успешно. Он был достаточно эрудированным человеком, развитым, на мой взгляд, именно благодаря этому его эксперимент удался. Я не могу сказать, что Ираклия Чарквиани любит очень уж широкая аудитория, но его музыка достаточно популярна».

И в этом плане Чарквиани скорее можно назвать исключением, говорит меломан. Сегодня в его плейлисте из грузинских исполнителей лишь последний альбом Вахо Бабунашвили Soft Eject System с парой тысяч просмотров на YouTube.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG