Accessibility links

Свидетель Адлейба: «Не мы заключенных охраняли, а они нас охраняли»


Бывших сотрудников Драндского СИЗО обвиняют в связи с побегом из него в ночь на 1 октября прошлого года троих заключенных

Сегодня в суде Гулрыпшского района под председательством судьи Эроланда Сангулия продолжился процесс по делу об обвинении Дмитрия Айба, Геннадия Чхетия, Грачьи Саакяна и Мераба Воуба.

Напомню, что этих бывших сотрудников Драндского СИЗО, который выполняет и функцию тюрьмы, обвиняют в связи с побегом из него в ночь на 1 октября прошлого года троих заключенных – Гурама Инапшба, Реваза Угрехелидзе и Бачуки Латария. Беглецов так и не поймали, они скрылись на территории Грузии. А девять сотрудников СИЗО, включая четверых сегодняшних подсудимых, были задержаны, но спустя время их освободили из-под стражи. На первом заседании судебного процесса, о котором я рассказывал на «Эхе Кавказа» 2 июня, после оглашения обвинительных заключений были допрошены свидетели Теймураз Чепба и еще двое, несших в ту злополучную ночь дежурство в СИЗО.

На втором заседании, которое состоялось 7 июня и на котором продолжался допрос свидетелей, я не присутствовал, но мне рассказали потом о его ходе и предоставили аудиозапись. Были допрошены бывший, до Геннадия Чхетия, начальник СИЗО Тенгиз Адлейба, прикомандированные к СИЗО сотрудники милиции Денис Адлейба и Альберт Микаэлян.

Тенгиз Адлейба в ходе своих показаний заявил, что сегодняшнее состояние единственной в Абхазии фактической тюрьмы, с двадцатых годов прошлого века размещаемой в помещениях бывшего Драндского монастыря, и количество охраняющих заключенных (3-4 охранника ночью остается на 300 человек) таковы, что непонятно, кто кого охраняет. Он, в частности, сказал:

«Если мой рабочий день начинается с того, что я еду к кому-то домой и прошу: выйди, пожалуйста, на работу, некому… Ну, о чем дальше говорить? Вы понимаете, за эту зарплату и при таком режиме нужно быть Героем Советского Союза, чтобы там работать. То, что сегодня там происходит... Они там только потому, что им не нужно бежать. При необходимости все, кто там находятся, могут строем выйти и пойти в город, и никто не сможет их остановить, эти три-четыре человека... Когда был первый бунт, нужно было показать свою силу. Государство не смогло показать свою силу. Они сегодня контролируют деятельность охраны».

Задавшие вопросы представители обвинения и защиты, судья пытались понять, почему в СИЗО столько незапертых дверей. Выяснилось, что 15 камер из 60 не запираются, потому что в них не работают санузлы. Поэтому заключенные из них имеют доступ к электрическим лампочкам в коридорах, которые постоянно выводят из строя, к замкам в административном корпусе...

«Если болты на замках, которые мы закупили в Ростове, закрутить слишком крепко, – пояснил свидетель, – они не могут войти в наши деформированные двери, а если слишком свободно, заключенные откручивают болты руками».

По словам Адлейба, он, как впоследствии и сменивший его Чхетия, неоднократно писал докладные в МВД, в которых доказывал необходимость усиления охраны, человек, по его подсчетам, до 38. Когда речь зашла о том, бывали ли случаи свиданий посетителей с заключенными в неурочное время, после пяти вечера, Тенгиз Адлейба, подумав, ответил:

«Ну, если я большой начальник... Если я очень большой начальник и мой брат придет к кому-то, вы же прекрасно знаете, что его пропустят. Коленки дрожат, но пропустят, потому что не смогут «нет» сказать. Я не буду называть фамилии.

– Раз сказали «а», то надо говорить и...

– Я не буду говорить.

– Ну, понятно, это ваше право».

А сегодня допрашивался свидетель Темур Джелия, который на момент побега работал оперативным дежурным СИЗО. В тот день, 30 сентября, когда в республике отмечался День Победы в Отечественной войне народа Абхазии, он отпросился по семейным обстоятельствам. И только благодаря этому не попал потом на скамью подсудимых. Сегодня он, сменив на должности подсудимого Дмитрия Айба, работает начальником режимной охраны СИЗО. Впрочем, после настойчивых вопросов адвоката Ивана Зарандия, который защищает на процессе Геннадия Чхетия, бывшего начальника СИЗО, тот его отпускал не до конца дежурства, а лишь до вечера.

Дмитрий Айба задал свидетелю вопрос:

«А сколько заключенных в этих камерах сидят, которые открыты сегодня, сколько человек?

– В среднем по пять, по шесть.

– То есть в среднем 70 получается человек, которые свободно гуляют? Хорошо, эти 70 человек при желании могут открыть всю тюрьму?

– С нашими замками – да».

Следующее заседание суда назначено на понедельник 19 июня.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG