Accessibility links

Хатия Деканоидзе: «Саакашвили – украинский политик, но он вернется в страну, которую построил»


Хатия Деканоидзе

ПРАГА---Михаил Саакашвили обвинил президента Украины Петра Порошенко в нелегальной торговле с самопровозглашенной республикой Абхазия. Речь идет о сделке еще 2010 года по продаже автобусов с принадлежавшей Порошенко фирмой «Богдан». Выступление Саакашвили стало продолжением его глубокого конфликта с украинской властью и бизнес-элитой, итогом которой уже стал, в частности, уход грузинского экс-президента с поста губернатора Одесской области. Суть этого конфликта, смысл всего украинского сюжета в жизни Саакашвили, его перспективы в Украине и Грузии в рубрике «Гость недели» мы обсудим сегодня с Хатией Деканоидзе, давно работающей на разных постах в команде Саакашвили, в том числе и на Украине.

Вадим Дубнов: Как вы думаете, с чем связано нынешнее обострение отношений господина (Михаила) Саакашвили и господина (Петра) Порошенко, или это продолжение старого конфликта?

Хатия Деканоидзе: Честно говоря, Саакашвили уже стал очень важным политическим оппозиционером в Украине и первым политическим оппозиционным лидером, который очень открыто говорит правду, например, обо всех коррупционных схемах, о том, как олигархи вмешиваются в экономику, как теневая экономика влияет на судьбу украинцев, что делает власть для того, чтобы жизнь людей стала нормальной, Украина процветала и поборола коррупцию. Он был губернатором Одесской области и ушел в оппозицию после того, как ряд проектов, которые были запланированы, поддержку которым обещала власть, не были выполнены. По мнению многих украинцев, власть его боится. С этим связана, например, цензура на телеканалах, потому что они находятся как бы под контролем власти. И передачу, в которой он выступал, тоже закрыли из-за очень жесткой цензуры. То, что он говорит, никто не может сказать, что он говорит неправду, потому что он первый человек, который рассказал об Одесском припортовом заводе.

Вадим Дубнов: У украинского сюжета Саакашвили достаточно богатая история. Все-таки были и другие периоды отношений с Порошенко. Что случилось и когда, по вашему мнению?

Хатия Деканоидзе: Честно говоря, я не знаю о последнем разговоре между ними и не могу об этом рассказать. Но концептуально я рассказала: это случилось тогда, когда не была оказана поддержка, которую ему обещали как губернатору Одесской области. Второе – то, что власть делает с моментами, которые очень важны для каждого украинца, в частности, это касается коррупции. Я тоже живу в Украине, я работала в госструктуре и очень хорошо знаю, какие внутренние демоны в Украине. То, что говорит Миша для того, чтобы побороть нашего большого врага – (Владимира) Путина, – надо, чтобы Украина процветала изнутри экономически, необходимо побороть коррупцию, осуществить окончательную реформу правосудия.

Вадим Дубнов: Информация о том, что у Порошенко была сделка с Абхазией – это же 2010 год, и нет ли для Саакашвили здесь риска ввязаться в невыгодную для себя полемику о том, что, будучи президентом, он не мог этого не знать тогда?

Хатия Деканоидзе: Открывать всем глаза – это как бы не является невыгодной полемикой, и быть оппозиционером и политиком – это значит публично об этом говорить.

Вадим Дубнов: Но, по-вашему, почему об этом не было речи раньше, почему Саакашвили об этом не говорил ни в 2010-м, ни в 2011 году, ни позже?

Хатия Деканоидзе: Честно говоря, я не знаю, когда эта информация была уже открыта для него. Думаю, что когда настало время для того, чтобы все открыть, – может быть, в 2010 году об этом не было известно, потому что очень многие детали открываются уже позже.

Вадим Дубнов: Порошенко самый сильный противник Саакашвили или есть фигуры, которые значительно мощнее и опаснее для Саакашвили?

Хатия Деканоидзе: Я думаю, что вся власть сейчас ополчилась против Саакашвили – и олигархи, и олигархические кланы…

Вадим Дубнов: Хатия, кого вы конкретно имеете в виду в данном случае?

Хатия Деканоидзе: Игорь Кононенко, (Николай) Мартыненко, который прямо в студии говорил, что «инструкции он получает от грузин», например, (Ринат) Ахметов, о котором сейчас Саакашвили публично говорил. Люди, которые влияют на развитие страны.

Вадим Дубнов: Хатия, на кого может рассчитывать Саакашвили в этом противостоянии, кто могут стать его союзниками, хотя бы тактическими?

Хатия Деканоидзе: У меня сейчас на это единственный ответ: на простых людей. Я думаю, что народ, молодые, умные люди, которые очень хорошо понимают, какие ценности надо развивать в стране, и являются его основными союзниками. Что касается политических сил, то, наверное, это уже покажет время. Сейчас, честно говоря, я не уполномочена говорить, с какими политическими силами он ведет переговоры, но уверена, что все демократические, нормальные прозападные силы сядут вместе и поговорят.

Вадим Дубнов: (Юлия) Тимошенко, (Андрей) Садовый… или вы пока вы не готовы ответить на этот вопрос?

Хатия Деканоидзе: Конечно, о союзе политических сил говорить пока рано.

Вадим Дубнов: Михаил Саакашвили поставил себя в довольно двусмысленное, на мой взгляд, положение, по которому невозможно определить, какой он политик – украинский или грузинский…

Хатия Деканоидзе: Он, конечно, сейчас живет и ведет оппозиционную борьбу в украинской политике, но мы должны понимать, что он был изгнан из Грузии. Он оставил страну три года назад, его соратники арестованы – это ненормальная ситуация. Судьбы Грузии и Украины очень тесно связаны, те проблемы, которые есть в Грузии – один олигарх правит всей страной, – для нас это всегда так было. Конечно, для Саакашвили небезразлична и судьба Грузии, и судьба Украины, потому что если Украина будет развиваться в правильном направлении, то это, в свою очередь, очень сильно повлияет на развитие грузинской страны.

Вадим Дубнов: То, что делает сейчас Саакашвили в Украине, – это некая самоценная задача или все-таки некий инструмент для того, чтобы вернуться в Грузию и продолжить там политическую борьбу?

Хатия Деканоидзе: Ни в коем случае. То, что делает Саакашвили, – это то, что он реально очень сильно влияет на политическую жизнь Украины, и в положительном плане, потому что он очень сильный игрок. И, когда оппозиционный лидер публично и открыто говорит обо всех вопросах, это, конечно, является сдерживающим фактором для власти. Так что это ни в коем случае не формальность, а активная политическая борьба. Украина не чужая страна для Саакашвили – он гражданин Украины, он учился в Украине, у него очень много друзей. Думаю, что очень скоро партия тоже будет очень структурно и нормально работать и в регионах и т.д. Честно говоря, политическая жизнь будет еще более бурной, начиная с осени.

Вадим Дубнов: Вы имеете в виду предвыборную кампанию?

Хатия Деканоидзе: Да.

Вадим Дубнов: Возвращение в Грузию на повестке дня не стоит ни при каком развитии событий?

Хатия Деканоидзе: Как оппозиционная партия в Грузии, мы ведем очень серьезную борьбу с олигархом для того, чтобы страна развивалась в демократическом направлении, а не так, чтобы третий президент Грузии, который построил современное государство, был в изгнании. Он сейчас находится в изгнании и не имеет права возвратиться в Грузию. Конечно, абсолютно все меняется. Наша цель – чтобы Грузия стала демократическим государством, где нет места олигархам. Когда мы дойдем до финиша, тогда, конечно, он вернется в страну, которую он построил.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG