Accessibility links

Россия продолжает откусывать от территории Грузии по несколько гектаров за один заход, раз в 3-4 месяцa. При этом на грузинской стороне – полная растерянность по причине отсутствия представления о том, что в такой ситуации следует делать. Увы, все предлагаемые рецепты – нереалистичные и при ближайшем рассмотрении оказываются бесполезными.

Позиция правящей партии известна: опустить голову пониже, молчать как можно более выразительно, и, возможно, пронесет. В конце концов, вино и яблоки идут в Россию на экспорт – и это главное, а будет ли территория Грузии на пару километров меньше – это ничего не решает.

В общем, это «не злите Путина», отлитое в бронзе и поставленное на постаменте в центре Тбилиси. Увы, толку от этой политики мало... Еще никогда и нигде в мире страусиная политика не побеждала. Если человека постоянно унижают, а он молчит и не отвечает, то это увеличивает шансы потерять то, что по недоразумению еще сохранилось.

Ущербность политики «мечты» совершенно очевидна, однако трагизм ситуации в том, что и другие варианты ничуть не ближе к истине.

«Ватники» и поддерживающие их СМИ видят единственный выход из сложившейся ситуации – это продекларировать отказ от идеи вступления в НАТО: мы говорим, что не вступаем в альянс, взамен Москва перестанет нас дергать.

Увы, если бы все было так просто... Никто уже не помнит, как еще на заре «Нацдвижения» представители его высшего звена дали несколько интервью российским СМИ, в которых тонко намекнули на возможность отказа от вступления в НАТО взамен на подвижки в решении территориальных проблем.

Тогда все эти заявления не просто никто не обсуждал – они остались незамеченными, и в первую очередь со стороны российской власти. Думать, что причина конфронтации между Москвой и Тбилиси – это гипотетическое, нереализуемое на практике намерение войти в НАТО, – это значит, ничего не понимать в политике.

Сегодня НАТО для Грузии – это скорее символический вопрос, но недостаток уступок в символической сфере заключается в том, что на них никто не останавливается. Легко сказать: «Мы не вступаем в НАТО». Нас туда и так не берут. Куда сложнее будет давать ответы на совсем другие вопросы: «Почему бы вам не вступить в ОДКБ?», «может быть, вы вступите в ЕвразЭС» или «Зачем вы помогаете Европе получать каспийский газ в обход России?» и т.д.

Вопросы, которые невозможно заболтать тостами и общими словами, и на которые надо давать четкий ответ – «да» или «нет». В конечном итоге, нам придется либо поднять лапки совсем уж вверх, либо понять, что «разумные уступки» имеют свой предел...

Но, увы, ничуть не более реалистично звучат и призывы прозападной оппозиции о том, что «надо активнее работать с ЕС и США», «более внятно доносить информацию до западных союзников». Конечно, все это надо делать, но следует отдавать себе отчет в том, что никаких практических результатов это не принесет.

Запад не будет вмешиваться в дела, связанные с гектарами оторванных земель и десятками семей, потерявших земельные участки. Мы, конечно, можем упрекать Запад в пассивности, и это будет справедливо, однако реал-политик есть реал-политик. У наших западных союзников в отношении Грузии задача вполне конкретная – не допустить расползания российской оккупации слишком уж явно за пределы отделившихся территорий.

Если завтра российские войска поставят баннер в Гори, вероятно, Запад все-таки возмутится, а так, гектар туда, гектар сюда – слишком мелко для серьезной реакции...

В общем, как ни крути – все не то. Напрашивается вопрос: «А что делать, какой выход предлагаешь?»... Отвечу вопросом на вопрос: а кто вам сказал, что выход есть? Мало мы все сталкиваемся по жизни с ситуациями, в которых выхода нет? В конце концов, все мы когда-то помрем, это ли не самое убедительное доказательство того, что иногда делай что угодно – толку все равно нет?

Проблема в том, что нынешние действия Москвы – это осознанная политика, которая сформировалась еще в 2008 году. Нет, не в августе, как хочется многим видеть, а еще в марте... Звучит она примерно как «давайте говорить о вещах, по которым можно найти компромисс, и не говорить о том, в чем компромисс исключен»...

В общем – давайте говорить о вине, яблоках, помидорах, Нани Брегвадзе и Сосо Павлиашвили, а о территориях – ни-ни, молчок. Именно поэтому весной 2008 года начались два взаимоисключающих процесса: с одной стороны, переговоры о возобновлении экспорта и авиаполетов, с другой – резкая активизация в Абхазии и ЮО.

Грузии предлагалось принять этот подход и смириться с ним, но из этого ничего не вышло – сперва «националы» отказались с ним согласиться, потом Запад признал Косово, побудив тем самым Путина к мести, и все пошло кувырком.

Сегодня мы имеем полную и абсолютную реализацию этого подхода: с одной стороны, экономические и прочие контакты, с другой – контроль Москвы над оккупированными территориями становится все более жестким... И никакого противоречия в этом нет – нам уже сказали в 2008: говорить только о том, о чем можно. А после 2008 года добавили к этому еще одно условие: «Признать новые реалии» – то есть не противиться растущему влиянию Москвы в Абхазии и ЮО.

В общем, на данном этапе никакого выхода из сложившейся ситуации нет, за исключением полной и безоговорочной капитуляции. Будем только надеяться на то, что Путин не выведет войска на центральную автомагистраль Грузии, которая связывает Запад и Восток страны, – до нее осталось лишь несколько сот метров.

Если принять во внимание психотип Путина, то, скорее всего, он этого не сделает – в настоящее время российские войска ходят туда-сюда вдоль административной границы Южной Осетии, а магистраль от нее находится довольно далеко... Скорее всего, Россия не пойдет на прямую и открытую оккупацию территорий, где проживает нелояльное население. В целом это не ее стиль, однако чем черт не шутит.

Так или иначе, остается актуальным вопрос: если и то не то, и это не это, что же тогда делать?

На мой взгляд, ответ должен быть ассиметричным: если Россия усиливается на оккупированных территориях, то мы должны ослабить ее на территориях, подконтрольных Тбилиси. В качестве ассиметричного ответа власти Грузии должны полностью ликвидировать в стране все проявления пророссийской политики – запретить партии, закрыть СМИ, принять закон, который считает уголовным преступлением действия в пользу Москвы, провести «разъяснительную беседу» с ГПЦ, которая должна наконец начать работать на свою страну, а не единоверного врага.

Ничто на свете, что может быть расценено как пророссийское в политическом и медиа-пространстве, не должно остаться на территории Грузии.

А заодно готовиться к боевым действиям или к строительству объездной дороги, в случае если Москва все-таки перережет автомагистраль... Не надо быть большим специалистом, чтобы понять: без этой трассы Грузия не существует как государство...

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG