Accessibility links

Следственный механизм: оттенки «независимости»


Правозащитники говорят о нарушениях прав человека как непосредственно со стороны правоохранителей, так и нежелании следственных органов прозрачно расследовать подобные факты

Грузинские НПО требуют от парламента создания независимого следственного механизма, который был бы подотчетен высшему законодательному органу и выведен из структуры правоохранительных органов. Необходимость такого шага видит и Народный защитник. Но в экспертном сообществе инициативу правозащитников считают откровенно непродуманной.

Создать независимый следственный механизм, который будет заниматься расследованием дел о нарушении прав человека, – с такой инициативой обратились представители гражданского сектора к парламенту Грузии. Сегодня в Тбилиси прошла конференция, посвященная этой теме. Пригласили на нее и Народного защитника. По мнению авторов проекта, создание такой структуры необходимо, так как предлагаемые правительством реформы в этом направлении носят косметический характер и никоим образом не помогут в исправлении реального положения вещей. Говорит директор организации «Международная прозрачность – Грузия» Эка Гигаури:

«Наблюдается очень высокий фактор недоверия к представителям правоохранительных органов, т.к. в последнее время было много фактов, говорящих о превышении полномочий с их стороны. В этих условиях важно создание максимально эффективного механизма».

Говоря о нарушениях прав человека как непосредственно со стороны грузинских правоохранителей, так и нежелании представителей следственных органов прозрачно расследовать подобные факты, правозащитники указывают на недавние громкие скандалы с похищением в центре Тбилиси азербайджанского журналиста Афгана Мухтарлы и арестом рэперов из проекта «Биржа мафия», которым, по версии защиты, правоохранители отомстили за видеоклип, где полиция представлена в неприглядном свете.

Народный защитник Уча Нануашвили, со своей стороны, говорит о куда более многочисленных фактах, которые постоянно фиксирует его ведомство. Но реакции на них нет ни со стороны руководства правоохранительных органов, ни со стороны парламента:

«Существуют институциональные проблемы в сфере борьбы с пытками и нечеловеческим обращением. Возможно, системные проблемы уже в прошлом, но и сегодня есть десятки фактов, когда возникают вопросы в связи с эффективностью следствия. Мы уже четыре года подряд повторяем, что необходимо решение этих проблем, а для этого нужны институциональные изменения. То есть создание нового института, а не проведение определенных косметических работ в уже существующих институтах».

Под «косметическими работами» правозащитники подразумевают реформы, проведенные в прокуратуре и судебной системе. В частности, выделение службы, занимающейся тайными прослушками, в отдельное агентство, правда, остающееся в структуре службы госбезопасности. Такие меры, считает исполнительный директор фонда «Открытое общество – Грузия» Тамар Хуцишвили, неэффективны и не решают проблем:

«Проект, представленный Министерством юстиции о независимом следственном механизме, абсолютно неэффективен и не отвечает международным стандартам. В то же время представители гражданского общества подготовили очень серьезную инициативу, чтобы неподобающее обращение (с гражданами) в различных правовых учреждениях рассматривало действительно независимое ведомство».

Впрочем, по мнению эксперта в области безопасности Амирана Салуквадзе, разработкой независимого следственного механизма должны заниматься не представители правозащитных НПО, а специалисты в следственной сфере. Плюс ко всему из этого вопроса должна быть полностью исключена политическая составляющая. Как отмечает эксперт, если инициаторов этой идеи действительно волнует создание единой следственной структуры, то этот вопрос надо рассматривать более масштабно. А если все это направлено только против Службы государственной безопасности (СГБ), то инициатива вообще теряет смысл:

«Нужно создать сильную следственную структуру, которую можно будет назвать, к примеру, "Государственная следственная служба". От всех силовых структур – СГБ, МВД, Министерства обороны, возможно, от прокуратуры, должны быть отделены следственные структуры, которые объединятся в одну новую. В "Государственной следственной службе" должны быть созданы соответствующие профильные направления, которые будут укомплектовываться соответствующими специалистами. Структура должна подчиняться премьеру и отчитываться перед парламентом. По правде говоря, ни одному силовому ведомству не нужны следственные структуры. Ни Минобороны, ни МВД, ни СГБ. Их дело – выявлять нарушения и затем передавать в следственную службу. Параллельно нужно усиливать службу контрразведки. В сегодняшних обстоятельствах это необходимо. Тот, кто выступает против этого, пусть ни слова не говорит о гибридных опасностях, мягкой силе и т.д.».

При этом, по словам Салуквадзе, когда правозащитники заявляют, что существующая в Грузии модель не соответствует мировым стандартам, – это ложь. Грузинская модель ничуть не хуже американской, британской, немецкой, французской или балтийской, отмечает эксперт. Но, конечно, это не означает, что она не может быть улучшена. Салуквадзе подчеркивает: если гражданский сектор хочет реальной реформы, тогда нужно говорить о реформе всей следственной системы, и для подготовки к этому нужно немало времени. А существующая модель ничем не хуже западных или восточных аналогов, и, соответственно, ее поспешное обрушение не принесет Грузии ничего хорошего.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG