Accessibility links

Чем помешали иеговисты югоосетинским властям?


Новая власть, подражая Москве, рискует стать для местных протестантов гонителем веры и получить в их лице скрытую оппозицию

Генеральный прокурор Южной Осетии Урузмаг Джагаев обратился в Верховный суд с исковым заявлением о признании религиозного объединения «Свидетели Иеговы» экстремистской организацией и о запрете ее деятельности на территории республики. Главные приметы экстремизма, по мнению генпрокурора, – запреты на службу в армии и переливание крови. Обращение поддержали некоторые депутаты парламента и другие представители власти.

В России компания против «Свидетелей Иеговы» началась в 2009 году с запрета общины иеговистов в Таганроге. После этого последовала целая серия судебных решений по признанию экстремистскими региональных отделений религиозной организации. Наконец, в этом году, 20 апреля, Верховный суд России по иску Минюста признал «Свидетелей Иеговы» экстремистской организацией, ликвидировал и запретил ее деятельность на территории страны. В решении суд указал о немедленном прекращении деятельности всех 395 отделений «Свидетелей Иеговы» в России, объединяющих 175 тысяч последователей этого религиозного течения. Имущество организации суд обратил в доход государства. 17 июля Верховный суд России оставил без удовлетворения апелляционную жалобу «Свидетелей Иеговы». Теперь они готовят жалобу в Европейский суд.

Но это все касается решений российских властей, а югоосетинским что за дело до иеговистов?

Может, это результат недавних контактов на уровне генеральных прокуратур, коль уж застрельщиком гонений на «Свидетелей Иеговы» в России была Генпрокуратура. Не исключено, что это кураторские рекомендации по другим каналам, а может, и примитивное подражательство в надежде на одобрение старшего брата.

Пожалуй, единственное, о чем можно говорить определенно, – системные нападки на иеговистов в республике начались приблизительно тогда же, когда и в России. И теперь вслед за российскими властями югоосетинские повели на них масштабное наступление.

Вслед за Урузмагом Джагаевым о необходимости запретить деятельность «Свидетелей Иеговы» в республике заявили уполномоченный президента по делам религии Соня Хубаева и председатель парламентского комитета по образованию, науке, религии и культуре Юрий Габараев. Власти выражают обеспокоенность растущим влиянием религиозной организации, численность которой за последние пару лет выросла с 600 адептов до тысячи.

«Свидетели Иеговы» – не единственные представители протестантских течений в республике. Есть еще и «пятидесятники», и мормоны. Местная пропаганда любит указывать на их связи с аналогичными организациями в Грузии, намекая согражданам на то, что это пятая колонна, которая находится под влиянием то ли западных, то ли грузинских враждебных Южной Осетии сил.

Югоосетинский общественник и блогер Алан Парастаев рассказывает, как и почему протестантские религиозные организации появились в Южной Осетии:

«Популярность иеговистов и других протестантских течений, «пятидесятников» особенно, связана вот с чем. Еще до развала СССР, во времена перестройки и всеобщего возвращения к богу советских граждан, ГПЦ в лице ее патриарха Илии Второго поддержала националистическую политику, которую проводил в то время официальный Тбилиси, и тем самым оттолкнула осетинское население ГССР от православия».

Алану Парастаеву, как человеку православному, не по душе растущее влияние иеговистов, но он против административных запретов. Алан признает, что число протестантов во многом растет за счет социальных программ, которые реализует община:

«И у «свидетелей», и у «пятидесятников» есть специальные программы, как избавлять людей от смертельных пристрастий. А у нас много наркоманов, еще больше алкоголиков, они находят у них утешение и избавление от пагубных привычек, в том числе, приобщаясь к вере. У православной церкви нет таких программ, ну разве что батюшка с тобой поговорит... Если вы хотите ограничить влияние протестантов, вывести молодежь из их кругов, то надо помогать нашей Аланской епархии, создавать альтернативные привлекательные проекты, чтобы люди шли к ней».

Учитывая местные реалии, не приходится сомневаться в том, что Верховный суд удовлетворит иск генпрокурора. Можно с уверенностью говорить и о том, что это политическое решение, согласованное на самом верху югоосетинской власти.

Остановит ли судебный вердикт «свидетелей»? Уверен, что нет – народ там упрямый. И что тогда с ними делать? Как реализовать запрет? По российскому закону об экстремизме после судебного решения каждому из этой тысячи светит от 2 до 5 лет лишения свободы. И что, всех пересажают? Куда? В цхинвальской тюрьме 50 человек еле содержат. Зато, кстати, иеговистам не запрещается (хотя и не поощряется) голосовать на выборах, как и тем же «пятидесятникам», которых в республике намного больше, чем «Свидетелей Иеговы».

Мне кажется, что новая власть, подражая Москве, рискует стать для местных протестантов гонителем веры и получить в их лице скрытую оппозицию, которая, например, волне сможет напомнить о причиненных обидах на парламентских выборах.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG