Accessibility links

Что останется от югоосетинской армии?


Возникает вопрос, что после военной реформы остается от Вооруженных сил Южной Осетии и чем они будут заниматься?

В Цхинвал прибыла делегация Министерства обороны России. Цель визита – реализация положений соглашения о порядке вхождения отдельных подразделений вооруженных сил Южной Осетии в состав вооруженных сил Российской Федерации.

По этому соглашению Южная Осетия должна реформировать свои вооруженные силы. Реформа предполагает сокращение кадров, причем ровно настолько, сколько контрактников предусмотрено штатным расписанием российской военной базы. Т.е. предусматривается, что все сокращенные могут перейти на службу по контракту на российскую базу, или, скажем так, Южная Осетия получает возможность занимать там все вакансии по контракту.

Югоосетинская сторона в трехмесячный срок после вступления соглашения в силу должна разработать новое штатное расписание и согласовывать его с российской стороной. После утверждения штатов, в течение шести месяцев вооруженные силы должны перейти на новую организационно-штатную структуру.

Соглашение называется «О порядке вхождения отдельных подразделений Вооруженных Сил Республики Южная Осетия в состав Вооруженных Сил Российской Федерации», но, судя по содержанию документа (он опубликован в интернете), речь идет о другом. Никто никуда не переходит. Югоосетинские военные сначала должны уволиться, затем встать на воинский учет во владикавказском военкомате, причем все – и сержанты, и офицеры, и уже там на общих основаниях пройти отбор на службу по контракту. При этом офицерами будут признаны только выпускники военных училищ, а прапорщиками – люди с высшим или средним специальным образованием.

Последний абзац статьи 4-й соглашения гласит: «В продолжительность военной службы гражданам засчитывается срок военной службы в Вооруженных Силах Российской Федерации». Значит, выслуга лет в югоосетинской армии засчитываться не будет.

Вопрос: что после этой реформы остается от Вооруженных сил Южной Осетии и чем они будут заниматься? По большому счету, говорит депутат югоосетинского парламента Амиран Дьяконов, остаются организация воинского учета, работа с резервистами и подразделения для службы солдат срочной службы:

«Срок срочной службы у нас, как и в России, один год, соответствующие поправки в закон уже приняты. После прохождения срочной службы у нас ничто не мешает молодому человеку продолжить службу по контракту в российской армии, т.к. каждая из сторон признает за потенциальным контрактником службу в армии участника соглашения.

– На какое количество новобранцев-сочников будут рассчитаны югоосетинские вооруженные силы? Сколько останется частей?

– Эти вопросы у нас тоже возникали. Сколько частей будет ликвидировано и какие? Из текста соглашения этого не выяснить. В Минобороны нам сказали, что они еще должны разработать дополнительный план мероприятий по исполнению этого соглашения. После этого новое штатное расписание вооруженных сил РЮО будет утверждаться по согласованию с министром ВС России».

Видимо, в этом и цель визита российских военных – совместно разработать этот самый «план мероприятий», т.е. принять решение, что оставить от югоосетинской армии.

По сообщению информагентства «Рес», делегация Министерства обороны Российской Федерации планирует завершить работу в течение трех дней.

Можно предположить, весьма приблизительно, конечно, на какое количество призывников будет рассчитана армия Южной Осетии. В этом году школы окончили 453 выпускника. Предположим, половина из них – мальчики, а половина мальчиков – это потенциальные призывники (остальные поступят на учебу в вузы и т.д.). Можно предположить где-то 100-120 призывников в год. Вопрос еще и в том, сколько из них пойдут служить по контракту?

Отношение к происходящему в Южной Осетии неоднозначное, даже при том, что все в общем-то признают, что югоосетинская армия, в каком виде ее не оставляй, уже не отвечает вызовам сегодняшнего дня.

Людей смущают два момента. Первый: по-человечески жаль тех военных, кого уволят. Россия не признает за ними ни выслуги лет, ни званий, поэтому на хорошую пенсию им вряд ли приходится рассчитывать. Немолодым уже мужчинам, посвятившим жизнь защите отечества, теперь надо искать какую-то работу, приспосабливаться к новым условиям.

Второй момент: по сути, ликвидацию армии многие рассматривают как утрату части суверенитета.

Российский военный эксперт полковник Виктор Баранец считает эту проблему надуманной:

«Вот эти все возгласы о некоем военном суверенитете – это все мышиная возня. Совершенно очевидно, что республика не потянет современные вооруженные силы даже на уровне численности в пять тысяч. Ей нужен хороший партнер, у которого есть оружие, школы подготовки кадров и возможности, чтобы содержать в Южной Осетии группировку, способную гарантировать ее безопасность. Другого размышления не может быть. Все дело идет к тому, что мы будем защищать Южную Осетию, как любой другой клочок российской земли».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG