Accessibility links

Сухумский рынок ждет преображение?


После грузино-абхазской войны центральный рынок стал местом постепенного возрождения жизни в, казалось бы, вымершем городе

На днях в администрации столицы Абхазии состоялось первое заседание специально созданной межведомственной комиссии по упорядочению розничной торговли на Сухумском центральном рынке. В комиссии работают представители городской администрации, центрального рынка, МЧС республики, УВД города, других организаций.

Заместитель главы городской администрации Леон Кварчия так объяснил на заседании причину создания комиссии: «Внутри рынка и вокруг него существует проблема, связанная с хаотичной несанкционированной торговлей. Зачастую торговые объекты не соответствуют санитарным нормам. Неоднократные попытки руководства рынка, города и местных органов самоуправления договориться с торговцами не увенчались успехом».

Подобные рынки, которые являются средоточием торговой жизни и при разговоре о которых напрашивается аналогия с названием знаменитого романа Эмиля Золя «Чрево Парижа», есть по сию пору во множестве городов мира. И немалому числу из них свойственны такие же неустроенность, хаотичность и антисанитария. Но особенностью Сухумского рынка последней четверти века я бы назвал еще и ту вольницу, которая зачастую делает невыполнимыми самые элементарные шаги по наведению там порядка.

Сухумский рынок ждет преображение?
please wait

No media source currently available

0:00 0:04:16 0:00
Скачать

Немножко истории. Далеко не все даже старожилы сухумские знают о том, что более века назад главный городской рынок находился там, где сейчас располагается парк Славы, частично заходя на территорию и нынешнего посольства России в Абхазии. Но тот рынок был уничтожен сильным пожаром в 1908 году, и его временно перенесли на территорию рядом с Сухумским почтамтом. В середине двадцатого века рынок, называвшийся тогда колхозным, обосновался на своем нынешнем месте, на несколько кварталов западнее. (А на прежнем, у почты, разбили сквер, вплоть до распада СССР носивший имя Серго Орджоникидзе, с фонтаном и маленьким бассейном, в котором пару месяцев назад утонул известный сухумский бомж по прозвищу Марадона.)

Словом, действующий центральный рынок в Сухуме находится на теперешнем месте почти семь десятилетий. Около полувека действует здесь и двухэтажный крытый рынок с куполообразной кровлей.

Помню, как в позднесоветские годы городские власти не раз предпринимали наивные попытки установления максимальных цен на рынке на некоторые продукты питания. Каждый раз эти «благие порывы» заканчивались тем, чем и должны были закончиться: торговцы покидали пределы рынка и продавали свои продукты в переулочках, примыкающих к нему, за еще большую цену. Так же безуспешно заканчивались попытки вытеснения с рынка перекупщиков, дабы вместо них торговали непосредственные производители сельхозпродукции.

После грузино-абхазской войны центральный рынок стал местом постепенного возрождения жизни в, казалось бы, вымершем городе, где какое-то время не было ни электричества, ни одного работающего магазина, а зарплату бюджетникам выдавали буханками хлеба.

И многое после этого складывалось стихийно: блошиный рынок, который в народе прозвали «полем чудес», возникший на площадке рядом с крытым рынком, вещевая торговля в части второго этажа крытого рынка… К 2003 году четырехэтажный корпус расположенного через дорогу и практически бездействующего завода «Сухумприбор» переоборудовали под торговые ряды, и власти предложили перейти туда вещевикам со второго этажа крытого рынка. В частности, и потому, что многих в городе возмущало такое близкое соседство пром- и продтоваров (мясных и сырных рядов). Но что тут началось! Не желая покидать ходовое место, к которому привыкли покупатели, вещевики создали забастовочный комитет, организовали шествие по городу к администрации президента, в страхе «потерять кусок хлеба» повели настоящую информационную войну, в том числе против газетчиков, поддержавших идею перехода… Тем не менее после трех месяцев «забастовки» вещевики перебрались-таки в торговый комплекс «Сухумприбор», к которому покупатели затем довольно быстро привыкли.

Но вот освободившееся место на втором этаже крытого рынка так до сих пор почти и пустует. Помню, как несколько лет назад знакомая ИП (индивидуальный предприниматель), обосновавшаяся там со своим товаром – импортными фруктами, даже публиковала в газете открытое письмо к властям, дабы те сделали что-нибудь, чтобы и другие торговцы продуктами питания поднялись на второй этаж из рядов под открытым небом и чтобы вокруг нее, что называется, закипела жизнь. Но те торговцы не хотели и не хотят, мотивируя это нежеланием таскаться наверх со своим грузом, а главное, тем, что наверху хуже торговля, поскольку меньше покупателей. Покупателям, в свою очередь, не хочется подниматься на второй этаж (хотя все же за мясом и сыром они поднимаются). Вот такой замкнутый круг… А что могли сделать власти после того, как капитально отремонтировали крытый рынок, – принудительно переводить торгующих наверх?

Зато внизу рынок, раскинувшийся под открытым небом, все больше обрастал с двух сторон, особенно со стороны улицы Гулиа, импровизированными прилавками из пустых пластиковых ящиков, с которых идет бойкая торговля, причем порой эти торговые точки выпирают на проезжую часть улицы. Пытались «гонять» торгующих там с помощью милиции, но не тут-то было…Такими же импровизированными прилавками заполнены и многие более или менее свободные пространства внутри «ограды» рынка, так называемый хоздвор. («Ограда» эта представляет собой сплошной ряд магазинов и магазинчиков, находящихся в частной собственности.) Узкие проходы между прилавками обычно неровные, с выбоинами, которые в дождь и после дождя превращаются в лужи. Из-за наплыва покупателей по утрам в некоторых проходах просто не протолкнуться. Кстати, единственное место в Абхазии, где в последние годы стали порой возникать автомобильные пробки, пусть и небольшие, – это отрезок улицы Ардзинба при подъезде к рынку.

В первые послевоенные годы я частенько выезжал в Сочи и обычно любил побродить там по центральному рынку. Признаюсь, получал эстетическое удовольствие от чистоты и опрятности вокруг, от того, что там не было тесноты и сутолоки сухумского рынка. Поэтому когда впервые после Зимних олимпийских игр 2014 года, подготовка к которым преобразила Большой Сочи, побывал на Сочинском рынке, был в первую секунду разочарован тем, что на привычном месте, где раньше стояли широкие прилавки, увидел… автомобильную стоянку. Но затем, когда покатался на эскалаторе по этажам выросшего рядом крытого рынка и насмотрелся на торговые ряды в нем, у меня осталось ощущение, будто побывал в настоящем гастрономическом дворце. Понятно, что ощущения эти – опять же по контрасту с сухумским родным и таким неприглядным рынком.

Ладно, у нас, сухумцев (именно такое название жителей города является историческим и зафиксировано во всех дореволюционных и советских печатных изданиях, хотя я и не собираюсь навязывать ничего предпочитающим другое слово – «сухумчане»), уже, как говорится, глаз замылился. Но вот от гостей Сухума не раз слышал такие рассуждения: ваша, мол, «вылизанная» набережная и раздолбанный рынок и его окрестности – это будто два совершенно разных города. Не скажу, что за все эти годы на рынке ничего не делалось по благоустройству. Там пластиковый навес от дождя протянули, там дорожку выровняли, но все это выглядит как заплатки на рубище нищего…

Да, с главным абхазским рынком давно надо что-то делать. Но что и как? Во время одной из пресс-конференций Александра Анкваба, в бытность его президентом республики, завязался продолжительный разговор именно на эту тему. Я, сославшись на услышанное накануне мнение знакомого госчиновника, спросил, правда ли, что существуют планы переноса рынка на новое, более просторное место. Анкваб удивился и сказал, что ничего такого не слышал. Действительно, куда переносить, куда-то за город? Кстати, по принципу снежного кома действующий рынок оброс за последние годы по периметру разноэтажными магазинами, кафе, гостиницами. Другой вопрос, прозвучавший на той пресс-конференции, касался возможного строительства рядом с рынком или под ним подземной автостоянки. Очевидно, этот вопрос уже обсуждался во властных структурах, ибо Анкваб ответил, что для этого там не подходит грунт, мешают плывуны.

Транспортный хаос вокруг рынка немножко уменьшился после того, как пару лет назад на примыкающих к нему улицах устроили платные стоянки. А вот что делать с хаотичным расположением торговых точек внутри и вокруг рынка, антисанитарией, когда торгуют продуктами, лежащими чуть ли не на земле?

План в общих чертах уже есть: как сказал на заседании директор Центрального рынка Алхас Гургулия, всех торгующих продуктами можно было бы разместить в здании крытого рынка, если с первого этажа убрать вещевые торговые места.

И тогда, подумалось мне, можно было бы снести торговые ряды под открытым небом, за несколько десятилетий обветшавшие донельзя, и на их месте по сочинскому примеру устроить автопарковку. А вещевики с первого этажа… Очевидно, многие из для них перейдут в строящиеся сейчас 50 капитальных магазинчиков вдоль изгороди расположенного в нескольких сотнях метрах Республиканского стадиона.

Сегодня я приехал на рынок, чтобы поговорить с директором. К сожалению, не застал его, но мы обстоятельно побеседовали по телефону. Алхас Гургулия пояснил, что на обоих этажах крытого рынка он мыслит разместить торговлю как сельхозпродукцией, так и удобрениями, сельхозинвентарем. Что касается судьбы торговых рядов под открытым небом, то она пока еще неясна. Управлению архитектуры и градостроительства администрации Сухума поручено организовать разработку проекта схемы размещения торговых мест и зонирования территории рынка. Наверняка будут рассматриваться разные варианты. После утверждения плана начнутся поиски финансирования на переустройство… Словом, процесс этот, сказал Алхас Ахравич, – не скорый. Но рано или поздно надо кончать с беспорядком на этом объекте, который ежедневно посещают многие тысячи жителей и гостей Сухума.

По дороге наверх в кабинет директора я разговорился со знакомой владелицей одной из вещевых торговых точек, которые, словно ласточкины гнезда, прилепились к стенам здания крытого рынка. Ее, разумеется, перспектива грядущей перестройки на Сухумском рынке не радует. Она убеждена в преимуществах торговли в центре «человеческого муравейника» и говорит, что вещевики, вынужденные перейти в ТК «Сухумприбор», до сих пор ностальгируют по второму этажу крытого рынка.

Что ж, зная, какая энергия выделяется у торгующих при попытке отъема у них насиженного места, можно не сомневаться, что грядут бои. И власти не испытывают тут никаких иллюзий.

«Так, как есть, дальше уже не будет, – сказал Леон Кварчия на упомянутом заседании комиссии. – Будут противодействие, бесконечное хождение по инстанциям и митинги, но надо поэтапно переходить на цивилизованные рельсы ведения торговли. Всех желающих обеспечить торговыми местами мы не сможем. Это должны все сознавать».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

  • 16x9 Image

    Виталий Шария

    В 1969 году окончил сухумскую 7-ю среднюю школу, в 1974 году – факультет журналистики Белорусского госуниверситета.

    В 1975-1991 годах работал в газете  «Советская Абхазия», в 1991-1993 годах – заместитель главного редактора газеты «Республика Абхазия».

    С 1994 года – главный редактор независимой газеты «Эхо Абхазии».

    Заслуженный журналист Абхазии, член Союза журналистов и Союза писателей Абхазии.

Уважаемые посетители форума Радио "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG