Accessibility links

По вечерам, прежде чем окунуться в сладостные объятия Морфея, я сажусь у своего старенького, работающего на углях компьютера, врубаю его, болезного, на полную мощность и ознакомляюсь с электронной прессой. На бумажную давно нет уже ни времени, ни денег, ни желания. Да и отвык я от нее, от бумажной. Капитально отвык.

Бумажная пресса...

Помню, в горячие перестроечные времена я выскакивал в семь часов утра, бежал к киоску «Союзпечати» возле универмага «Москва», дабы успеть накупить всякой печатной всячины, будь то «Московский Комсомолец», «Московские новости», «Труд», «АиФ», «Известия» и прочее, и прочее, и прочее. Все стоило копейки и было ужасно интересно.

Интересно было ужасно, так как, очень давно читая в нашей прессе только некрологи и программу телепередач, в перестроечные годы вдруг начали появляться статьи и заметки, которые потихоньку, с трудом, нехотя, но все-таки раздвигали ржавый железный занавес, дабы показать нам наш мир, но с несколько другого ракурса.

Помню, все мы вокруг начали чувствовать себя возвышенно и радостно, появилась искорка надежды, что тот бред, с которым мы уже свыклись существовать и даже научились находить в нем удовольствие, наконец поворачивается к лесу передом, а к нам задом.

И вся эта радость потекла через печатные органы, и было нам удивительно и хорошо.

До альтернативных источников информации было еще лет ...надцать, в компьютеры тогда мало кто верил, а интернет только зачинался. И потому газеты были радостью, счастьем и, кстати, большим подспорьем, если нужно было что-то завернуть.

Это все в прошлом, теперь бумажная пресса стоит дороже пачки маргарина, плитки вредного шоколада или рулона одно время очень дефицитной туалетной бумаги.

Да и зачем покупать, когда можно бесплатно все прочесть в сети? Вот я и читаю, пролистываю курсором страницу за страницей, и с виртуальных страниц на меня льется сплошной негатив! Там ураган, тут голод, там перестрелка, тут пожары, там взрывы, тут безработица, там съездили по морде, тут дали сдачу. Господи, думаю я, почему все так страшно, почему все так беспредельно и черным-черно? И как же мы дошли до жизни такой?

Как мы дошли до того, что, сбросив с себя оковы недоразвитого социализма и встав на светлый путь капитала, мы пошли не туда. Пошли не тем путем, не той тропинкой, не по тому большаку.

Какие были у нас надежды и к чему мы сейчас пришли? Разве 25 лет тому назад, сидя в окопах перестройки, мы об этом мечтали? Скажи мне тогда кто-нибудь, что через 25 лет Украина и Россия будут воевать друг с другом, я бы, наверное, позвонил в службу скорой психиатрической помощи.

Скажи мне кто-нибудь, что все та же Россия в 2008 году будет бомбить спящий Тбилиси, а Грузия попадет в лапы психически неуравновешенного социоапата, я бы снова позвонил туда же.

Скажи мне кто-нибудь, что наши пенсионеры на свою пенсию смогут прожить, если только не будут болеть и перестанут испытывать потребности в еде и коммунальных услугах, то я продолжил бы звонить. И все туда же.

Скажи мне кто, что при наличии грузинской фамилии меня не пустят в мой любимый Сухуми, то тогда я тоже закричал бы «Карету мне, карету!»

Как же это случилось, что одно время дружная семья многонациональной страны, которая вместе, плечом к плечу освобождала мир от немецко-фашистской чумы, вусмерть перегрызлась между собой, и вряд ли в ближайшие десятилетия можно ждать потепления?

Все это очень грустно. Грустно то, что ясных ответов, как и почему это произошло, мы не получим, во всяком случае, при нашей жизни.

У великого фантаста Айзека Азимова в его рассказах есть суперкомпьютер «Мультивак», который правит миром. Очень может быть, что рано или поздно в нашем, невыдуманном мире так и произойдет, и власть захватит какой-нибудь лобастый сверхкомпьютер. Захватит власть и попытается систематизировать все, что до него было. Созовет историков, которые проанализируют всю печатную продукцию, все документы, перелопатят архивы и информацию, далее все это внесут в электронный мозг этому «Мультиваку», он пощелкает и получит холодный результат.

Он объяснит, почему вместо того, чтобы зажить лучше, мы после распада СССР стали жить хуже.

Да, я не побоюсь сказать, что в целом жить мы стали хуже. И пусть меня обвинят в ностальгии по СССР, но по СССР я не ностальгирую, гори он синим пламенем со своей идеологией, порядками и законами, которые в нем были. Когда сейчас начинаешь вспоминать все, что в то время происходило, такое чувство появляется, что все это было не с нами.

И все-таки повторюсь, в целом жить стало хуже, жить стало грустнее. Нет, скажу по-другому: существовать стало тяжелее.

Наш мир вроде бы стал разнообразнее, цветнее, появилось много доступных соблазнов, джинсы свободно продаются на всех перекрестках, железный «Опель» пришел на смену крестьянской «Ладе», слово стало свободным, официанты бородатыми, границы распахнулись.

Но!

Но наличие 200 программ телевидения и теоретическая возможность в любой момент уехать путешествовать за границу не сделали нас счастливыми. Тем более, за границу чтобы уехать, нужно иметь немалые деньги, а у кого они водятся?

И вот тут я подошел к главной мысли моего опуса!

Деньги водятся у среднего класса.

Средний класс является показателем благосостояния страны, без него невозможен социальный прогресс, и он развивает экономику.

Я не скажу за весь спектр бывшего Союза, я могу сказать про Грузию, где среднего класса как такового почти нет.

Ну, нельзя же считать за средний класс то небольшое количество счастливчиков, которые работают в банках и имеют неплохие зарплаты. В процентном отношении их очень мало, и они при всем своем желании не смогут улучшить картину. И получается, что это скорее не класс, а маленький, незаметный классик.

И самое обидное, что я не вижу ближайшей перспективы по укрупнению этого важного сегмента общества. Слишком медленно мы развиваемся. Да, развиваемся, и это уже хорошо, но слишком медленно.

Я недавно консультировался у одного теневого экономиста, который просил не называть его погоняло и не указывать место отсидки. Боязливо оглядываясь по сторонам, он мне шепотком объяснил, что для того, чтобы наш ВВП удвоился, то есть с 4000 долларов США на душу населения (110-е место среди 186 стран) стал бы около 8000 (ну, как в не самых богатеньких странах типа Мексики, Бразилии, КНР, России), то для этого в течении 10 лет экономический рост должен быть около 9-10% в год.

– А у нас что, разве не так? – простодушно спросил я его, отгоняя ушами назойливых мух.

– У нас 3-4% в среднем, – упавшим голосом молвил теневой экономист и растворился в кустах.

3-4% – это весьма мало. Такими темпами наш ВВП удвоится приблизительно лет через 30. Через 30 лет мне будет под 90, я буду веселым бодреньким старпером и буду радоваться, что пенсия у меня около 400 лари по нынешнему курсу.

А фтивазид в аптеке будет, наверное, стоить 50 лари.

И вот что мне иногда хочется, когда я пробегаю курсором по страшным электронным страницам печати и вычитываю все ужасы, которые происходят снаружи и внутри нас: мне хочется забыться, прыгнуть в прошлое, подойти к киоску «Союзпечати», купить за 2 копейки газету «Правда» и неторопливо, со смаком прочитать статью про будни трактористов, про победы рыбаков, про любимый лунный трактор и про то, что все у нас хорошо и дальше будет еще лучше.

Видимо устал я от сплошного негатива и вряд ли доживу до удвоения ВВП.

P.S. А в Люксембурге ВВП 100 000 долларов США. Зато в Южном Судане – 233 доллара.

Хорошо, что я живу не в Южном Судане.

И плохо, что не в Люксембурге.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG