Accessibility links

Тюремный фильм ужасов становится полицейским


Правозащитники сходятся во мнении, что, несмотря на прогресс, достигнутый за пять лет, ряд проблем в пенитенциарной сфере остается нерешенным

Пять лет прошло после обнародования знаменитых кадров пыток в грузинских тюрьмах. Что изменилось за это время, какова сейчас ситуация в пенитенциарных учреждениях? Ответы на эти вопросы и другие – в исследовании, подготовленном фондом «Открытое общество – Грузия».

Правозащитники сходятся во мнении, что, несмотря на прогресс, достигнутый за пять лет, ряд проблем в этой сфере остается нерешенным. Пытки и нечеловеческое обращение с заключенными больше не носят системный характер, однако сейчас они в каком-то смысле «перекочевали» в полицейские участки.

Наиболее острой проблемой в этом свете является отсутствие независимого следственного механизма для расследования преступлений, совершенных представителями правоохранительных органов, говорит представительница фонда «Открытое общество – Грузия» Софо Асатиани. Сегодня ими занимаются Генинспекция МВД и Главная прокуратура Грузии.

Согласно данным неправительственного сектора, с 2014 года по сегодняшний день различные НПО и аппарат Народного защитника 91 раз обращались с требованием расследовать возможные случаи несоответствующего обращения с задержанными. Из них уголовное преследование было начато лишь в двух случаях и в конечном счете не по одному из дел обвинительный приговор вынесен не был, говорит Софо Асатиани:

«На фоне прогресса в пенитенциарной системе серьезным вызовом являются факты бесчеловечного обращения (с задержанными) в полицейских учреждениях. То, что на сегодняшний день уменьшилось число случаев пыток в учреждениях по исполнению наказаний, напрямую связано с политической волей. У нас нет механизма, который мог бы дать нам гарантии того, что в будущем, при другой власти или, может, при этой же эта проблема вновь не станет актуальной».

Как правило, прокуратура возбуждает дело, которое впоследствии тянется бесконечно, говорит Софо Вердзеули, представляющая Центр по исследованию и мониторингу прав человека. Зачастую из-за отсутствия видеозаписей общения полицейского с гражданином последнему крайне сложно доказать, что его оскорбляли или же он подвергался физическому насилию. На сегодняшний день фактически еще ни одно громкое дело, где гражданин обвиняет представителя правоохранительных органов в несоответствующем обращении, не было доведено до конца, говорит Софо Вердзеули:

«Наряду с другими организациями у нас также в производстве есть подобные дела. В том числе и громкое дело, когда в Кахетии гражданин был доставлен в полицейское управление абсолютно здоровым, а вышел с переломом трех ребер. Несмотря на то что было сделано не одно обращение в адрес правоохранительных органов, этому человеку так и не был присужден статус потерпевшего».

С 2013 года в грузинских тюрьмах не было зафиксировано ни одного случая бесчеловечного обращения и пыток, заявила в свою очередь председатель парламентского комитета по юридическим вопросам Эка Беселия, которая также присутствовала на презентации исследования. По ее словам, сейчас правительство Грузии работает над проектом создания нового независимого следственного механизма.

Впрочем, представители неправительственного сектора говорят, что на официальном уровне согласованного мнения относительно этого вопроса правительством высказано не было. По словам Софо Асатиани, какой бы ни была модель, предложенная правительством, она не будет соответствовать необходимым критериям, если механизм не дистанцируется от прокуратуры и полиции. При этом независимый следственный механизм в обязательном порядке должен быть наделен функцией уголовного преследования, считают правозащитники.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG