Accessibility links

Четверть века назад: Гагрская битва


Сегодня в Гагре прошли торжества, посвященные 25-летию освобождения города и всего Гагрского района в ходе Отечественной войны народа Абхазии

Закончившаяся 6 октября 1992 года пятидневная операция по освобождению Гагры и ее окрестностей (с точки зрения грузинской стороны – это «падение Гагры»), без всякого сомнения, – один из семи-восьми важнейших моментов той войны, один из переломных.

Сегодня мне пришло в голову, что всю 413-дневную историю грузино-абхазской войны можно разделить и на два хронологически неравных периода – первые полтора месяца, когда абхазская сторона оборонялась, и дальнейшие двенадцать месяцев, когда она постоянно наступала. Из этого нетрудно сделать вывод, что тогда, в первую неделю октября 1992 года, в войне наступил психологический перелом.

Гагрская военная операция, как известно, развивалась в несколько этапов. И вот мне отчетливо вспоминается спор в Гудауте двух беженцев из контролируемого войсками Госсовета Грузии Сухума вскоре после начала операции, когда совершенно еще не ясен был ее исход. Позицию одного из них можно охарактеризовать словами персонажа популярного в 80-е советского телефильма: «Сомневаюсь я...» Опирался он на следующие доводы: слишком несопоставимы как резервы живой силы у Грузии и Абхазии (у первой сорокакратное преимущество), так и тем более вооружения воюющих сторон; до сих пор у абхазов был козырь в глазах мирового сообщества и российского руководства: «мы только защищались, были жертвой», теперь же в случае неудачи наступления лишимся и этого морального преимущества... Другой возражал: да плевать хотели мировое сообщество и исполнительная власть в России на это «моральное преимущество», на проблемы нашего малочисленного народа; спасение утопающих – дело рук самих утопающих и так далее. Через несколько дней правота второго собеседника убедительно подтвердилась, а окончательно она была подтверждена через год.

Как отмечается в статье «Абхазы. Военные аспекты войны: поворотный момент» в английском журнале «Мир Кавказа» (Caucasus World), перед началом наступления абхазские силы не имели превосходства ни в живой силе, ни в технике, но абхазские отряды контролировали все высоты над городом. Стратегия абхазов и северокавказских добровольцев состояла в том, чтобы пересечь реку Бзыбь к югу от Гагры и занять стратегически важное село Колхида. Наступление на город Гагру осуществлялось атакой в трех направлениях. Одна группа следовала вдоль береговой линии и атаковала город со стороны пляжа и болотистой территории через кемпинг. Другие два абхазских отряда шли через город по параллельным направлениям (по старому и новому шоссе). Первый из них должен был пробиться к центру города и объединиться с отрядами, продвигающимися вдоль побережья. Второй – быстро выйти к северному краю города, чтобы блокировать подход к нему подкреплений войск Госсовета. Наступление пошло по плану. Отряды абхазов сошлись в бою против грузинских сил, защищавших железнодорожный вокзал. Борьба за него продолжалась 2 октября три часа (с 6.00 до 9.00). Следующим местом серьезного сопротивления была бальнеолечебница напротив универсама. Но к 17.35 сопротивление там было сломлено, десятки бойцов противника взяты в плен. Другие отряды абхазов проследовали вниз вдоль шоссе через центр города, и к 16.00 все главные опорные пункты грузинской обороны были под их полным контролем, включая гостиницу «Абхазия» и милицию.

В ранние утренние часы 3 октября из Сухума прибыли грузинские вертолеты, но их было слишком мало, чтобы остановить абхазское наступление. В дальнейшем грузинская оборона Гагры превратилась в крупномасштабное отступление. Грузинское население тысячами бежало в сторону российской границы.

В полдень 3 октября грузинский бомбардировщик СУ-25 атаковал абхазские позиции на пересечении старого и нового шоссе у санатория «Украина» (ныне – «Москва»). Грузины стали готовиться к контрнаступлению. Они должны были обойти санаторий через горы и напасть на него с высоты. В то же время часть грузинских сил (военная полиция, батальоны «Кутаиси», «Тетри арциви» продвигалась к югу от шоссе, захватывая Старые Гагры и атакуя санаторий. Но это наступление провалилось после того, как грузины увидели на море два судна и высаживающихся из них на побережье абхазов.

5 октября абхазы загоняют «Тетри арциви» («Белый орел») в очень сложную горную местность. К 18.00 эти элитные грузинские силы были разбиты. После этого грузинские формирования рассеялись по окрестным селам, а в 6.40 6 октября абхазы вышли на границу с Россией и подняли государственный флаг Республики Абхазия.

Остатки грузинских формирований в течение последующих двенадцати дней понесли тяжелейшие потери, в том числе погиб брат будущего министра обороны Грузии Георгия Каркарашвили. Сам Георгий чудом спасся на вертолете, который сделал два рейса и забрал 62 бойца войск Госсовета.

Абхазские формирования захватили два танка, 25 БМП, радиостанцию, катер и много пленных. В результате Гагрской наступательной операции Абхазия вырвалась из грузинской блокады.

Грузинские подразделения, делает вывод английский журнал, не смогли организовать оборону, их передовые позиции были мгновенно прорваны. В уличных сражениях грузины не смогли применить свое тяжелое вооружение, низки были дисциплина и моральный дух в их рядах, маленькие отряды по 10-12 человек, оборонявшие отдельные здания, не имели связи между собой. Было много разногласий. Характерный штрих: в 1992 г. Гагру защищали грузинские отряды, выполнявшие приказы нескольких командиров и не взаимодействовавшие друг с другом. Как грибы после дождя появились батальоны (зугдидский, хашурский и т. д.), во главе которых стояли самозваные полковники (на меньший чин и должность никто не соглашался). В порядке вещей стали ссоры и обиды между военачальниками. Так было, когда Георгий Каркарашвили после поражения стал обвинять в некомпетентности генерал-полковника Анатолия Камкамидзе и дал понять, что не сработается с ним.

Безусловно, в ходе военной операции не могло не пострадать мирное население. На грузинской стороне появились вымыслы, словно почерпнутые из фильмов ужасов. В статье «Грузино-абхазская война» в Википедии рассказано: «В газете «Свободная Грузия» появляется статья, в которой в подробностях описывается, как на гагрском стадионе абхазская и чеченская команды играли в футбол отрезанными грузинскими головами. После комиссии, состоявшей из российских депутатов, а также комиссии Майкла Ван Праага, не подтвердивших факт такого зверского отношения к побежденным, эта газета в ноябре признала, что «эпизод на стадионе не подтвердился». Но эта «кошмарная история» до сих пор муссируется многими грузинскими националистами».

Добавлю к этому, что несколько лет назад об «эпизоде на стадионе», как о чем-то «общеизвестном всему миру», публично рассуждал израильский политолог Авигдор Эскин – с такой убежденностью, словно он был если не главным, то боковым судьей на том самом фантастическом матче.

Сегодня в Гагре прошли торжества, посвященные 25-летию освобождения города и всего Гагрского района в ходе Отечественной войны народа Абхазии, на которых выступил президент Абхазии Рауль Хаджимба.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG