Accessibility links

Принуждение к благу: все остаются при своем


Языковой барьер не позволяет учащимся грузинских школ Ленингорского района использовать общеобразовательные программы Южной Осетии и поступать в вузы России

С 1 сентября грузинские школы Ленингорского района Южной Осетии перешли на российские стандарты образования. Учащиеся начальных классов будут проходить программу по российским учебникам. Правда, их в школы не завезли до сих пор.

Грузинские школы Ленингорского района переходят на российские стандарты обучения, т.е. преподавание на русском языке по российским учебникам. Грузинский язык при этом остается как отдельный предмет. Переход постепенный – с 1 сентября этого года на русское обучение перевели учеников с первого по четвертый классы. Почему так, в интервью югоосетинским СМИ объяснила министр образования Натали Гассиева:

«В средних классах мы оставили обучение на грузинском языке без изменений, так как учащиеся уже сформировавшиеся личности, и им сложно перейти сразу на другой язык. Дети же, как губки, легко впитывают все новое. Они должны знать в совершенстве родной язык и русский язык. Поэтому это предоставление возможностей, но не ущемление прав».

Ситуацию с реформой грузинских школ отслеживает гражданская активистка из Ленингора Тамара Меаракишвили. Она напоминает слова Натали Гассиевой о том, что к предстоящим изменениям в грузинских школах министерство готовилось с 2015 года. Т.е. у ведомства было время для реализации своих же решений. В случае если оно не успевало к 1 сентября, можно было перенести реформу на следующий год. Но не было сделано ни того ни другого – и к реформе оказались не готовы, и откладывать не стали, говорит Тамара Меаракишвили:

«Министерство образования не было готово к этой реформе, потому что уже больше месяца, как начался учебный год, а дети начальных классов, которых уже учат на русском, до сих пор не получили учебники, по которым они должны учиться».

Министр образования Натали Гассиева, указывая на необходимость проведения реформы, подчеркнула, что языковой барьер не позволяет учащимся грузинских школ Ленингорского района использовать общеобразовательные программы Южной Осетии и поступать в вузы России. После перехода на российские стандарты ситуация изменится, и выпускникам грузинских школ станет доступно югоосетинское и российское высшее образование.

Тамара против такого принуждения к благу. Она считает, что решать, какую школу заканчивать и в какие вузы поступать – российские или грузинские, должны дети вместе с родителями, а не чиновники. Дело государства – обеспечить свободу выбора. Для этого нужно было оставить хотя бы одну грузинскую школу.

Кроме того, никакая реформа не отменяет ответственности педагогов и чиновников от образования за качество образовательного процесса. Наверное, перед тем как переводить школы на русский язык, нужно было обеспечить их русскоговорящими учителями – или новых набрать, или старых переучить. Нельзя создавать школу, в которой никто не владеет языком преподавания, говорит Тамара Меаракишвили:

«Дети не знают русского языка. Учителя, которые раньше обучали детей на грузинском, сейчас говорят, что будут обучать на русском. Я не понимаю, как они будут обучать наших детей – без российского образования, без переподготовки, без знания языка?! Примерно три недели назад грузинскую школу посетила министр Гассиева, и она строго настрого предупредила, чтобы учителя с детьми общались только на русском языке.

– Даже на переменах?

– Нет, только на уроках. Вот это поручение министерства не будет соблюдаться, потому что ни учителя, ни дети не знают русский язык, и те, которые должны контролировать учебный процесс, скорее всего, будут закрывать на это глаза».

В этой истории все остаются при своем: учителя грузинских школ сохраняют работу, служащие Минобразования получают зачет от руководства за то, что в кротчайшие сроки выполнили важное идеологическое задание. Пострадавшие – только дети.

Как сказала Натали Гассиева, «губки», только этим «губкам», похоже, нечего будет впитывать. Если этот подход будет сохранен, то они могут остаться и без русского, и без грузинского среднего образования.

А история с учебниками не внушает надежды, что чиновники способны что-то изменить к лучшему. В грузинских школах Ленингорского района с первого по четвертый классы учатся всего 30 учеников. Значит, архизадача министерства состояла в покупке 30 комплектов учебников для начальных классов. И не справились – дети до сих пор без учебников.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG