Accessibility links

«Великий Октябрь»: сто лет одиночества?


Можно долго спорить о том, что Октябрь и большевизм дали Абхазии или отняли у нее

Сегодня исполняется ровно век со дня Октябрьского переворота, он же – Великий Октябрь, он же – Великая Октябрьская социалистическая революция...

Помню, как в начале 80-х, свою земную жизнь пройдя примерно до трети, я порой думал о том, что, живи еще хоть не четверть, как у Блока, а две и даже три четверти века, «все будет так, исхода нет». В том числе будут ежегодные «демонстрации трудящихся» 7 ноября, репортажи с которых по всему необъятному СССР отличались из года в год главным образом следующим: если была хорошая погода, то сотни и тысячи журналистов писали: «Кажется, даже сама природа, само солнце вместе с нами радуются этому дню», а если плохая – «Ни дождь, ни затянутое тучами небо, ни холод не могли помешать радостному настроению вышедших на праздничную демонстрацию».

Во мне тогда живы также были воспоминания о двух оставшихся в прошлом датах, когда советская пропагандистская истерия достигала апогея или, можно сказать, точки кипения. Это «50-летие Великого Октября» в 1967 году, оставившее свой след, в частности, в названиях многих городских улиц и прочего от Калининграда до Камчатки, и 100-летие со дня рождения Ленина в 1970-м.

Но вот семь лет горбачевской перестройки привели к тому, что «мир перевернулся». В августе 1991 года, после путча, «Советская Абхазия» вслед за КПСС и Абхазским ее рескомом почила в бозе. На очередную, 74-ю годовщину «главного события истории двадцатого века», как его убежденно именовали в советские десятилетия, 7 ноября 1991 года откликалась уже ее преемница «Республика Абхазия», в которую перешла большая часть сотрудников «СА», включая меня. Но как писать теперь о «Великом Октябре», который в тот год уже не отмечался как государственный праздник? Поскольку отношение к нему в читательской аудитории очень разнилось, было принято решение напечатать две статьи – по принципу «за» и «против». На обе было выделено по полстраницы большого формата (А2) газеты. «За» писал ныне покойный журналист, который «остался верен всему советскому» и гордился этим, а «против» – автор этих строк.

На днях нашел в своем архиве вырезку с той статьей 26-летней давности под заголовком «Октябрь 1917-го – август 1991-го?» и перечитал ее. Знаете, очень любопытно – сравнить тот день не только с 7 ноября, скажем, 1967 года, но и с сегодняшним... Начал я тогда с пересказа какой-то попавшейся на глаза юморески в московской прессе под заголовком «Под знаменем Августа – дорогой Ельцина». Боюсь, что ныне юному поколению уже надо объяснять: тут пародировался расхожий советский лозунг «Под знаменем Октября – ленинским путем». В знакомом бравурном стиле советских отчетов с парадов и демонстраций в юмореске описывалось празднование «10-й годовщины Великой августовской капитал-демократической Победы». В ней фигурировали портреты Ельцина и Попова на фасадах зданий, прилегающих к Сине-красно-белой площади в Москве... И происходило все это, как нетрудно догадаться, 21 августа 2001 года.

Основное же место в той моей статье заняло изложение впечатлений от чтения вышедшей незадолго до этого книги «Несвоевременные мысли» – сборника статей Максима Горького, которые печатались в газете «Новая жизнь» в 1917-1918 годах, а в СССР были запрещены и не переиздавались. Для большинства моих современников тогда стало открытием, что «пролетарский писатель» и «буревестник революции» Горький ужаснулся поначалу тому, что сделали с Россией большевики, и лишь потом Ленин и Сталин сумели его «приручить», возможно, потому, что он жил на острове Капри и не видел происходящего на родине.

А в заключительной части статьи я спорил как с умильными описаниями жизни в дореволюционной России, напоминающими счастливую страну Аркадию, так и тем более со «сказками для маленьких детей», когда апологеты советского строя доказывали его преимущества, сравнивая жизнь в 80-е и 10-е годы двадцатого века.

Удивительно, но и ныне, в преддверии 100-летия Октября, призванные быть, по идее, нейтральными в дискуссиях ведущие телевизионных российских ток-шоу абсолютно серьезно выкладывали как аргументы «за» – победу в Великой Отечественной войне, полет Гагарина в космос, ядерный потенциал СССР и т.д. Хотя, казалось бы: а разве без коммунистической идеологии и «советизации» страны названное было недостижимо? Как-то и без этого в предыдущем веке и Наполеона одолели, и Менделеев свою периодическую систему открыл, Жуковский аэроплан построил, Транссиб проложили ... Ну, а вообще, конечно, бессмысленно рассуждать о том, что было бы, если бы... Одни говорят: в годы перед Первой мировой войной экономика Российской империи развивалась невиданными темпами, по восемь процентов роста в год. Другие возражают: революция высвободила творческую энергию масс, а индустриализация и научные прорывы были обеспечены невиданной концентрацией власти и политической воли. В ответ напоминают про реки крови и огромные людские потери. И так можно спорить до хрипоты и без конца, никто никого не переубедит.

Точно так же можно долго спорить о том, что Октябрь и большевизм дали Абхазии или отняли у нее. Кто-то вспомнит о восстановленной в 1921 году государственности, кто-то – о выкошенной в годы большого террора абхазской интеллигенции, тресте «Абхазпереселенстрой»…

А река истории в любом случае потекла в 2017-м по тому руслу, по которому потекла. Так или иначе, но в качестве доказательства верности «дороги Октября» все успехи страны в двадцатом веке рассматривать смешно.

И тут самое время перекинуть мостик из 1991-го в 2017-й. Когда-то, 26 лет назад, я разделял со многими своими единомышленниками иллюзию, что все дело в пожилых людях, которые не в силах расстаться с тем, что когда-то было вложено в их головы и «утрамбовано» в них, а поскольку возраст надо уважать, следует просто дождаться смены поколений. Ну, разве может, думалось, вменяемый, незомбированный человек не задавать себе вопроса, почему бежали из ГДР в ФРГ, а не наоборот? Или считать нормальным голосовать на выборах за «кандидата из одного кандидата», покупать всю жизнь дефицитные товары из-под полы (другой вариант – выстояв в гигантской очереди)? Или не понимать, что рвущийся в лидеры мировой экономики Китай развивается по капиталистическому пути, просто там однопартийная политическая система с названием партии КПК? Или не задумываться, почему в СССР, идя «в светлое будущее семимильными шагами», из года в год закупали зерно в Канаде и других странах загнивающего капитализма?

Кстати, интересное сопоставление: в те времена, когда СССР закупал зерно, пожалуй, самой часто мелькающей картинкой на телеэкранах советских людей были ползущие по полям хлебоуборочные комбайны, но бесконечная говорильня про труд отнюдь не приводила к повышению его эффективности. А сейчас Россия успешно экспортирует зерно во многие страны, вот и нынче собран рекордный его урожай.

Но если вы думаете, что ностальгирующих по «светлому социалистическому прошлому» в РФ стало меньше, чем четверть века назад, то глубоко заблуждаетесь. Во всяком случае, когда я читаю бессчетные комментарии на сайтах типа «СССР – империя добра» и им подобных, публикации с которых «автоматом» приходят на мою электронную почту, то порой становится не по себе и кажется, что перенесся на машине времени в прошлое с его советскими штампами и речевками.

Не раз ломал голову над этим коллективным, с моей точки зрения, умопомешательством. И приходил обычно к выводу о том, что главная причина – в распространенности примитивного склада мышления, которое можно свести к убеждению «Мы – лучшие!» Как греет душу пользователям подобных сайтов мысль о том, что Советский Союз все в мире боялись, что он был одной из двух сверхдержав. Ну, а если кто-то приводит факты, вступающие в противоречие с утверждением, что «все советское – лучшее», то... тем хуже для фактов.

Недавно на одном из таких сайтов был приведен текст «письма потомкам», заложенного в Новосибирске в капсулу в 1967 году, дабы те вскрыли ее в ноябре 2017-го (таких капсул, думаю, на постсоветском пространстве вскрывается сейчас много). Текст, в принципе, предсказуемый, но все же прочесть его было любопытно. Вот он:

«Дорогие потомки, сегодня у вас необыкновенный день – столетие советской власти. Мы горячо поздравляем вас с великим и славным юбилеем. <...> Мы знаем – наше время интересно, ваше – еще интереснее. Мы строим коммунизм, вы живете при коммунизме.
Мы верим, что вы превосходно оборудовали нашу прекрасную голубую планету Земля, освоили Луну и высадились на Марсе, что вы продолжаете штурм космоса, который начали люди первого пятидесятилетия, и ваши корабли давно уже бороздят Галактику. Что вы ведете переговоры о научном и культурном сотрудничестве с представителями других, иноземных цивилизаций. Мы верим, что дело, которое начали 50 лет тому назад наши отцы и деды и которое продолжаем мы, вы доведете до победного конца. Счастья вам, дорогие товарищи потомки!»

Да уж, «страна мечтателей»... Интернет-комментарии к этому наивному письму были разные, но постепенно доминировать стало привычное: профукали великую страну, все это было бы, если б не Горбачев и Ельцин...

Еще одна важная причина живучести коммунистической идеи – не только на постсоветском пространстве, но и во всем мире – упрощенное представление о справедливости, которое сводится к неумирающему призыву: «Все отнять и поделить!» Поэтому совсем одинокими апологеты Октября не будут на Земном шаре никогда.

Сегодня представители КПРА (Коммунистической партии Республики Абхазия) возложили цветы к памятникам государственных деятелей советской эпохи. Узнал я это только вечером из теленовостей, никаких сообщений на этот счет ни в «Апсныпресс», ни в других местных интернет-изданиях не было.

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG