Accessibility links

ПРАГА---В Брюсселе сегодня открылся саммит «Восточного партнерства», в котором в рамках европейского приближения объединены шесть стран постсоветской Европы – Армения, Азербайджан, Белоруссия, Грузия, Молдавия и Украина. Среди главных событий саммита – подписание Арменией соглашения об ассоциации с Евросоюзом и итоговой декларации саммита. С нами на прямой связи координатор Армянской национальной платформы Форума гражданского общества «Восточного партнерства» Борис Навасардян.

Вадим Дубнов: Итак, Армения со второй попытки все-таки подписала соглашение об ассоциации с Евросоюзом. С чем все-таки можно вас теперь поздравить с политической точки зрения?

Борис Навасардян: Я бы все-таки вас поправил: это не соглашение об ассоциации, а соглашение о всеобъемлющем расширенном партнерстве, и от того соглашения об ассоциации, от которого Армения фактически отказалась в 2013 году, нынешнее соглашение отличает то, что его компонентом не является зона свободной торговли с Евросоюзом. Тем не менее это, конечно, очень важный шаг, он ни в коей мере на данном этапе не означает смену внешнеполитического курса страны, но он означает определенный выбор модели развития. Это соглашение вкупе с финансовой, экспертной, политической помощью Евросоюза позволит Армении осуществлять реформы практически во всех сферах жизни.

Вадим Дубнов: Вы сказали, что это соглашение сильно отличается от того, что надо было подписывать в 2013 году, но судя по тому, как реагировала Москва, ее все-таки что-то настораживало. Что именно, по-вашему, могло настораживать и как Ереван боролся с этой настороженностью?

Борис Навасардян: Я не знаю, кого конкретно в Москве это настораживало, мы прекрасно понимаем, что там действуют разные политические круги и у них могут разниться интересы, но, во всяком случае, на высшем политическом уровне мы ни разу не слышали какого-то недовольства со стороны российского руководства, и это подтвердил в интервью средствам массовой информации президент Армении Серж Саргсян. Но понятно, что на общем медийном, общественном поле в России недовольство высказывалось, Армению достаточно остро критиковали и даже обвиняли в предательстве. Это, я полагаю, является частью общей пропагандистской политики России, составляющей которой является воспитание или углубление представлений у российского общества о том, что страна окружена врагами и предателями, поэтому гражданам надо консолидироваться вокруг власти и бороться против всех недоброжелателей. И в этом контексте, конечно, сближение Армении с одним из врагов Евразийского союза – условно говоря, Европейским союзом – безусловно, у той частью общества, которая живет стереотипами, вызывало определенное возмущение, недовольство и критику в отношении Армении.

Армения, если говорить об официальном политическом уровне, я думаю, смогла убедить руководство в том, что это ни в коей мере не предательство. Армения остается членом Евразийского экономического союза, и в нескольких местах нового соглашения с Евросоюзом отмечено, что те договоренности, которые достигнуты в рамках этого документа, не могут служить препятствием для участия Армении в иных интеграционных процессах, и для всех абсолютно очевидно, что речь идет о Евразийском союзе. Но, кроме того, Армения является и остается членом Организации договора о коллективной безопасности, т.е. такая важная сфера, как безопасность, тоже объединяет Армению с Россией. Я думаю, это были достаточные аргументы.

Вадим Дубнов: Борис, еще ожидалась серьезная интрига по поводу подписания итоговой декларации саммита, но вроде бы все прошло гладко. Можете рассказать о том, как удалось здесь обойти подводные камни и удалось ли на самом деле?

Борис Навасардян: В основном, насколько я понимаю, были две темы, которые могли создать сложности для текста декларации. Одна проблема – это открытие новых перспектив сближения с Евросоюзом тех стран, которые в 2013 году подписали-таки соглашение об ассоциации или парафировали его в то время – речь идет об Украине, Молдове и Грузии. И ряд стран Европейского союза не желали или с осторожностью подходили к открытию новых перспектив для этих стран. Вторая тема – конфликты на территории «Восточного партнерства», в том числе конфликты между двумя странами, которые участвуют в «Восточном партнерстве» – Арменией и Азербайджаном. Армения и Азербайджан пытались добиться того, чтобы в соглашении был отмечен тот подход к урегулированию карабахского конфликта, который желали, соответственно, Ереван и Баку, но в результате, я думаю, был достигнут компромисс, и обошлись общими формулировками, которые вынужденно или не вынужденно обе стороны приняли.

Вадим Дубнов: Т.е. правильно ли я понимаю, что слова «международное право» теперь являются эвфемизмом спора о территориальной целостности или права нации на самоопределение?

Борис Навасардян: В принципе, это дает возможность интерпретировать эту формулировку каждой из сторон так, как ей будет удобно для доказательства своему обществу, что они добились успеха.

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG