Accessibility links

По мнению жительницы Цхинвала Валентины Котоловой, для того, чтобы переломить недоверие людей к судебной системе, она должна продемонстрировать способность очищаться. Для начала снять хотя бы часть претензий общества к судейским. В качестве такой демонстрации намерений она предлагает разобраться с нашумевшей историей, которая более других подмочила репутацию судебного департамента и задела интересы многих жителей республики, в том числе ее родственников.

Во время конфликта судейские и нотариусы создали организованную преступную группу. Они продавали по подложным документам частные домовладения жителей Цхинвала, которые уехали от войны в Россию. Чтобы сделать подлог необратимым, они создавали ситуацию «истечения срока обжалования сделки». Они сами инициировали судебные разбирательства по этим подложным актам купли-продажи в Верховном суде и от имени бывшего своего коллеги, ушедшего на пенсию судьи Верховного суда, выносили решение о законности сделки.

Подпись судьи подделывали и ставили под решением подлинную печать, которую по закону должны были уничтожить после ухода ее обладателя на пенсию, но вместо этого решили использовать в противоправных целях.

Когда после признания республики и установления мира люди стали возвращаться, выяснилось, что мошенники в общей сложности отжали в Цхинвале более 200 домов. После смены власти в 2014 году хозяева украденных домов пытались восстановить свои права и требовали найти виновных. Но власти не стали себя утруждать разбирательствами, соответственно, и отношение людей к судебной системе не изменилось, говорит Валентина Котолова:

«Мы теперь надеемся, что все эти дела будут рассмотрены. В Южной Осетии очень много людей пострадало от нигилизма судейских, от судебного произвола. Так что мы только приветствуем назначение Олеси Кочиевой и надеемся, что теперь действительно гражданам вернут их права. На протяжении всех этих лет у очень многих людей сложилось такое мнение, что обращаться в суд нет никакого смысла. Если Олесе Кочиевой удастся это сделать, мне кажется, все облегченно вздохнут».

По мнению югоосетинского правозащитника Фатимы Маргиевой, чтобы вернуть доверие к судебной системе, нужно, прежде всего, убрать из нее всех, кто запятнал судейскую мантию, потому что не может быть доверия к системе, которую представляют люди с подмоченной репутацией. А затем, говорит Фатима Маргиева, надо разобраться с делами, из-за которых люди больше не верят судьям:

«Надо все-таки предоставить людям возможность требовать пересмотра старых дел, с решениями по которым люди не согласились. Ходатайства по ним отметались, возмущенным людям давали какие-то отписки… Нужно создать специальную комиссию, которая пересмотрит эти дела. Задача выполнима – таких дел не так уж много, нужно навести порядок в суде, проследить, чтобы прокурор на процессе не имел перед защитой преимущества, не имел влияния на суд. У нас часто бывает, что судебное заседание ведет прокурор, он дает указание судье, он решает, состоится заседание или нет, решает, нужно ли принимать во внимание ходатайство адвоката, и вплоть до того, допрашивать свидетеля защиты или не допрашивать».

Я слышал в Цхинвале, что прокурорские стали дирижировать судебными процессами с тех пор, как в судьи стали набирать неграмотных людей. Они просто не знали законов, поэтому после каждого заявления адвоката косились на прокурора, чтобы тот подсказал, как на это реагировать.

По мнению бывшего депутата югоосетинского парламента Роланда Келехсаева, доверие к судебной системе будет расти, если она продемонстрирует обществу подлинные реформы, например, введение в республике суда присяжных:

Для обвиняемого суд присяжных – это возможность защитить себя от произвола судьи, а для суда – защитить себя от упреков в необъективности, говорит Роланд Келехсаев.

«Мне кажется, суд присяжных способствовал бы росту доверия к судебной системе и к государственной власти в целом. Суд присяжных можно ввести в республике в рамках унификации законодательств с Россией, где такой суд существует.

Некоторые говорят, что не получится суд присяжных в маленькой республике, где все друг друга знают. На это хочу заметить, что и судьи у нас также всех знают, и силовики, которые раскрывают преступления, тоже. Значит ли это, что они тоже не смогут справляться со своими обязанностями? Мне кажется, все это отговорки. Мы цивилизованные люди, значит, нам нужен суд присяжных».

Знакомый юрист мне рассказывал, что в судебной практике крайне редко возникают сложные дела, вокруг которых спорят юристы, звучат противоположные экспертные оценки. В основной своей масса дела простые, а значит, любой адвокат или просто сведущий в законах человек сможет на пальцах объяснить, в каком месте суд проигнорировал ту или иную норму закона. В этом смысле оценить качество правосудия несложно. Соответственно, не отличается сложностью и рецепт восстановления доверия к суду: «хочешь, чтобы тебе поверили, поступай по закону».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG