Accessibility links

Эксперимент Трампа


Кому выгодна налоговая реформа, которую предварительно одобрил Конгресс США в прошедшие выходные? Обеспечит ли сокращение налогов уверенный экономический рост в Соединенных Штатах? Эти вопросы задают многие политики и комментаторы после того, как законодателям-республиканцам удалось добиться одобрения обеими палатами Конгресса первого за тридцать лет законопроекта о налоговой реформе. Снижение налогов было одним из ключевых предвыборных обещаний Дональда Трампа.

Снижение налогов всегда было природным инстинктом любого президента-республиканца. Это больше чем экономический расчет, это идеологический постулат рыночников, которые исходят из того, что бизнес и налогоплательщики всегда лучше и наиболее продуктивно ко всеобщей пользе распорядятся своими заработками. Однако последним президентом, которому удалось снизить налоги и реформировать налоговую систему, был Рональд Рейган. Произошло это более тридцати лет назад.

Дональд Трамп пришел в Белый дом под лозунгом ослабления налогового бремени для среднего класса, и всего через десять месяцев после начала его президентства республиканцы, контролирующие Конгресс, фактически без поддержки демократов, а нередко и вопреки их протестам, одобрили две версии законопроекта: одну – Сенатом, другую – Палатой представителей. Эти версии должны быть согласованы и подписаны президентом Трампом до конца года. Их суть – в сокращении до 20 процентов корпоративных налогов и снижении индивидуального подоходного налога за счет снижения облагаемой налогом части заработка.

Реформа добавит полтора триллиона долларов дефицита государственному бюджету

Сторонники новой реформы провозглашают, что им удалось воплотить чаяния американского среднего класса и бизнеса, противники клеймят реформу как очередной республиканский трюк, разыгранный в интересах самых богатых и большого бизнеса. Как говорят, например, мультимиллионер Дональд Трамп выиграет в результате реформы больше, чем среднестатистический американец. При этом реформа добавит полтора триллиона долларов дефицита государственному бюджету, из которого лишь около трети будет восполнено благодаря дополнительному экономическому росту, ожидаемому в результате снижения налогов.

Как говорит экономист, сотрудник Гуверовского института при Стэнфордском университете Михаил Бернштам, эта реформа – своего рода эксперимент, начатый с целью упрощения налоговой системы, значительного снижения корпоративных налогов и некоторого снижения индивидуальных налогов с целью стимулирования экономического роста:

Это должно уравнять в правах входящего на рынок среднего предпринимателя с крупными корпорациями

– Окончательный вариант реформы пока нам неясен, потому что он должен быть согласован Палатой представителей и Сенатом. Но судя по главным чертам, она может помочь стимулировать экономический рост. Снижаются налоговые ставки для большинства населения страны, снижаются резко налоговые ставки на корпоративный бизнес. Что исключительно важно, резко снижаются ставки налогообложения на мелкий и новый бизнес. Это должно уравнять в правах входящего на рынок среднего предпринимателя с крупными корпорациями, что колоссальная вещь: реформа будет способствовать созданию новых предприятий, инновациям, созданию рабочих мест. Но проблема заключается в том, что любое снижение налогов увеличивает бюджетный дефицит.

– Наиболее ярые сторонники снижения налогов утверждают, что экономический рост, который последует за реформой, принесет в казну достаточно дохода, чтобы уменьшить дефицит, хотя с этим не согласны эксперты Конгресса. Действительно ли снижение налогов является экономической панацеей?

– Нет, дефицит можно покрывать только путем снижения расходов. Все возможные модели, которые показывали, что можно уменьшить дефицит, снижая налоги, арифметически выглядят несостоятельными, но снижение налогов стимулирует бизнес. Важно, конечно, какое снижение налогов. Например, американские корпорации облагаются налогом на все свои доходы в мире, независимо от того, где деньги заработаны. Поэтому они переносят свои штаб-квартиры в Ирландию или другие подобные места и объявляют, что они вообще не американские корпорации, чтобы не платить налоги. Сейчас это положение отменяется, делает американские корпорации более конкурентными и, скорее всего, приведет к тому, что многие из них останутся в США и будут платить более низкие налоги.

– А что в результате может выиграть американский средний класс?

Высший средний класс, который живет в штатах с высокими доходами, скорее всего, проиграет, но это небольшой процент населения

– Расчеты показывают, что примерно 80 процентов населения выиграет. Кто проиграет от устранения некоторых налоговых поблажек – это высший средний класс, то есть не самые богатые, которые выиграют, и не средний класс как таковой и тем более не малообеспеченные. Бедные как раз очень сильно выиграют от этой реформы, потому что сильно увеличиваются налоговые скидки на детей, всевозможные скидки на низкий доход – все это увеличивается. А высший средний класс, который живет в штатах с высокими доходами, скорее всего, проиграет, но это небольшой процент населения, – говорит Михаил Бернштам.

Однако крупнейший за 30 лет налоговый эксперимент может серьезно усугубить проблему, существование которой признают даже защитники реформ. Они предлагают сделать временными налоговые скидки для среднего класса на тот случай, если дефицит резко подскочит. Реформа может увеличить его на триллион долларов, а если добавить к этому продолжающийся рост госрасходов, то уже в обозримом будущем Конгрессу придется поднять налоги и задушить экономический рост, говорит профессор колледжа "Цитадель" в Южной Каролине экономист Ричард Эбелинг:

У политиков нет мужества, чтобы предстать перед избирателями и сказать, что мы так дальше жить не можем

– Ответом на проблему растущего дефицита является урезание расходов. Проблема в том, что ни республиканцы, ни демократы не обладают политической волей, чтобы сократить расходы по двум самым большим расходным статьям бюджета: финансированию государственных пенсий и медицинского страхования для престарелых вкупе со связанными с ними другими расходами. Эти две статьи и обслуживание государственных долгов составляют 60 процентов госбюджета, и они постоянно растут. У политиков нет мужества, чтобы предстать перед избирателями и сказать, что мы так дальше жить не можем. А эта проблема должна быть решена скорее рано, чем поздно. Опасность состоит в том, что если подобное положение затянется, то через 20–30 лет государство будет вынуждено поднять бизнес- и индивидуальные налоги настолько, что мы окажемся в состоянии стагнации, отсутствия экономического роста. Но у политиков есть все стимулы, чтобы потакать избирателю и оттягивать как можно дольше необходимые и болезненные шаги, – говорит Ричард Эбелинг.

Радио Свобода

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG