Accessibility links

Абхазская приватизация: первые конкурсы оказались «комом»


Гостиница «Абхазия» в Сухуме продана десять лет назад российской фирме, и до сих пор на ней не начаты работы

Сегодня в Сухуме состоялась пресс-конференция руководства Госкомитета Абхазии по управлению государственным имуществом и приватизации. В ходе ее были подведены итоги работы ведомства за 2017 год, обсуждены актуальные темы его деятельности.

Председатель госкомитета Вахтанг Пипия рассказал, что ведомство по поручению президента разрабатывает новую модель управления госимуществом. Это будет объемный документ, по которому комитет собирается работать в ближайшие годы. Важнейшая задача для госкомитета – создание реестра госсобственности, ибо в целом по стране документами обеспечены не более 10% объектов. Что касается приватизации, то Вахтанг Пипия сказал:

«За этот год приватизирован ряд предприятий в общей сложности на 183 миллиона рублей. Все фирмы, которые стали собственниками... их учредители, к счастью, являются гражданами нашей республики. То есть мы стараемся создавать класс собственников, и я считаю, что это правильно».

С аукционами в республике пока не получается. У нас нет ни одного аукциониста, который мог бы их проводить, отметил Пипия. (А я тут же вспомнил, что в первый и последний раз видел «вживую» аукцион в здании Абхазгосдрамтеатра незадолго до начала грузино-абхазской войны.) Плюс еще такой немаловажный момент – в аукционах могут принимать участие граждане любого государства, и тут есть определенные опасности.

Заместитель председателя госкомитета Михаил Ладария сообщил:

«Со вступлением в силу нового закона один из способов приватизации, который остался на сегодняшний момент, кроме аукциона, – это конкурс. Нами был проведен пробный конкурс, было выставлено три объекта – один магазин, один цех и часть кондитерской фабрики, ее складские помещения. Были выдержаны все условия, которые требует законодательство, установлен срок подачи заявок. Но, к сожалению, поступило только по одной заявке, и мы вынуждены признать конкурс несостоявшимся, потому что закон требует хотя бы две заявки».

Заместитель председателя Государственного комитета по управлению государственным имуществом и приватизации Николай Ачба сказал, что, в соответствии с законом об оценочной деятельности, оценкой объектов имеют право заниматься только независимые компании. Сегодня в республике девять таких, которые имеют лицензии.

В случае несоблюдения обязательств покупателем или арендатором, госкомитет сегодня может принимать меры воздействия.

«Когда есть объект, который требует реконструкции или же капитального восстановления, мы подписываем инвестиционное соглашение, где оговаривается сумма вложений, сроки выполнения. Комитет на сегодня имеет возможности влиять на эти процессы», – сказал Михаил Ладария.

Вахтанг Пипия сказал:

«У нас есть уже примеры... Есть договора купли-продажи, по которым есть нарушения. И мы тогда включаем те механизмы, которыми можем воспользоваться. Это начисление пени. Вот конкретный объект по Гагрскому району, есть такой «Дон-табак» бывший. По нему идет пеня. Почему? Потому что они не выдерживают тех обязательств, которые взяли на себя. Что касается других объектов брендовых, там договора в свое время были составлены без несения ими каких-то обязательств. Поэтому нам сложно здесь влиять, в том числе и по самому брендовому объекту – гостинице «Абхазия» в Сухуме. (Продана десять лет назад российской фирме, и до сих пор на ней не начаты работы.) И по арендованным объектам: если не выполняются обязательства – разрываем договора аренды. Вот яркий пример этому – Гудаутский кирпичный завод. Мы вот буквально на той неделе через суд аннулировали договор аренды, потому что обязательства не были выполнены ни в каких объемах... Санаторий Смецкого в Гулрыпшском районе – по сей день там мы не можем поставить охрану, и там уже нет фактически объекта, исторического памятника. Тот арендатор, которому он был дан восемь лет назад, ни черта не было сделано, и сегодня здание разбирается по кирпичику. К сожалению».

Журналисты начали задавать вопросы относительно других брендовых объектов. Пипия и Ладария поочередно отвечали:

«Это имеется в виду «Холодная речка» – в прошлом госдача, дача Сталина? Она в 2010 году была продана. Был заключен договор купли-продажи. До весны этого года было уплачено 244 миллиона рублей, а договор заключался на сумму 300 миллионов рублей. Это эквивалентно 10 миллионам долларов на тот период. После наших переговоров с той фирмой был составлен план дальнейших платежей. Это 56 миллионов, которые они должны заплатить до конца этого года, и пеня – 115 миллионов, которые они должны выплатить в 2018-2019 годах.

– Ресторан «Амра» – объект госсобствнности, он не приватизирован. К нам никаких обращений не было пока.

– А ресторан «Диоскурия», сейчас снесенный, вообще не должен быть на том месте (обломки Сухумской крепости у кромки моря). Это место, убежден я как гражданин Абхазии, надо оставить как объект культурного наследия.

– Железнодорожный вокзал в Сухуме является ведомственным объектом «Абхазской железной дороги».

Когда речь зашла о бывших российских военных санаториях МВО и ПВО, которые прекратили деятельность шесть с половиной лет назад, после чего из Минобороны России время от времени приезжают комиссии, все изучают, измеряют, но после этого ничего не происходит, то Пипия сказал:

«Прекрасно помню, это был апрель 2011 года. Вот с тех пор мы, государство, его охраняем. Не скрою от вас, сумма ежемесячных платежей за охрану этого объекта – около 700 тысяч рублей вместе с налогами. Около 50 человек его охраняют. В бюджет 2018 года на это заложено 9,5 миллионов рублей. Это в два с лишним раза больше, чем на деятельность нашего госкомитета».

Текст содержит топонимы и терминологию, используемые в самопровозглашенных республиках Абхазия и Южная Осетия

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG