Accessibility links

Положение премьер-министра Георгия Квирикашвили ухудшается. Значительная часть грузинских комментаторов усердно отслеживает сигналы, которые могут указывать на его скорую отставку, и интерпретирует их в негативном ключе.

Разговоры об уменьшении влияния премьера начались сразу же после недавних перестановок в правительстве. Чуть позже все обратили внимание на его излишнюю нервозность в эпизоде с инициативой депутата Шалелашвили о признании Иерусалима столицей Израиля (по примеру США). Затем известный шоумен Георгий Гачечиладзе заявил, что компанию его зятя несправедливо отстранили от участия в тендере из-за бизнес-интересов бывшего министра спорта Тариэла Хечикашвили. Формально Гачечиладзе не атаковал самого премьера, которого ранее неоднократно называл своим другом, и подчеркнул, что махинации происходят за его спиной, но Квирикашвили ожидаемо обиделся и пообещал уйти с поста, если выяснится, что нарушения все же были. Важно, что первым отставку упомянул он сам – эхо разнеслось по СМИ и соцсетям, порождая многочисленные слухи.

До сих пор Гачечиладзе, так или иначе, соблюдал правила, установленные «Грузинской мечтой», и, безусловно, знал, что любые действия против премьер-министра, как наместника Бидзины Иванишвили, считаются «оскорблением величества». Он мог наговорить лишнего в гневе, но при всей эмоциональности и склонности к эпатажу Георгий Гачечиладзе часто проявлял себя как весьма расчетливый человек. Именно поэтому многие полагают, что он не полез бы на рожон, если бы был уверен, что Иванишвили по-прежнему покровительствует премьер-министру. Следует вспомнить, что перед отставкой Ираклия Гарибашвили хозяин «стеклянного дворца» будто бы лишил его информационного иммунитета, и вчерашние союзники сразу же набросились на премьер-министра; то же самое произошло перед демонстративным разрывом с президентом Маргвелашвили.

Грузия, несмотря на некоторые успехи, остается бедной и плохо обустроенной страной, в обществе постоянно накапливается раздражение, что вынуждает правителей то и дело обновлять состав кабмина и парламентские списки – таким образом они подпитывают иллюзию прогресса. Отдельные руководители, будучи не в силах изменить порядок вещей, могут лишь растянуть отведенный им отрезок времени, но Георгию Квирикашвили это, кажется, не удалось. И проблема тут не только в грубых кадровых просчетах, ненасытных друзьях или в недостаточно твердом характере.

Вознесенный на Олимп, прежде всего для того, чтобы сделать правящую партию более благообразной перед парламентскими выборами 2016 года, Квирикашвили поначалу производил хорошее впечатление. Но вскоре стало заметно, что он не выходит за рамки определенных алгоритмов, использует одни и те же PR-шаблоны, а значит, непременно надоест аудитории. Премьер допустил и «классическую» ошибку начинающих политиков – они стремятся делать все правильно, выглядеть идеально и нравиться всем, но в Грузии не любят отличников, а тех, кто пытается сконструировать безупречный имидж, подозревают в самых страшных грехах.

Предсказуемость приводит к поражению. Во второй половине 1988 года Кремль инициировал обсуждение конституционных поправок, которые, помимо всего прочего, ограничивали права союзных республик. Это вызвало крайне негативную реакцию, причем не только в Прибалтике и Грузии, и Горбачев начал склоняться к отказу от спорных формулировок. Первый секретарь ЦК КП Грузии Джумбер Патиашвили решил использовать удачное стечение обстоятельств. Он помнил, как поступил его предшественник в 1978-м, когда попытка Центра понизить конституционный статус грузинского языка привела к массовым протестам, и Шеварднадзе, изловчившись, предстал перед общественностью в роли защитника национальных интересов. Патиашвили на первый взгляд делал все правильно – обсуждал проблему с представителями республиканской элиты, вел тайные переговоры с влиятельными людьми в Москве и с «неформалами», митинговавшими на проспекте Руставели.

В конце ноября 1988-го лишь пара шагов отделяла его от лавров героя, отразившего атаку Кремля, но тут враждовавший с ним Эдуард Амвросиевич сделал свой, простой и хорошо продуманный ход (его упомянули в мемуарах и Шеварднадзе, и Патиашвили – оба считали данный эпизод ключевым). «Белый лис» предложил тщеславному Горбачеву обратиться к грузинам и сбить накал страстей. Патиашвили сразу же оказался в положении «вне игры», а лидеры национально-освободительного движения получили возможность утверждать, что это они вынудили Кремль капитулировать. События ноября 1988-го опьянили их, породив самоуверенность и радикальные лозунги (т.н. красная интеллигенция тогда предпочитала уклончивый термин «преждевременные»), ставшие одной из причин трагедии 9 апреля 1989-го, за которой последовала отставка Патиашвили.

Тогда же, осенью 1988-го, республиканские власти лишились главного оборонительного рубежа – в результате интриги, длившейся несколько лет, на пенсию ушел опытнейший и влиятельнейший глава КГБ Грузинской ССР Алекси Инаури. Неизвестно, как «Дед» повел бы себя в апреле 1989-го, но он, безусловно, мог спутать карты кому угодно. Инаури хотел, чтобы на его место назначили Тариэла Лордкипанидзе, и убедил в своей правоте нескольких московских коллег; в крайнем случае, он поддержал бы любого из двух других кандидатов, но не подчеркнуто слабого, зависимого от покровителей Гиви Гумбаридзе, который тем не менее возглавил КГБ республики.

Даже после этого Патиашвили мог вывернуться, но он продолжал действовать предсказуемо – будто бы опасаясь сделать что-то неправильное, нестандартное, не соответствующее восприятию себя как отличника, и шаг за шагом приближался к пропасти.

Между Патиашвили и Квирикашвили много различий (причем нынешний премьер менее опытен и амбициозен), но общим для них является страх перед смелой импровизацией. Прилежные школяры боятся ее, в отличие от талантливых, если угодно, прирожденных политиков. Но зачастую самые правильные шаги становятся губительными, а почти немыслимые приводят к триумфу.

Не исключено, что в «стеклянном дворце» уже принято решение об отставке Квирикашвили, поэтому следует внимательно наблюдать за тем, кто и как будет критиковать премьера. Говорить о преемнике еще рано, но при назначении Квирикашвили Бидзина Григорьевич принял во внимание возросший спрос на спокойствие и стабильность после долгих лет перенапряжения, теперь же он может прислушаться к призывам навести порядок и закрутить гайки (конечно же, не до упора).

Запас прочности режима все еще позволяет Иванишвили назначить премьер-министром хоть коня Калигулы, хоть слона Ганнибала, но он, вероятно, подберет кандидата, который сумеет (пусть ненадолго) понравиться народу и ужесточит контроль за соратниками, превратившими праздник жизни в пир Валтасара. И даже если пауза затянется, принципиальных изменений в положении Квирикашвили не произойдет, так как он едва ли наберется решимости для того, чтобы попытаться изменить предначертанное.

Мнения, высказанные в рубриках «Позиция» и «Блоги», передают взгляды авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Уважаемые посетители форума "Эхо Кавказа", пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG